логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Тотальная документальная Сергей ТЕРЕН - «Контракты» №47 Ноябрь 2004г.

ГНАУ утвердила новые правила проведения и оформления результатов документальных проверок. Теперь налоговики смогут не только следить за правильностью уплаты налогов, но и полностью контролировать бизнес.


Отныне, чтобы убедить фискальные органы в абсолютной честности и правильности уплаты налогов, директору предприятия придется посвящать проверяющих во все подробности собственного бизнеса, зачастую никак не связанные с налогообложением. Во всяком случае, именно такое впечатление сложилось у руководителей компаний, успевших ознакомиться с объемистым приказом ГНАУ № 599 от 15 октября, которым были утверждены методические рекомендации относительно оформления материалов документальных проверок, а также новые образцы форм соответствующих актов.

Впрочем, подобный подход к проведению ревизий финансовой документации, основанный на тотальном контроле всего и вся, фискалы применяют не впервые. Еще летом ГНАУ порекомендовала своим подчиненным на местах аналогичным образом подходить к предварительному рассмотрению деклараций по НДС (для отсеивания претендентов на возмещение). Судя по всему, новый метод пришелся налоговикам по вкусу, и ГНАУ решила распространить «передовой опыт» на остальные налоги.

Хочу все знать

«Суть рекомендаций относительно отображения результатов документальных проверок сводится к одному — усиление давления налоговиков на налогоплательщиков, что еще раз подчеркивает функцию тотального контроля налоговой службы за деятельностью предприятий, а не контроля за правильностью уплаты налогов», — считает юрист адвокатской фирмы «Грамацкий и партнеры» Игорь Реутов.

К примеру, если проверяемое предприятие является производителем, то в акте проверки должны быть отображены его мощности, проанализировано, соответствуют ли им объемы отгруженной продукции. Кроме того, аналогичным образом налоговики должны проанализировать цены реализации, состояние и формы расчетов предприятия со своими контрагентами. А в отчете ко всему прочему будет приведен еще и подробный список основных поставщиков и покупателей (как украинских, так и зарубежных) проверенной компании. «Все эти требования абсолютно неправомерны и не имеют никакого отношения к правильности уплаты налоговых платежей», — резюмирует Игорь Реутов. Хотя в сложившейся ситуации поспорить с налоговым инспектором относительно правомерности требования им этой информации будет весьма проблематично.

С той же скрупулезностью фискалы собираются проверять целые финансово-промышленные группы. Например, как отмечает аналитик адвокатской компании «Правис» Олег Сидорец, налоговики намерены вникнуть во все тонкости технологических процессов, изучить порядок формирования себестоимости продукции, цен и тарифов на основные виды производимых товаров, отследить процедуру получения и использования кредитов и определить влияние указанных факторов на налоговые обязательства.

Столь детальное изучение вопроса налоговыми органами, по мнению юристов, достаточно опасно для проверяемых компаний. Документальное фиксирование в акте проверки информации, имеющей весьма отдаленное отношение к уплате налогов, многократно повышает риски ее утечки. По сути, под угрозой находится само существование коммерческой тайны. По убеждению финансовых аналитиков, налоговики создают благодатную почву для развития коммерческого шпионажа. И, по большому счету, эффективных противоядий этому пока не придумано.

Считалочка для взрослых

Проверяющие, согласно рекомендациям ГНАУ, должны отображать в актах документальных проверок информацию о предыдущих аналогичных ревизиях предприятия (период, за который они проводились, суммы доначисленных налогов, а также размер примененных санкций, источники их уплаты, и главное — изменения в бухучете, сделанные субъектом после проверки). Финансисты, с которыми общались Контракты, высказали опасение, что упомянутое требование стимулирует налоговых инспекторов не столько контролировать правильность уплаты налогов, сколько «искать» сами нарушения.

Апофеозом этой политики стало очередное налоговое «ноу-хау» — для того, чтобы проверить честно ли предприятие рассчитывается с бюджетом, ГНАУ посоветовала местным инспекторам самостоятельно определять так называемую налоговую нагрузку проверяемого предприятия. Определяется она как соотношение начисленных налоговых платежей согласно карточкам лицевых счетов и суммы валового дохода, указанной в декларации (графа 3) по налогу на прибыль. «Налоговики будут самостоятельно считать, сколько предприятие должно уплатить налогов, а сколько еще не уплатило. Но при указанном подходе к таким расчетам абсолютно не учитывается специфика вида деятельности предприятия, его общие финансовые показатели. Это нецивилизованный и неэкономический метод», — считает Олег Сидорец. Юристы говорят, что в своей работе с предприятиями налоговые органы избрали принцип презумпции виновности. «Субъектам хозяйствования придется оправдываться («в обязательном порядке указывать обоснованные причины») в том случае, если, к примеру, они имеют убытки, или, по мнению налоговиков, платят мало налога на прибыль, либо заявляют большие, по меркам ГНИ, суммы к возмещению», — считает Игорь Реутов.

Визит на контроле

Тем не менее правоведы утверждают, что у предприятий имеется достаточно способов уменьшить риски от общения с налоговиками. Это возможно в том случае, если первые лица компании будут придерживаться простого правила: налоговый инспектор проверяет тебя — ты контролируешь налогового инспектора. И здесь нужно помнить несколько важных вещей.

Во-первых, Указ Президента «О некоторых мероприятиях по дерегулированию предпринимательской деятельности» (от 23 июля 1998 г. № 817) определяет исчерпывающий перечень оснований для проведения внеплановой проверки. Это либо непредоставление документов обязательной отчетности, либо установление недостоверности отчетных данных, либо выявление нарушений в ходе проведения встречных ревизий.

Методические рекомендации требуют от налоговых инспекторов в обязательном порядке приобщать к материалам внеплановой проверки копии актов, служебных (докладных) записок и других документов, в которых четко освещается содержание допущенных плательщиком нарушений, ставших причиной проведения такой проверки. Соответственно, отсутствие таких бумаг в материалах проверки может служить основанием для признания ее неправомерной. И если с самого начала удостовериться, что проверяющие соблюли указанное требование, это поможет избежать проверок, проводимых по принципу «главное начать проверку, а нарушение найдется».

Во-вторых, в методичке есть напоминание инспекторам о недопустимости отображения в акте проверки необоснованных данных и субъективных допущений. Это положение действовало и раньше. Но, как показывает практика, налоговики при составлении актов зачастую забывают о нем и строят свои выводы на неподтвержденной информации. А это может значительно увеличить суммы доначисленных налоговых обязательств и размеры примененных штрафных санкций. Поэтому проще и дешевле будет проследить за правильностью составления акта проверки.

В-третьих, приказ № 599 предусматривает, что после подписей проверяющих производится запись о том, что первичные документы, использованные при проведении проверки, являются достоверными, предоставлены в полном объеме, и дополнительных (иных) документов по деятельности предприятия за проверяемый период нет. Настаивать именно на такой записи со стороны предприятия проверяющие в действительности не имеют оснований. Налогоплательщик обязан подписать акт, а вот форму подписания закон не оговаривает, как и не дает полномочий налоговым органам устанавливать формулу подписания акта предприятием.

Поэтому не стоит соглашаться с формулировками, предложенными проверяющими, надеясь, что демонстративное дружелюбие поможет избежать неприятностей. В таком случае полезно ссылаться на ч.1 ст. 19 Конституции, гласящей, что никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством. К примеру, наиболее нейтральная формула подписания акта может выглядеть так: «Один экземпляр акта на руки получили (дата), в чем подписываемся. После детального ознакомления с актом, в случае наличия возражений, возражения будут представлены отдельно в письменном виде», — советует партнер юридической фирмы «КМ Партнеры» Александр Минин.

И наконец, в-четвертых, методические рекомендации оговаривают, что датой составления акта проверки является день его подписания проверяющими и должностными лицами предприятия. Иными словами, именно дата последней подписи будет считаться датой акта проверки. Столь пристальное внимание к этому вопросу отнюдь не случайно — дата может сыграть на руку или же против проверяемой компании. «Например, статья 250 Хозяйственного кодекса устанавливает, что административно-хозяйственные санкции могут применяться в пределах 6 месяцев с даты выявления нарушения, но не более 12 месяцев с даты его совершения», — пояснил Александр Минин.

Поэтому готовьтесь к проверкам и не поддавайтесь незаконным требованиям.

Контракты №47 / 2004


Вы здесь:
вверх