логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Стабилизатор - «Контракты» №47 Ноябрь 2004г.

Пик ажиотажного спроса на валюту и инфляционных ожиданий, не без вмешательства Нацбанка, уже позади. О дальнейших перспективах ценовой и курсовой стабильности Контрактам рассказал исполняющий обязанности председателя Нацбанка Арсений Яценюк.


Прогнозы инфляции по итогам этого года довольно противоречивы. Каков ваш прогноз?

— Мой прогноз среднегодовой инфляции остается на уровне 9%. Подчеркиваю — среднегодовой, а не декабрь к декабрю. Нацбанк должен сделать все, чтобы инфляция не носила монетарный характер. Сейчас на нас вину за инфляцию не возложишь — мы сократили монетарные агрегаты, связали наличные вне банков. Мы работали серьезным компенсатором всех тех расходов, которые были понесены государством. Но есть проблема, о которой говорят не первый год — отсутствие структурных реформ в экономике. Реальный сектор не готов работать в современных макроэкономических условиях. Был создан внутренний спрос, но не создано товарное покрытие такого спроса. Реальные доходы населения начали опережать ВВП, и это негативный фактор. Поскольку стали ажиотажно скупать товары, и это могло привести к опустошению полок магазинов.

Проблема и в том, что в Украине нет четкого определения ответственности за ценовую стабильность. Что касается Национального банка, то он отвечает за ценовую стабильность только в тех пределах, в которых может на нее повлиять. Ни в одном законе не прописана ответственность правительства за ценовую стабильность. Получается, что все об этом говорят, но крайнего нет.

Стоит обратить внимание и на мир, в котором живет Украина.

Евросоюз прогнозировал инфляцию 2%, имеет уже 2,5%. То есть погрешность прогноза 25%. Причем это Евросоюз, классическая монетарная теория, развитые институты, инфляционное таргетирование. Все забыли про евро, а именно его нужно благодарить, в частности, за импортированную инфляцию. У нас на еврозону приходится 35% внешнеторгового оборота. К началу года курс евро к доллару был 1,22 USD/EUR. На сегодня имеем 1,3 USD/EUR. Почему все забыли об этом? Ведь это классический пример импортированной инфляции. Другой пример — наши друзья россияне назначили такую экспортную пошлину на нефть, что мы теперь не знаем, что делать. Если в мире происходит общее подорожание нефти, то Украину эта тенденция не обойдет.

Нацбанк уже третий раз в этом году повысил учетную ставку. Зачем?

— Повышение учетной ставки является адекватной реакцией Нацбанка на обострение инфляционных процессов. Ставка могла бы эффективно сработать, если бы у нас полноценно работал рынок государственных ценных бумаг, доходность которых привязана к учетной ставке. Сейчас к учетной ставке привязаны только НДС-облигации, и по отношению к ним рынок сразу прореагировал. Это прекрасный инструмент для регулирования денежно-кредитного рынка, но таких инструментов мало. Учетная ставка служит индикатором. Но мы не хотим, чтобы она была только символом, и стремимся, чтобы ставка стала влиятельным инструментом для денежно-кредитного рынка. Мы хотим подтянуть ее до рыночных ставок овернайт и именно ею управлять в оперативном режиме. Это станет возможным, когда рынок будет более прогнозируемым.

И все же какой динамики ставок по кредитам и депозитам можно ожидать?

— Если бы в этом году не было выборов, то мы могли бы ожидать существенного падения ставок. Население бы несло в банки гривню, ставки по депозитам падали бы и влекли снижение ставок по кредитам. До конца года ставки по кредитам будут оставаться, я думаю, на уровне начала года. То есть средневзвешенная ставка будет на уровне 17,6-17,7%.

Нацбанк упрекали за 2% ограничение отклонения наличного курса от официального, мол, это решение привело к дефициту долларов. Как вы думаете, эта непопулярная мера оправдала себя?

— В чем состояла идеология 2% ограничения? Нацбанк продает доллары за 5,315 UAH/USD. Если бы не было этого ограничения, уверяю, что в обменниках были бы такие курсы, как 5,6-5,8 UAH/USD, а то и 6 UAH/USD. Волна спекуляций — это страшная вещь, ее тяжело остановить. А так вы утром выходите и видите курс 5,41 UAH/USD. Валюты нет, но вам говорят, что завтра будет. Вы думаете, хорошо, я подожду. Другое дело, когда вы выходите и видите 5,3, потом 5,4, потом 5,5, потом 6, в отдельных регионах — 7 UAH/USD. Я убежден, что без этого ограничения банки так бы и сделали. Возникает вопрос — как же можно, введя наличные интервенции по курсу 5,315 UAH/USD, не воспользоваться законным правом установить этот 2% коридор? В противном случае, не возникнет ли предположение, что Национальный банк в сговоре с коммерческими банками? Получается, что можно купить в Нацбанке за 5,315 грн и продать за 5,6 грн? Я понимаю, чем недовольны банкиры. Есть разница между заработком в 10 коп. и заработком в 40 коп. на каждом долларе. Поэтому такая мера непопулярна, как всякая административная. Но она оказалась эффективной. Думаю, что перед новым годом мы рассмотрим возможность отмены ограничения.

У многих вызывает беспокойство существенное снижение валютных резервов Нацбанка в последнее время. Насколько такие потери могут быть опасны для валютной стабильности?

— К началу года прогноз валовых резервов был $8,5 млрд, потом мы улучшили его до $9,5 млрд. Было время, когда резервы составляли $12 млрд. За счет резервов погасили внешние долги и ажиотажный спрос населения на доллары, однако у Нацбанка все равно есть $10,5 млрд, то есть мы на $2 млрд превышаем исходный прогноз. Дальше у нас есть два варианта — на конец года мы будем иметь либо $10,5 млрд, либо $9,5 млрд валовых резервов. Окончательные суммы будут зависеть от того, как поведут себя участники рынка. В ближайшее время нам опять придется стерилизовать избыточную гривню, которая будет выброшена на рынок Госказначейством. Эта гривня наличная, т.е. еще 300 миллионов наличных долларов нужно будет продать. Спрос на безналичные доллары уже исчерпал себя. Мы согласны с советом Нацбанка, что в будущем году необходимо бороться с тем, с чем боролись в начале года — со значительными объемами поступлений иностранной валюты. Значительный объем международных резервов несет больше негативов, чем позитивов. На текущем этапе $10 млрд для Украины — более чем достаточно.

Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на межбанковском кредитном рынке?

— Ситуация не из лучших. Мы сократили монетарные агрегаты, что привело к дефициту гривни. В связи с избыточной заинтересованностью субъектов рынка в долларе (на фоне его обвала на внешних рынках) возник временный кризис гривневой ликвидности. У нас нет иного выхода, как пойти на техническое рефинансирование на выполнение обязательных резервов, то есть фактически под овернайт. Почему под овернайт? Потому что если мы будем давать средне- и долгосрочные кредиты, то банки нашу гривню направят на покупку долларов и получим циклический процесс.

Как произошло, что постановление № 444, об условиях работы банков в особый период, было принято перед выборами?

— По закону есть ответственность Национального банка в части гражданской обороны. Поэтому мы создали рабочую группу и в дежурном режиме начали играть в войну — сформулировали, что будет, если враг будет наступать с востока или с запада. Мы разработали больше двадцати постановлений по этому поводу — инкассация, платежные системы, работа валютного рынка и банков в особый период. Постановление № 444 было принято в сентябре, Минюст зарегистрировал его как раз перед выборами. Постановление было разослано в банки под грифом «не для печати», то есть не должно было попасть к широкой публике.

Переполох по поводу якобы закрытия иностранных финучреждений подняла женщина, исполнявшая обязанности председателя правления одного из банков. Потом выступил Лисицкий из банка «Лидер», которому захотелось поговорить о политике. Он заявил, что Нацбанк принял это постановление, чтобы бороться с оппозицией. Так на политической почве и начались спекуляции относительно работы банков в особый период, который Нацбанк может ввести в любой момент. Конечно, может — если Нацбанк отдельно станет членом НАТО и НАТО введет войска в Украину.

А с какой целью принималось постановление № 482 по процедуре осуществления иностранных инвестиций? Говорят, что Нацбанк хочет пополнять валютные резервы ценой инвестиционной привлекательности экономики.

— У нас почти все иностранные инвесторы с Кипра или из США носят фамилии Иванов, Петров, Сидоров. Мы знаем всех этих инвесторов поименно, поэтому не нужно нас обманывать. В старом постановлении был механизм открытия инвестиционного счета. В новом — такой же механизм. Другой вопрос, что механизм по старому постановлению не работал, и это давало возможность для различных манипуляций с ценными бумагами. У нас все инвесторы занимались только одним — вымывали капитал. Однако в этом постановлении речь не идет о том, что мы боремся с оттоком капитала или о том, что мы хотим пополнить резервы. Это смешно. Общий годовой объем инвестиций — миллиард долларов. Такой объем валюты мы покупаем за месяц — например, в августе купили $1,6 млрд. Речь идет только о прозрачном механизме осуществления иностранных инвестиций.

Банкиры жалуются, что из-за этого постановления процедура инвестирования значительно усложнится, будет невозможно инвестировать непосредственно в уставный фонд предприятий.

— Уставный фонд украинского предприятия формируется исключительно в гривне, он не формируется в долларах. Поэтому не нужно рассказывать сказки. Все равно следует открывать счет, и это было прописано в старой инструкции. Если будет хотя бы одна обоснованная жалоба настоящего иностранного инвестора, я вам гарантирую, что Нацбанк готов пойти навстречу.

Какие схемы вывоза капитала сейчас больше всего беспокоят Нацбанк?

— Печально, что втянули в эти вопросы судебную систему. Суды принимают решение — обязать такой-то банк перечислить определенную сумму средств на определенный счет, запретить такому-то банку требовать у предприятия такую-то справку. И таких примеров множество. Мы приняли решение, что будем выступать в качестве третьей стороны и в кассационном порядке обжаловать эти судебные решения. Но в любом случае надеяться на судебную систему не приходится. Поэтому есть постановление № 323, где прописана посубъектная заявка — и пусть с нами судятся, посмотрим, кто будет судиться. В частности, по одному из банков мы провели серьезную работу и выяснили, что валюту приобретал несуществующий субъект. Код ЕДРПУ фиктивный, орган регистрации тоже фиктивный. Нам легче говорить с крупными банками, поскольку они ценят собственную репутацию. Однако, к огромному сожалению, есть особая категория малых банков, ничем не занимающихся, кроме схем вывоза капитала. Зачем кредитовать или привлекать депозиты, если можно зарабатывать на схемах?

Летом вы приняли ряд постановлений, направленных на борьбу с вывозом валюты. Каковы успехи?

— Мы перекрываем одни схемы, появляются другие. Наши успехи были бы значительными, если бы отдельным субъектам рынка не помогли уже упомянутые мной судебные решения. Сами с собой судятся в кацапетовском суде и пропускают сроки апелляционной кассационной подачи.

Этот вопрос касается не только центрального банка. Мы надеемся на поддержку и правоохранительных органов, и правительства, с которыми теперь началась конструктивная работа. Просто есть и другая сторона медали — раз выводят деньги, значит в этом есть необходимость. Теневая экономика должна обслуживаться теневыми схемами. Если этих схем не будет, значит, такая экономика может на каком-то этапе не сработать. Здесь нужно соломоново решение. С одной стороны, мы не можем полностью открыть границы для прозрачного движения капитала, с другой — оставаться в условиях тотального валютного контроля, причем неэффективного, также невозможно.

Есть мнение, что Нацбанк не является независимым, поскольку его формально возглавляет человек, руководящий предвыборным штабом одного из кандидатов в президенты.

— Предвыборный штаб возглавляет гражданин Тигипко, а не председатель Национального банка Тигипко. Он по закону имеет полное право как гражданин занять эту должность. Его гражданская позиция, говорю положа руку на сердце, не оказывает никакого влияния на центральный банк. Мы здесь тоже не простые ребята. Несмотря на то что у нас есть вертикаль подчинения, такое подчинение не должно противоречить закону.

На решения невозможно влиять, поскольку все решения принимаются коллегиально членами правления.

Контракты №47 / 2004


Вы здесь:
вверх