логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Инфляция чести - «Контракты» №47 Ноябрь 2004г.

В первый день после выборов Контракты вместе с генеральным директором Киевского международного института социологии Владимиром Паниотто пытаются подбить итоги избирательной кампании и выяснить, почему различные социологические организации обнародовали кардинально противоположные данные.


«Правильная» методика обеспечивает «правильные» результаты

Почему расходятся данные различных экзит-полов?

— Различные организации используют различные методы. За полгода до выборов мы начали проверять, на самом ли деле люди отвечают искренне. Половина наших респондентов отвечали обычным методом, т.е. через интервью, а другие — бросая заполненную анкету в ящик, т.е. тайно. Оказалось, что с приближением выборов разница в ответах тех, кто отвечал анонимно, и тех, кто открыто, увеличивается. За 15 дней до первого тура разница составляла 3-4%. На это время Янукович набирал как раз на эти 4% больше, и мы на пресс-конференции сказали, что рейтинг кандидатов сравнялся. В конечном счете, эта гипотеза подтвердилась. Когда директор центра «Социальный мониторинг» О. Балакирева провела поствыборное исследование, то по ее данным, обнародованным на пресс-конференции, где раскололся наш консорциум, за Ющенко голосовало около 36% избирателей, т.е. на те же 4% меньше, чем по данным ЦИК.

В результате мы решили проводить экзит-пол путем тайного опроса. Отсюда и разница между нашими данными и данными других структур, проводивших открытый опрос. Однако разногласия не превышают пределов погрешности.

С одной стороны, социологам не доверяют, а с другой — им слишком верят, мало кто понимает вероятностный характер наших исследований, все хотят иметь прогноз с точностью до 1%.

Однако, скажем, российский «Фонд общественного мнения» давал результаты, по которым уверенно побеждал Янукович. Здесь также проблема в методике?

— Этот Фонд, который здесь заклеймили, — очень профессиональная организация. Они дезавуировали свой экзит-пол и заявили, что его можно считать несостоявшимся, поскольку во время опроса была большая доля отказов, а следовательно, данные не могут быть точными.

Мы давно работаем с ФОМ. Во время кампании 2002 года они вели себя безукоризненно. Все их данные сразу выкладывались на сайт. На этот раз ФОМ скрывал данные, если они были невыгодными. На избирательной сцене фомовцы возникли неожиданно, именно тогда, когда по нашим данным, Янукович догнал Ющенко. Эти данные были обнародованы одновременно с ролинговыми исследованиями Социса (ролинг заключается в том, что в течение определенного времени ежедневно опрашиваются 100 человек), Демократические инициативы предавали огласке данные, накопленные за 20 дней. И в тот день они обнародовали данные, отражавшие ситуацию десятидневной давности.

В течение кампании я несколько раз сравнивал исследования различных центров за один и тот же период, и разница была в пределах погрешности.

С точки зрения ученого, возможно данные отличались несущественно, но рядовой потребитель информации в опросах различных социологических организаций видел кардинально отличные рейтинги. Почему так выходило?

— Эта проблема возникла после 20 сентября, когда начался стремительный рост рейтинга Януковича. Тогда разница в 5 дней была очень существенной для результатов. Из-за этого и возникла путаница. Различные центры имеют различную скорость проработки данных.

Кроме этого, сильно влиял показатель. Например, ФОМ представляет данные по населению в целом, а не о тех, кто придет на выборы. И когда они впервые заявили об уравнивании рейтингов относительно всего населения, то рейтинг Ющенко среди тех, кто собирался идти на выборы, был на 4,6% выше (сторонники Ющенко активнее).

Так варьируя, можно было получить результаты, отвечавшие представлением заказчиков о ситуации.

Почему распался консорциум ведущих социологических организаций?

— Социс и Социальный мониторинг являются членами Социологической ассоциации Украины, и я как член этой организации не могу высказывать необоснованные подозрения в адрес своих коллег. Формальная причина распада не отвечала реальной ситуации. У нас после первого тура было заседание вместе с донорами, на котором они сказали, что желательно во время второго тура проводить экзит-пол методом тайного опроса. Социс и Социальный мониторинг ответили, что у них нет опыта такой работы, и потом об этом предложении говорили, как о «безумном давлении доноров». После заседания я разговаривал по телефону с представителем одного из главных доноров — Евгением Быстрицким, председателем правления фонда «Відродження», который сказал: «Пусть используют такой метод, какой хотят», — т.е. «безумное давление» было преодолено за десять минут.

Основной фактор выбора — язык общения

Не могли бы вы вспомнить, в зависимости от каких событий менялся рейтинг претендентов?

— В целом рейтинг Януковича постепенно и медленно увеличивался все время летом до сентября. В сентябре разница между главными кандидатами начала расти. В середине месяца Янукович стал получать меньше, чем в начале.

Насколько я помню, политологи прогнозировали повышение пенсий во втором туре, но, очевидно, нервы у правительственной команды не выдержали. После этого рейтинг Януковича начал расти быстрыми темпами. Однако этот эффект временный. Во-первых, действует фактор привыкания, но этот процесс может продолжаться месяцами. Во-вторых, рост цен, начавшийся сразу после повышения пенсий, это быстродействующий фактор, который воздействует на снижение рейтинга Януковича. Другой причиной роста рейтинга Януковича были его российские инициативы. Они провозглашались не просто так, а были проверены на соответствующих исследованиях.

Всего после повышения пенсий и пророссийских заявлений рейтинг Януковича вырос на 7-8%. Из них 5%, по моему мнению, это заслуга пенсий. Однако специальных исследований, чтобы определить, что на что влияет, мы не проводили.

Какими критериями руководствовались избиратели, отдавая свой голос? Голосовали «за» своего или «против» чужого?

— Для понятия «свой-чужой» очень существенен язык. Когда мы спрашиваем непосредственно о проблемах, волнующих общество, респонденты говорят, что проблемы языка не являются для них главными. Однако одно дело то, что считают проблемами, а другое — то, что реально является проблемами, влияющими на решение человека. На этот раз языковой фактор имел очень большое влияние, за исключением Киева, где вопрос демократии является более значимым. Так же, как и во время выборов 1994 года, когда было достаточно знать количество украиноязычного населения в области, чтобы верно спрогнозировать, где победит Кравчук, а где Кучма.

Для кого язык имел больший смысл — для сторонников Ющенко или Януковича?

— Трудно сказать. В восточных областях у Ющенко реально создан имидж врага, который будет вынуждать всех разговаривать по-украински. Поэтому для сторонников Януковича языковой вопрос, по-видимому, был важнее. Самый большой недостаток кампании Ющенко — отсутствие работы с восточным избирателем.

У нас есть три главные этноязычные категории населения. Русскоязычные русские, украиноязычные и русскоязычные украинцы. Последних почти половина среди всех украинцев, и они длительное время ощущали дискомфорт в отношении к себе со стороны украиноязычных сограждан и до некоторой степени государства.

С другой стороны, украиноязычное население ощущает неудовлетворенность из-за того, что и до сих пор не преодолены последствия насильственного внедрения русского языка. Решать эту проблему нужно, поскольку украинский язык вытравливался со времен царизма, и есть мнение, что без поддержки со стороны государства он не выживет. Эти опасения несколько преувеличены, но такая угроза есть.

Т.е. основной причиной так называемого раскола в обществе является язык?

— Не только. Большое значение имеет отношение к России.

Кстати, один из моих знакомых историков, глядя на карту областей, где победил Ющенко, сказал, что эти территории один к одному совпадают с картой украинских земель, входивших в Речь Посполитую в 1650 году.

Искусственная конфронтация

Исходя из этого наблюдения и из результатов голосования 1994 года, которые напоминают нынешние, можно ли говорить о том, что существуют две украинские ментальности?

— Нет. Во время выборов, чтобы набрать сторонников, пытаются играть на тех простых вещах, которые несложно показать и которые разъединяют людей. По проводимым нами исследованиям нет серьезных оснований говорить о большой разнице в ментальности, очень часто разница состоит в различном соотношении городского и сельского населения. Я отслеживаю уровень ксенофобии и антисемитизма уже десять лет и могу сказать, что разница по регионам на первый взгляд кажется большой, но если контролировать тип поселения (например, взять большие города), то она становится практически нулевой. Нынешняя конфронтация, на мой взгляд, создана искусственно.

Уже после первого тура многие СМИ начали писать, что во время выборов родилась украинская политическая нация, поскольку простые граждане активно включились и в агитационный процесс, и в процесс контроля над выборами, чего на предыдущих выборах не наблюдалось. Вы согласны с таким утверждением?

— Специальных исследований мы не проводили, а ленты на автомобилях — еще не показатель для таких серьезных выводов. Создание политической нации — процесс довольно медленный, культура меняется очень постепенно. Такие значимые события, как нынешние выборы, действительно влияют на него. После атаки террористов на США 11 сентября 2001 года американцы проявляли повышенную общественную активность, но со временем общество вернулось к предыдущему состоянию. Думаю, у нас произойдет то же самое. Не может одно событие иметь слишком долговременное влияние.

Нынешняя президентская кампания обнаружила какие-то особые тенденции развития нашего общества?

— У меня было два больших разочарования. Первое — за это время очень хорошо проявилась публичная продажность, которая произвела на меня гнетущее впечатление. Технические кандидаты, декларировавшие эту продажность и после всего этого не прячущиеся, а спокойно выступающие на телевидении, — просто шокируют. У них нет ни капли стыда. То же самое касается и некоторых советников своих бывших оппонентов. Происходит инфляция такого понятия, как честь. Если люди публично продаются, то продаваться при условии, что об этом никто не узнает, может стать нормой. Второе разочарование — общение с оппозиционными СМИ. До сих пор я считал лживыми только провластные каналы, а они такими и есть, но оказалось, что проблема в процентах. По одному из мониторингов СМИ, Интер дает 95% односторонней информации. А 5 канал — только 55%. Типичный пример — отношение к социологам. Разве мы виноваты в том, что начал расти рейтинг Януковича? Однако именно тогда оппозиционные СМИ начали нас безосновательно обвинять в неправдивости исследований, иногда искажая наши данные.


Справка

Экзит-пол возник в США в 50-х годах, как метод так называемых быстрых результатов. По всей стране делалась выборка участков и результаты с них предавались огласке в СМИ. Поскольку подсчитать голоса на отдельных участках можно быстрее, чем по всей стране, организаторы называли имя победителя раньше, чем государственные органы. В начале 60-х социологи начали проводить опрос до закрытия участков. Главным заказчиком экзит-полов на Западе были и являются телекомпании, стремящиеся сделать шоу из результатов выборов. Под экзит-пол специально собирается реклама, поскольку многие зрители с нетерпением ожидают результатов. Функция контроля за честностью выборов на экзит-пол была возложена только в постсоветских странах.

История социологии

Опросы общественного мнения родились в Америке, и главные вехи в становлении этой науки связаны с США.

1824 год — в США проведено два первых опроса. Их назвали «соломенные опросы». Это эпизодические, локальные опросы с небольшой выборкой, проводившиеся газетами в течение почти ста лет.

1916 год — американский журнал «Литерари Дайджест» начал грандиозные опросы, рассылая анкеты миллионам американцев.

1932 год — опросы начинают использоваться в избирательных кампаниях, «Литерари Дайджест» с точностью до одного процента предсказывает победу Теодора Рузвельта.

1935 год — создается институт Гэллапа.

1936 год — после неудачного опроса, проведенного «Литерари Дайджест», социологи начинают использовать выборочный метод исследования общественного мнения.

1948 год — Институт Гэллапа и другие ведущие социологи прогнозировали победу республиканца Томаса Дьюи, однако победил демократ Гарри Трумэн. Совершенствование социологических технологий.

1998 год — создание новой технологии онлайновых опросов под названием Knowledge Networks, использующейся и сегодня.

Один из моих знакомых историков, глядя на карту областей, где победил Ющенко, сказал, что эти территории один к одному совпадают с картой украинских земель, входивших в Речь Посполитую в 1650 году

Результаты экзит-пола в первом туре выборов президента Украины
  Киевский международный институт социологии + Центр Разумкова «Социс» «Социальный мониторинг»
Виктор Ющенко 44,6 42,0 40,1
Виктор Янукович 37,8 41,1 41,2
Александр Мороз 5,4 5,8 6,0
Петр Симоненко 5,1 5,4 5,6
Контракты №47 / 2004


Вы здесь:
вверх