логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Генералы рудных карьеров Евгений ДУБОГРЫЗ - «Контракты» №47 Ноябрь 2004г.

Процесс первичного накопления собственности в Украине близок к завершению, однако на смену ему неизбежно придет второй этап — передел активов и сфер влияния между крупным бизнесом. В новой рубрике «Олигарховедение» Контракты будут анализировать взаимоотношения крупнейших украинских ФПГ, их стратегии, явные и скрытые конфликты.


Осенью прошлого года большинство интернет-СМИ и часть печатных изданий облетела полулегендарная история. О том, как глава группы «Приват» Игорь Коломойский и возглавляющий группу «Интерпайп» Виктор Пинчук, будучи приглашенными на открытие синагоги в Днепропетровске, долгое время не могли определить, кто из них должен зачитывать приличествующие такому случаю цитаты из Торы. Иными словами, кто из двух бизнесменов является более авторитетным в рамках не только области, но и всей Украины. Итогом прений стало то, что священную книгу пришлось цитировать совместно. Действительно, на то время две крупнейшие днепропетровские ФПГ имели примерно равное влияние.

Хороший и еще лучше

Нельзя сказать, что сейчас влияние кого-то из них сошло на нет — и Интерпайп, и Приват до сих пор пребывают в числе мощнейших украинских ФПГ. Однако факт остается фактом — конец прошлого и начало нынешнего годов для Привата выдались не самыми удачными. Сначала группа проиграла донецкой System Capital Management Центральный ГОК, позже сдала позиции в, пожалуй, самой острой отечественной приватизационной борьбе — за ДМК им. Дзержинского, 98% которого в декабре 2003 года были выкуплены Индустриальным союзом Донбасса. Кроме того, еще один госактив, находившийся в управлении Привата — ДМЗ им. Петровского (точнее 42% акций предприятия) — был продан тому же ИСД. Правда, потом стороны договорились о выкупе Приватом «донецкой» доли, но очевидно, за большую сумму, нежели 65 млн грн, затраченных ИСД на «петровский» пакет. Наконец, неясны и перспективы контролируемой Приватом Укрнефти — по причине создания национальной вертикально интегрированной нефтяной компании на базе НАК «Нефтегаз Украины», а не Укрнефти, как планировалось ранее.

По большому счету, Привату за последний год удалось лишь укрепить свои позиции на тех предприятиях, которые и ранее находились под эгидой «империи Коломойского-Боголюбова» (предприниматель Геннадий Боголюбов, проживающий в Германии, наряду с Коломойским считается одним из основных совладельцев Привата. — Прим. Контрактов). Группа окончательно установила контроль над отечественным марганцеворудным сектором в лице Орджоникидзевского и Марганецкого ГОКов, и в ходе приватизации Укррудпрома выкупила у государства пакеты акций Южного ГОКа и рудоуправления Сухая Балка. Весьма успешно Приват продвигал свои интересы в России. В частности, в нынешнем году Приват приобрел Алапаевский меткомбинат на Урале, стал (по неофициальной информации) одним из акционеров Алтайского коксохима, а контролируемый группой Днепроазот стал собственником 20% акций своего российского конкурента — комбината «Азот» (Березники). Кроме того, по словам Геннадия Боголюбова, группа ведет переговоры о покупке ферросплавного завода в Северной Америке.

Параллельно Интерпайп отметился несколькими громкими приобретениями отечественных активов. Днепропетровская ФПГ получила контроль над Укрсоцбанком и заводом «Херсонские комбайны», сумела найти общий язык с харьковским истеблишментом по поводу инвестирования в Харьковский тракторный завод, на паях с российским СУАл-Холдингом зашла на Запорожский алюминиевый комбинат, а также на правах младшего партнера вошла в консорциум Инвестиционно-металлургический союз, приватизировавший Криворожсталь.

Тем не менее говорить, что Приват вовсе не участвовал в первичном переделе собственности, не стоит. Официально под контроль группы в августе перешел формально государственный Криворожский железорудный комбинат (КЖРК). Проблема в том, что до сих пор остается неясным, кто именно руководит КЖРК — конкурентом Привата в управлении комбинатом стал все тот же Интерпайп.

15 ноября состоялось собрание акционеров КЖРК, инициированное собственником, доля которого в уставном фонде компании превышает 10%. На собрании главой правления комбината был избран Александр Пак, по словам представителей предприятия, представляющий основного акционера КЖРК — днепропетровскую фирму «Солайм», аффилированную с группой «Приват». Что еще более запутало ситуацию — должность заместителя председателя правления с сентября занимает Михаил Гроденский, по неофициальной информации, связанный с Интерпайпом. И несмотря на то что основным акционером КЖРК является Солайм, сбытом продукции комбината ведает связанная с Интерпайпом швейцарская компания Allied Steel.

Последний герой

Криворожский железорудный комбинат был создан на основе промышленного объединения Кривбассруда, но из активов Кривбассруды комбинату досталось не все. Часть шахт была выведена из эксплуатации из-за нерентабельности, в частности, «Гигант-глубокая», «Октябрьская» и «Первомайская». Две первые сейчас контролирует Центральный ГОК, а борьбу за Первомайскую ведут Северный и Полтавский ГОКи. Рудоуправление Сухая Балка было выделено в отдельное предприятие, основным инвестором которого стала группа «Приват». Позже еще одно рудоуправление — им. Кирова — было куплено Криворожсталью. Так что на сегодня в состав КЖРК входят лишь четыре шахты — «Родина», «Ленинская», «Гвардейская» и «Октябрьская», к тому же эксплуатирующие два разных месторождения. Производство аглоруды на КЖРК за 9 месяцев нынешнего года составила 4,861 млн т.

В середине 90-х контроль над КЖРК получила фирма «Рудснаб», возглавляемая криворожским предпринимателем Эдуардом Самоткалом и некоторое время активно участвовавшая в сбыте продукции соседней Криворожстали. Однако в ходе образцово-показательной зачистки криворожского меткомбината от «сторонних» трейдеров, проведенной в 1999-2000 годах тогдашним директором Криворожстали Олегом Дубиной, Рудснаб оказался отрезанным от товарных потоков металлургического гиганта. Более того, тогда же появились слухи о присоединении КЖРК к Криворожстали, подобно тому, как это случилось с Криворожским коксохимом и Новокриворожским ГОКом. Но аппетиты Дубины ограничились лишь покупкой у КЖРК рудоуправления им. Кирова (карьер и шахта им. Артема). Возможно, некая негласная договоренность с Криворожсталью и позволила Рудснабу сохранять контроль над КЖРК в течение последних лет, а самому комбинату — избежать судебных разбирательств, наблюдавшихся на большинстве ГОКов Криворожского бассейна. По крайней мере, «народный депутат от Криворожстали» Вадим Гуров неоднократно заявлял о недопустимости приватизации КЖРК.

Однако долго оставаться вне сферы влияния крупнейших бизнес-групп, имеющих, в отличие от Рудснаба, возможность лоббирования своих интересов на правительственном и парламентском уровне, КЖРК не мог. Комбинат было решено продать частному инвестору в ходе приватизации Укррудпрома. Явный интерес к нему выразили два игрока металлорынка — ИСД и ММК им. Ильича. Что вполне объяснимо — большую часть аглоруды, отгружаемой железорудным комбинатом на внутренний рынок (порядка 40% всей продукции), покупают ММК и «донецкие» ДМК им. Дзержинского и Алчевский меткомбинат. Между тем усилия ИСД и главы ММК им. Ильича Владимира Бойко ни к чему не привели — по закону об особенностях приватизации предприятий Укррудпрома, к покупке рудных активов допускались лишь собственники пакетов акций предприятий отрасли, иными словами, System Capital Management (Центральный и Северный ГОКи), российская Смарт-групп (Ингулецкий ГОК) и приватовские структуры (Сухая Балка и Южный ГОК). Не помогли и юридические уловки от ММК им. Ильича (контролирующего Комсомольское рудоуправление, ранее входившее в состав Укррудпрома) — покупателем 93,07% КЖРК стала компания «Солайм». При стартовой цене пакета в 242,64 млн грн и уставном фонде в 740 млн грн победитель конкурса заплатил 689,42 млн грн. Таким образом, Приват, уже купивший государственные 25% Сухой Балки, стал единственным в Украине поставщиком аглоруды. И, казалось, вопрос о собственнике КЖРК закрыт надолго.

Однако в начале сентября Антимонопольный комитет выдал контролируемому Интерпайпом консорциуму «Приднепровье» разрешение на покупку более 50% акций КЖРК. А потом интриги в процесс добавил ММК им. Ильича, сообщив, что КЖРК направил в адрес мариупольского предприятия официальное письмо, в котором объявил, что новым собственником железорудного комбината стала корпорация «Интерпайп». И, хотя Интерпайп отрицает факт покупки комбината, появление Allied Steel в качестве эксклюзивного трейдера говорит о многом.

Размен имущества

По слухам, появившимся в сентябре, в обмен на КЖРК Интерпайп предложил Привату крупнейший в Украине Никопольский завод ферросплавов, за который днепропетровские группы соперничали в первом полугодии 2003 года. Главным позитивом подобного обмена стало бы прекращение знаменитых «марганцевых войн» между Интерпайпом и Приватом, контролирующим два марганцевых ГОКа, а также два оставшихся ферросплавных завода (Запорожский и Стахановский). Да и других положительных моментов в размене НЗФ на КЖРК хватает.

За исключением одного — такой обмен, при всей его привлекательности, был бы явно неравноценным. Несравним уровень доходов двух предприятий — не только декларируемых (477 млн грн у КЖРК против 1,536 млрд грн у НЗФ по итогам 2003 года), но и потенциальных. Цена ферросплавов на мировых рынках превышает стоимость аглоруды в 15-20 раз, в то время как объемы производства (в тоннах) у КЖРК выше, чем у НЗФ всего в 6-7 раз. К тому же, около 40% аглоруды КЖРК, в соответствии с балансовым распределением железорудного сырья, должен продавать на внутреннем рынке — в данный момент по $23,5/т (что примерно в 2-2,5 раза больше цен при экспортных поставках). Вдобавок, ценность НЗФ для Привата гораздо выше, чем КЖРК — для Интерпайпа: в случае вхождения Никопольского ферросплавного в «приватовский» портфель, группа Коломойского стала бы едва ли не крупнейшим игроком на мировом рынке ферросплавов (порядка 15%), к тому же обеспеченным сырьем.

Впрочем, последующие события показали, что НЗФ, несмотря на бродившие слухи, останется во владении Интерпайпа. Обращений к Антимонопольному комитету с просьбой разрешить продажу завода кому бы то ни было, до сих пор не поступало (в то время как просьба о разрешении на продажу КЖРК в АМКУ появилась через неделю после приватизации комбината). К тому же, еще в июле нынешнего года Интерпайп объявил производство ферросплавов приоритетным направлением развития, пригласив на пост управляющего директора ферросплавного бизнеса дорогостоящего россиянина Михаила Шамолина (до этого — младший партнер консалтинговой компании McKinsey). Наконец, недавние заявления Орджоникидзевского ГОКа о новой попытке ограничить импорт давальческой марганцевой руды прямо свидетельствуют о том, что делиться ферросплавным заводом, равно как и менять закупочную политику НЗФ, Интерпайп не намерен.

Вопрос в другом — насколько слухи о размене отражают реальные намерения двух ФПГ. Первый вариант — негласная договоренность между конкурентами существовала, однако, в силу определенных причин, сделка сорвалась. В таком случае приходится констатировать, что Интерпайп можно положительно охарактеризовать с точки зрения бизнес-стратегии, но никак не в плане бизнес-этики: на КЖРК группа Пинчука зайти все же сумела. Конечно, в том случае, если Allied Steel действительно занимается сбытом комбинатской аглоруды. Ведь контроль над сбытовыми цепочками, как показывает отечественная практика ведения бизнеса, является одним из главных шагов по установлению контроля над предприятием в целом. Непонятно также, какие дивиденды Привату может принести право собственности на комбинат, если «правом собственности» на его продукцию обладает одна из конкурирующих структур.

Другое дело, если разрешение АМК и приход Allied Steel — всего лишь видимые звенья многоходовой цепочки в переделе собственности между Приватом, Интерпайпом, и, возможно, еще несколькими крупными ФПГ, не обязательно украинского происхождения. Подобные многоходовки пока непривычны для отечественных олигархов не столько в силу неумения просчитывать свои действия на несколько шагов вперед, сколько из-за необходимости доверять друг другу и координировать усилия при резко меняющихся в предвыборной атмосфере правилах игры. Впрочем, и такой вариант нельзя сбрасывать со счетов.

Третий будет?

Меньше ясности с будущим КЖРК. Для Интерпайпа, как и для Привата, комбинат, очевидно, является не более чем отдельным активом, который невозможно интегрировать в ныне существующие производственные цепочки обеих ФПГ. Соответственно, через несколько лет, когда цены на сталь и на руду по прогнозам существенно упадут, комбинат потеряет ценность для днепропетровских групп. Между тем, потенциальных покупателей КЖРК, готовых выложить за комбинат значительную сумму именно сейчас — как минимум три. Кроме упомянутых ММК им. Ильича и ИСД, фигурантом в «деле КЖРК» может стать российский Евразхолдинг, летом текущего года заявлявший о желании войти на украинский рынок железорудного сырья. В начале ноября российский металлургический гигант пригласил на работу исполнительным директором украинца Валерия Хорошковского, знающего нюансы отечественного бизнеса в целом и Интерпайпа в частности.

Экс-министр экономики Хорошковский в свое время называл себя собственником компании «Ферротрейд Интернэшнл» — основного акционера (74,8%) Укрсоцбанка. Сейчас, несмотря на то что структура собственников банка, по словам его руководства, не поменялась, фактическим хозяином Укрсоцбанка считают Интерпайп. Поэтому версия, согласно которой Хорошковский, расставшись с Укрсоцбанком в пользу Интерпайпа, может в обмен помочь своему нынешнему работодателю — владельцу Евразхолдинга Александру Абрамову — войти на какое-либо из интересующих украинских предприятий, также имеет право на жизнь. Евразхолдингу есть что предложить и группе Коломойского — например, долевое участие в собственности Нижнетагильского меткомбината, которым, по неофициальной информации, Приват интересовался в текущем году.

Однако не стоит забывать и о тесной интеграции КЖРК и Сухой Балки — подземные коммуникации и инфраструктура двух добывающих предприятий до сих пор связаны воедино. Таким образом, кто бы ни стал окончательным хозяином КЖРК, ему в любом случае придется учитывать интересы Привата. Проще говоря, альтернативы у «стороннего» инвестора (кем бы он ни был — ММК, ИСД, Евразхолдинг либо Интерпайп) КЖРК две — либо при малейшем конфликте с приватовскими структурами столкнуться с риском снижения объемов производства на комбинате, либо попытаться заполучить под контроль и Сухую Балку. Лоббистских усилий для этого хватит, по крайней мере, у ИСД и Интерпайпа, а возможно, и у ММК и россиян — поддержку Привату большей частью сейчас обеспечивает глава Администрации Президента Виктор Медведчук, политический вес которого, по прогнозам политологов, неизбежно уменьшится при любом исходе президентских выборов.

Таким образом, если КЖРК в конечном счете окажется вне влияния группы «Приват», это может свидетельствовать о не самых радужных перспективах развития бизнеса данной ФПГ в Украине. Хотя, наверное, проанализировав опыт Александра Волкова или Констатина Григоришина (см. стр. 66), Игорь Коломойский сможет найти нужный рецепт для того, чтобы и в дальнейшем оставаться одним из крупнейших украинских собственников.


Крупнейшие активы днепропетровских ФПГ в Украине

Приват
ПриватБанк
ДМЗ им. Петровского
Южный ГОК
Укрнефть
РУ «Сухая Балка»
Днепроазот
Баглейкокс
Днепродзержинский коксохим
Днепропетровский коксохим
Коминмет
Запорожский завод ферросплавов
Стахановский завод ферросплавов
Марганецкий ГОК
Орджоникидзевский ГОК
Нефтехимик Прикарпатья
НПК «Галичина»
Интерпайп
Никопольский завод ферросплавов
Нижнеднепровский трубопрокатный завод
Новомосковский трубный завод
Харьковский тракторный завод
Никопольский завод бесшовных труб
Херсонские комбайны
Криворожсталь
(совместно с System Capital Management)
Запорожский алюминиевый комбинат
(совместно с СУАл-Холдингом)
Банк «Кредит-Днепр»
Укрсоцбанк
Никопольский завод нержавеющих труб
(совместно с ПКП «Ювис»)
Никопольская трубная компания
Днепроэнерго
(спорят за контроль с НАК ЭКУ)
Контракты №47 / 2004


Вы здесь:
вверх