логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Дежавю: проекция на 99 лет назад Вячеслав ДАРПИНЯНЦ, Наталия ГАМОЛЯ, фото Светланы ПИЛИПЕНКО - «Контракты» №51 Декабрь 2004г.

Старина Гегель был прав — историческому процессу присуща цикличность. Во всяком случае, политические катаклизмы, захлестнувшие Украину (вернее, Юго-Западный край Российской империи) в октябре 1905-го, во многом напоминают историю, свидетелями и участниками которой стали мы в ноябре 2004-го.


Ищите правду в своем народе.Симон Петлюра На круги своя?..

Череда поражений российской армии в войне с японцами («кольчужный скандал») обличили несостоятельность имперского абсолютизма Николая II (президентской республики Леонида Кучмы) как формы государственного правления. Уставшая от самодержавия буржуазия (олигархи второй и третьей руки) использовала внешнеполитические провалы режима в своих целях, попытавшись ограничить власть императора рамками конституционной монархии (провести конституционную реформу). Началом первой российской буржуазной революции принято считать 9 января 1905-го (март 2001-го), когда полиция расстреляла мирную демонстрацию рабочих (милиция арестовала участников акции «Украина без Кучмы»), окончательно развеяв миф о добром царе.

В октябре 1905-го Российская империя бастовала, против царского самодержавия выступили около 2 млн рабочих, разогреваемых своими работодателями (в ноябре 2004-го около 1,5 млн оппозиционно настроенных украинских граждан вышли на Майдан Незалежности в Киеве, разогреваемые призывами команды Виктора Ющенко). Волнения охватили даже армию (структуры МВД). Капитан броненосца «Потемкин» (полковник «Беркута») отказался открыть огонь по митингующим. Символом революции 1905 г. (2004 г.) стала красная (оранжевая) ленточка, манифестанты выходили под красными флагами.

Перечень аналогий можно проводить довольно долго. Однако главным, если не единственным, политическим достижением революции 1905 г. стал Манифест Николая II (от 17 октября 1905 г.), декларирующий демократические права и свободы граждан, а также предписывающий провести выборы в Думу по сниженному избирательному цензу. Решение монарха, по сути — припертого к стенке, раскололо оппозицию. Кадеты (представители крупной буржуазии и инициаторы массовых промышленных саботажей) вышли из революционного движения. Дума просуществовала ровно 72 дня, после чего была разогнана специальным царским указом. Выборный ценз был реанимирован, по стране покатилась волна репрессий. Главный вывод из произошедшего — крупная, политически структурированная буржуазия отстояла свои интересы руками народа.

Главным, если не единственным, политическим достижением революции 2004 г. стали «пакетные соглашения», предусматривающие существенное ограничение президентских полномочий и прозрачные электоральные процедуры голосования в третьем туре. Несмотря на то, что выводы из произошедшего делать еще рано, создается устойчивое ощущение — в революции 2004 г. украинские граждане были явно использованы оппозицией...

Контракты полюбопытствовали, о чем писали газеты осенью 1905 года, когда ликование по поводу «обретенных» свобод в 1905 году закончилось кровавой резней, погромами евреев, землевладельцев и зажиточных крестьян. Публикации тех времен чем-то напоминают содержание газет конца 2004 года.

«Галичанинъ», Львов, 21 октября 1905:

Весть о царском манифесте, дарующем России конституцию, приняло население Киева радостно. Собравшиеся на улицах толпы устроили патриотическую манифестацию. По поводу провокаторского поведения предводителей дотеперешней анархии, стремящихся к продолжению анархии, произошли безпорядки, завершившиеся погромом евреев. Население кинулось на заселенные евреями части города и произвело громадные опустошения.

«Киевская газета», Киев, 18 октября, 1905:

Впечатление от Манифеста было так велико, что народом повсюду были сделаны немедленные попытки реализовать права, провозглашенные в нем.

«Кіевлянинъ», литературная и политическая газета Юго-Западного края, ежедневное издание, Киев, 18 октября 1905:

Публика едва ли понимает, что происходит в последние дни в столицах и более крупных городах, почему эти города охраняются войсками, почему и для чего нарушается общественная жизнь, делается ряд насилий, происходят в некоторых местах столкновения с войсками, охраняющими порядок. Несомненно, что безпорядки производятся одновременно и по общему плану и представляют попытку угрозами и насилиями над мирным населением расстроить всю его нормальную жизнь и создать полный безпорядок...

Кто же устраивает безпорядки? Они устраиваются революционными кружками, именующими себя «социалистами» (с разными кружковыми подразделениями) и радикальными политическими кружками, называющими себя «конституционно-демократической партией» и другими наименованиями.

«Кіевлянинъ», 27 октября 1905:

Антиеврейские погромы все еще продолжаются, захватываются новые места (Бахмут).

«Кіевлянинъ», 28 октября 1905:

В Тифлисе патриотическую манифестацию засыпали бомбами, а затем как бы притихли. Революционеры наложили траур... Этот траур явное доказательство, что власть безсильна, а сильна еще невидимая власть революционеров.

«Кіевские отклики», ежедневная литературно-политическая, экономическая и общественная газета, Киев, 29 октября 1905:

Читая оффициозные телеграммы, выносишь впечатление, что кровавые события, черным туманом окутавшия русскую землю, вызваны столкновением двух миров, двух мировоззрений: с одной стороны, стоят западники, стремящиеся толкнуть Россию на путь прогресса и социальной справедливости, а с другой — люди прошлого, отстаивающие во имя самобытной трехчленной формулы то, чем они так дорожат. И между этими двумя различными течениями, между этими двумя партиями находится безпристрастная, проникнутая олимпийским величием администрация, желающая удержать борющихся от употребления чрезчур сильных мер, но оказывающаяся безсильной пред потоком возмущеннаго народнаго гнева и с болью в сердце допускающая грабеж и насилие.

«Киевская газета», Киев, 4 ноября 1905:

Ни для кого уже нет сомнения, что вооруженный заговор против возвещенной конституции организован был по одному плану местными самодержцами. На юге этот заговор направлен был по линии наименьшего сопротивления — т. е. на евреев.

...циркулируют специальные телеграммы, отправленные с ближайших ж/д станций... подобного содержания: 500 вооруженных евреев идут в данное место, чтобы перерезать христиан... Христиане бьют в колокола... Евреи бегут в степь... Это прямо неисчерпаемое море убийств, увечий и варварского разрушения... Потребуются десятки лет для того, чтобы хоть сколько-нибудь сгладить следы преступнаго удара, нанесеннаго всему югу, — и не только евреям, но и христианам.

«Громадська думка», ежедневная политическая, экономическая и литературная газета, Киев, 6 января 1906:

Как пишет «Одесский листок», в Чернигове организовалась какая-то хулиганская партия, что называет себя «черная туча». Она как-будто совершенно свободно разбрасывает листовки по городу и селам с воззваниями о том, чтобы бить евреев и интеллигенцию.

«Киевская газета», Киев, 3 ноября 1905:

Экономии разрушаются десятками. Разбирается хлеб, скот, разрушаются постройки и сельскохозяйственные орудия, в иных случаях все предается огню. Наиболее интенсивную форму приняли аграрные беспорядки в Черниговской губернии.

«Киевская газета», Киев, 6 ноября 1905:

Много громил переезжает из города в город. Целые поезда набиты гастролерами... В Полтаву и Константиноград прибыла чуть ли не сотня «специалистов» /погромщиков/ из Ростова и других разгромленных городов... ехали ребята на подбор: краснорожие, здоровые, пьяные, наглые... Боже, как похожи многие из них на городовых.

«Киевская газета», Киев, 8 ноября 1905:

Не подлежит никакому сомнению, что погромы еврейскаго населения и интеллигенции организованы правительством. Точно так же обстоит дело с крестьянскими беспорядками.

«Кіевлянинъ», 19 декабря 1905:

В Москве население принялось сжигать революционеров, что свидетельствует о крайнем возбуждении мирнаго населения против мятежников.

«Кіевлянинъ», 24 декабря 1905:

Вооруженные восстания, конечно, везде подавлены оружием, и в настоящее время идет очень тяжелая очистка России от революционеров и обманутых ими безумцев.

La Perseveranza, итальянская умеренно-радикальная газета, 8 ноября 1905:

Манифест царя, объявивший конституцию, не положил конца революции... Для уступок упустили удобный момент, не поняли вовремя сущности и значения волнений, которые перешли в революцию. Это волнение всячески подавляли, соглашались слишком поздно и медленно на некоторые реформы, не нарушавшия самой правительственной системы, потом мало-помалу уступали под натиском; в конце-концов расширяли уступки, когда видели, что не в силах победить. Потому-то объявление конституции... произвело не то впечатление, которое оно могло бы произвести, и не положило конца беспорядкам.

«Церковная газета», еженедельная, общественно-литературная, Харьков, № 1, 1 февраля 1906:

Момент великий переживаем. Государство перестраивается на новых началах гражданской свободы и правового порядка. От государственно-политического режима освобождается и церковь —... для свободнаго влияния на все поле человеческой культуры, влияния разумнаго, духовнаго, нравственнаго. Не по приказу, а духу свободы.

«Громадська думка», 31 декабря 1905:

Созвать Думу было приказано в средине января 1905 года, а новые правила о выборах объявлены лишь 13 декабря.

«Киевская газета», 8 ноября 1905:

Мы никогда не верили в политические смысл и добросовестность даже талантливейших русских чиновников, но все же мы думали, что события 9 января и всего октября нынешнего года чему-нибудь научили творцов наших реформ. Но, видно, мы ошиблись: они, ослепленные традициями прошлого, ничему не научились. Тем хуже для них. Не сегодня-завтра русский пролетариат даст им еще один, быть может, последний урок.

«Свобода и право», ежедневная политическая, экономическая и литературная газета конституцинно-демократического направления, Киев, 10 февраля 1906:

Правительственные сообщения не раз взывали к «благоразумию» общества и указывали на преступность домагательств и стремлений крайних. На это возможен один ответ: «Врачу, исцелися сам!»

Только при режиме свободы возвысят свой голос умеренные, а ныне делается все, чтобы этот голос молчал. Куда это ведет разоренную страну? Осуществление «децентрализации власти» приняло такие размеры, что даже кн. Мещерский забил тревогу. И никакого просвета нет впереди, ибо премьер откровенно признается, что в успех подготовленных к выборам действий не верит и откладывает выборы до той поры, пока, наконец, заговорят умеренные партии. После искоренения крайних еще должно быть произведено насаждение умеренных, и только тогда можно будет довериться Думе.

«Хлібороб», еженедельная селянская газета, Лубны, Полтавская губерния, 12 декабря 1905:

Все газеты и некоторые люди нынче много говорят об общем, равном, прямом или непосредственном и тайном праве избирательном. Говорят, что оно наилучшее для людей.

Равным избирательным правом есть такое, когда каждый имеет только один голос, все равно богат ли он или беден.

«Рада», газета политическая, экономическая и литературная, Киев, 16 сентября 1906:

«Союз русскаго народа» широко ведет свою агитацию перед долгими выборами в Думу: черносотенцы свободно разсылают всюду свои газеты и листовки. Теперь тот черносотенный «союз» обратил особое внимание на наш край. Он надеется на щедрый урожай для себя, потому как тут живет много разного народу и посеяв зерна вражды к евреям и полякам, — можно поднять бучу и повернуть выборы на свою пользу.

«Церковная газета», 1 февраля 1906:

Во времена газет и «летучих листков» издания и редакции быстро растут.

«Свобода и право», 10 февраля 1906:

Местная цензура доходит до выходок цензуры прежних времен.

«Громадська думка», 31 декабря 1905:

Киевский губернатор не дал разрешения на издание газеты «Громадське слово» и журнала «Нове життя».

«Громадська думка», 6 января 1906:

Некоторые одесские банки перестали выдавать деньги по банковым «переводам» из других городов. Такого меж банками еще не было.

«Кіевлянинъ», Киев, 5 января 1906:

Перед войной Гос. Банк имел 1062 млн рублей золота, а по окончании полутора годов — количество золота с сентября возросло до 1344 миллионов. В обращение шло не золото, а кредитные билеты, количество которых возросло до 1038 миллионов. Но за два месяца беспорядков картина изменилась так: кредитных билетов в обращении оказалось 1240 млн, а золота осталось 920 млн.

Когда начались безпорядки и злонамеренная агитация по истребованию вкладов из сберегательных касс, то Гос. Банк обязан был немедленно не только сильно повысить учетный процент, но и сильно сжать свою учетную и в особенности ссудную операцию под залог бумаг, урезать кредиты всем частным банкам и предоставить им искать денег за границей. А Государственный банк поступил как раз обратно.

А так как некоторые банки, например, некоторые отделения киевских банков, сами играли в революцию, закрывали свои кассы во время первой политической забастовки и поддерживали почтово-телеграфную забастовку, то могли при таких условиях иметь место и злонамеренные операции против русскаго денежнаго обращения.

Контракты №51 / 2004


Вы здесь:
вверх