логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Последние из могикан - «Контракты» №51 Декабрь 2004г.

Согласно статистическим данным правоохранителей, в последние годы в стране постоянно действует 30-40 стойких организованных преступных группировок, численность каждой из которых превышает 10 человек.


Для сравнения: до середины 90-х годов только в Киеве насчитывалось около 20 ОПГ, «штат» каждой из которых был более 100 человек. Речь идет о бригадах Купца, Принца, Черепа, Татарина, Савлохова, Прыща, Авдышева, Фашиста... Во второй половине 90-х часть этих кланов была уничтожена во время уголовных конкурентных войн, другие — не выдержали натиска силовых структур. В частности, Виктор Авдышев (известный как «Авдей») в 1998 году, после того как за него серьезно взялась украинская Фемида, был вынужден срочно покинуть страну. В конце 2001 года был расстрелян Игорь Ткаченко (Череп).

Год назад от рук киллера погиб директор ООО «Рынок-1» (киевский рынок «Троещина») Валерий Прыщик, известный под кличкой «Прыщ». Полгода назад в исправительно-трудовой колонии от сердечного приступа (по официальной версии) умер Борис Савлохов (Солоха), лидер когда-то могущественного этнического ассирийского клана. Из влиятельных столичных авторитетов живым, на свободе и при делах остался Владимир Кисель (Дед). Правда, этим летом он также чуть не погиб — в его автомобиле сработало взрывное устройство.

Не посчастливилось и региональным ОПГ. Полностью разгромлен одесский клан Стояна, отметившийся в 90-х серией громких убийств; ничего не осталось от крымской группировки «башмаков», во времена своего расцвета наводивших страх на весь юг страны.

Кстати, многие эксперты в области криминалистики связывают усиление борьбы правоохранителей с ОПГ в конце 1990-х скорее с нежеланием бизнес-политической элиты делить прибыль с уголовным миром, нежели с усилением силовых структур как государственных институтов.

В то же время лидеры многих преступных кланов понимали, что легальный (или полулегальный) бизнес при условии грамотного его ведения мог обеспечить не меньшие прибыли, чем сугубо уголовные сделки. И при этом еще и статус в обществе и безопасность от преследования Фемиды. Однако для большинства украинских ОПГ попытки легализироваться оказались напрасными. Кое-кого сгубили старые дурные привычки, приобретенные во время романтической воровской молодости. В частности, Борис Савлохов попал в колонию из-за выбивания долгов старыми рэкетирскими методами. Других — происки конкурентов, как, например, Валерия Прыщика.

Иногда представители отечественных уголовных кланов ради утверждения в обществе прибегали к кардинальным шагам. Например, в середине 90-х крымские «авторитеты» профинансировали создание одной из партий, в которой разделили должности с общественно-политическими деятелями автономии. Впоследствии это политическое формирование получило название «партия расстрелянных», поскольку большинство его лидеров погибли во время уголовных «разборок». Один из немногих выживших — управляющий КБ «Церковный банк» Сергей Кондратевский — в 1998 году победил на выборах в Верховную Раду. Летом 2002 года (когда депутатские полномочия банкира закончились) его задержала московская милиция и передала украинским коллегам, расследовавшим финансовые махинации в Церковном банке.

На сегодня из огромной гвардии уголовных «авторитетов» начала 90-х остались единицы, которые, по большей части легализировав свой бизнес, пытаются не попадать ни в милицейские сводки, ни на газетные полосы. Даже предпочитают не афишировать свою меценатскую деятельность.

Узкоспециализированные аналитики сейчас называют фамилии лишь нескольких людей, контролирующих глобальные процессы уголовного мира в стране. Это Валерий Кушелава (Антимос), Сергей Пахомов (Мамед), Василий Русан (Ушастый) и Олег Крапивен (Бакинский). Отметим, что ни один из них на публике не «светился». По некоторыми данным, они являются так называемыми коронованными ворами в законе.

Контракты №51 / 2004


Вы здесь:
вверх