логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Революция заговора Татьяна ШУЛЬГАЧ - «Контракты» №52 Декабрь 2004г.

Главный итог уходящего года — политические изменения в Украине только начинаются.


Сюжет года

Сюжет всего политэкономического года, конечно же, определялся выборами. Год начался с некоторого шока — накануне Конституционный Суд принял решение о том, что два президентских срока Кучмы считаются как один (первый, видимо, считается тренировочным), а сам Кучма в своем новогоднем обращении вообще ничего не сказал нам о президентских выборах. Из этого обстоятельства сразу же возникло несколько весьма убедительных заговоров, с которыми немедленно начала борьбу оппозиция. Наиболее замысловатым был заговор, в результате которого Кучма должен был «отменить независимость». Некоторые партии сразу же и очень решительно выступили против таких намерений Президента. Была даже международная реакция — нас чуть не выгнали из Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Работа Верховной Рады состояла в основном из блокад трибун, совещаний и компромиссов по поводу организации системы власти в Украине. Кучма предложил так называемую политреформу, якобы ограничивающую власть Президента, оппозиция (кроме Мороза) испугалась этого, так как тоже хочет стать Кучмой, но добрым. Показательно, что когда дебатировался вопрос о способах избрания президента, то оппозиция, чтобы сохранить статус-кво, не придумала ничего другого, кроме смехотворного тезиса о «праве народа избирать президента». Этот процесс завершился совсем недавно принятием совершенно невразумительной версии закона 4180.

Ну а журналисты и аналитики активно обсуждали несколько тем, связанных с возможными сценариями выборов. «Третий срок» стал идеей фикс украинского политикума — убедительные знаки этого срока виделись и в выступлениях власть имущих, и в прогнозах погоды. Второй важной темой были «гарантии Кучме», и тесно связанная с этим тема «преемника», — таинственной должности, название которой многие журналисты писали через «и», что само по себе весьма показательно. Ну и, наконец, третьей темой из этой серии был «единый кандидат».

Кстати, удивительнейшим образом прошла незамеченной изначальная абсурдность темы «единого кандидата». Ведь если выборы проходят в два тура, то изначально получается, что два персонажа, попадающих во второй тур автоматически становятся «едиными», — тут уж ничего не поделаешь. Мало кто сомневался в том, что одним из этих людей будет представитель власти, а другим — оппозиции. Тем не менее тема активно обсуждалась вплоть до окончания официального выдвижения кандидатов в президенты. Журналисты и аналитики даже представить себе не могли, что власти не придумают некоторого сценария, гарантирующего им полную победу и плавный переход в светлое будущее. Никто и не думал о том, что сама по себе процедура выборов делает «гарантированные» сценарии невозможными. И в этом, может быть, состоит один из главных уроков 2004 года. Наблюдатели оказались жертвами созданной ими же реальности, в которой власть была поистине всемогущей и вездесущей.

Сама власть тоже верила в эту реальность, так как продолжала с поразительным упорством бороться со СМИ — было прекращено вещание радио «Континент» и радио «Свобода», закрылись несколько газет. Но в итоге оказалось, что наличие публичной и открытой процедуры само по себе способно разрушить кажущееся могущество. Чтобы рассуждения журналистов и политических комментаторов о выборах, которые мы читали целый год, имели смысл, нужно было, чтобы выборов не существовало или они были сугубо номинальными, как в СССР.

Глазами информагентств

Главным событием уходящего года стала оранжевая революция. И что интересно, если анализировать факты, отраженные в сообщениях СМИ, то ничего такого с нами не должно было произойти. Если рассматривать только фактическую часть сообщений, то они свидетельствовали скорее о полной победе кучмизма и об отсутствии серьезного сопротивления этому процессу. Вот как выглядит картина Украины-2004, которую можно нарисовать исходя из информационных сообщений.

1. Советский Союз навсегда. Этот феномен просматривается во всех сферах общественной жизни, но прежде всего в деятельности правительства и его подходах к экономике. 52% промышленных предприятий Украины остаются убыточными. Это происходит за счет сохранения в структуре украинской экономики значительного количества крупных предприятий, оставшихся от советских времен. Большинство таких предприятий существует за счет сохранения значительного количества отраслевых льгот и поблажек в виде списания задолженности, а их продукция становится все более неконкурентоспособной. Но правительство озабочено административным регулированием. «384 из 784 проверенных субъектов хозяйствования различных отраслей Луганской области допускали нарушения государственной дисциплины цен» — вот типичное сообщение из этой серии. «Премьер-министр Украины Виктор Янукович считает, что правительство должно как можно скорее рассмотреть вопрос государственной политики в ценообразовании. Янукович подчеркнул, что этот вопрос является «очень важным и больным». Решение по нему, по словам премьера, должно быть рыночным, но учитывать мнения общественности и товаропроизводителей. Виктор Янукович считает необходимым сократить количество убыточных предприятий в Украине». Для решения этих «больных вопросов» правительство прибегает к проверкам предприятий.

2. Объективная деградация. За пределами Киева жизнь оказывается устроенной совершенно не так, как в столице. Сообщений, фиксирующих деградацию, огромное количество. Чуть ли ни каждый день оказываются отключенными от электроэнергии столько-то населенных пунктов. «Водоканалы и котельные сети находятся в таком ужасном состоянии, что если мы серьезно не займемся внедрением новых технологий энергосбережения, то уже через несколько лет значительная часть страны может остаться без света, тепла и воды» и т. д. и т. п. Но наиболее показательна следующая информация: «по данным Фонда «Демократические инициативы», 33,8% украинцев воспользовались бы случаем покинуть страну».

3. Отсутствие реакции. Странно, но такая унылая и безрадостная действительность не вызывает реакции со стороны населения. По крайней мере, СМИ не фиксировали эту реакцию. Народонаселение продолжало удивлять своей пассивностью. «В запорожских вузах открыта «горячая» телефонная линия. Позвонив туда, студенты могут сообщить о фактах коррупции среди преподавателей. В Министерстве образования и науки сообщили, что уже два дня «горячая» телефонная линия работает и в самом министерстве. Дежурный министерства, принимающий звонки по этому номеру, сообщил, что за два дня работы «горячей» телефонной линии от студентов не поступило ни одной жалобы». Активность и находчивость проявлялась, в основном, в сферах меркантильных. Новости не фиксируют мелкую коррупцию и воровство, в сообщения агентств попадают лишь наиболее выдающиеся происшествия из этой категории, вроде такого: «на Закарпатье украли 11-метровый мост». Значительная часть украинцев нисколько не рассчитывает на государство и находит любые способы для заработка. По различным подсчетам, в настоящее время за границей на заработках находятся 5-7 млн украинцев, то есть 15-25% работоспособного населения (в мире приемлемой нормой считается 3%). Большинство из них — нелегалы, выполняющие неквалифицированную работу и по европейским меркам зарабатывающие мало, но эти деньги уже превышают государственный бюджет Украины. Но, повторю, в публичной политике эта активность не находит никакого видимого проявления.

4. Замкнутость политики на саму себя, неадекватность оппозиции. Если попытаться отстраниться от знания контекста и читать только то, что пишут и говорят политики, то немедленно возникает устойчивое ощущение паранойи. Складывается впечатление, что политики заняты исключительно разоблачением заговоров и сложных политических комбинаций. Примеров множество. Вот один из них — отставка Хорошковского и Богословской. При том, что оба бывших КОПа привели довольно убедительные данные о работе правительства и ошибках, которые оно, по их мнению, делает, комментарии не выходили за рамки заговора, а именно, всех интересовал вопрос — будут ли Хорошковский и Богословская баллотироваться на президентских выборах и не хитрый ли это PR-ход Пинчука? Разумеется, пиар в этой отставке тоже имел место, но проблема именно в том, что содержание события оказалось полностью отброшено. Оппозиция действует в точно таком же русле. Через несколько лет будет совершенно непонятно, почему столько внимания ее деятели уделяли разгадке истинных намерений Кучмы в праздновании очередной годовщины Шевченко. Радикализм и обвинения в адрес власти уже сегодня выглядят надуманными и искусственными, и не потому, что власть так хороша, а потому, что складывается устойчивое впечатление, что оппозиция говорит не о том.

5. Мелочность и жадность государства. Наступление государства на обычных граждан происходит постепенно и потому факты, его отражающие, редко фиксируются информационными сообщениями. Тем не менее некоторые из них вызывают определенную реакцию или хотя бы отмечаются как наиболее показательные. В начале года прокуратура ликвидировала право ГАИ отбирать документы у водителей, которое к его концу потихоньку восстановилось путем «самозахвата». Совершенно удивительным, особенно на фоне неразвитости финансовой системы выглядит закон, согласно которому собирались облагать налогом доходы населения по банковским депозитам. Или взять тот же, нашумевший в свое время, законопроект 4000-1, которым правительство хотело подкорректировать бюджет. Говорят, что этот закон среди прочего был призван и исправить некоторые ошибки бюджета, но, скорее всего, дело сводилось к тому, чтобы быстренько «собрать деньги» с табачно-водочных производителей и тем самым «решить вопрос» с доходной частью. Теперь, когда исполнение бюджета, его роль в предвыборной кампании и последствия всего этого более или менее очевидны, остается порадоваться за табачные компании, у которых оказалось сильное лобби для того, чтобы урезать непомерные аппетиты государства.

6. Внешний фон. В Грузии прошли досрочные президентские выборы — результат тамошней революции потом в Украине получил название «грузинский вариант». Мир жил не только этим — шла война в Ираке, цены на нефть росли, падал доллар и укреплялся евро. Теракт в Мадриде стал первым терактом с прямыми политическими последствиями на выборах в Испании. Украина отмечалась на внешней арене разборками с ПАСЕ по поводу конституционной реформы, антидемпинговыми мерами, исключением из списков FATF и доброй традицией попадать под арест чуть ли ни любому судну или самолету, которому взбредет в голову покинуть пределы родины. В России снова выбирали Путина и эти выборы запомнились двумя фактами — отставкой тамошнего ни в чем не участвующего правительства и исчезновением кандидата Рыбкина, найденного в Киеве с легкой амнезией. И то, и другое было абсолютно бессмысленно и даже абсурдно, но можно не сомневаться в том, что российские политтехнологи, придумавшие эти «ходы», что-то таки имели в виду, причем, по всему видать, что-то очень многозначительное. Россия стала страной победившей политтехнологии, а выборы Путина — началом конца этого метода манипулирования реальностью.

Итог года

Наши президентские выборы с участием тех же российских консультантов показали неэффективность и разрушительность самой идеи о том, что реальность можно заменить ее имитацией.

Таким образом, напрашивается вывод о нашей политической информации как таковой. В Украине информация СМИ не равна реальной значимой информации. И не только в силу цензуры, а, прежде всего, потому, что реально значимая деятельность власти — на 90% закулисна. Она не является фактом, в лучшем случае — слухом. Решения правительства и его заявления — не главное в нашей жизни, главное — его практика, в большинстве случаев к этим решениям не имеющая прямого отношения. Кстати, для оппозиции такое состояние дел — катастрофа. Она, в отличие от власти, находится в зависимости от СМИ, так как не имеет возможностей для закулисной политики.

Возможно, в этом и заключается ответ на вопрос — откуда взялась оранжевая революция. Она действительно давно зрела в обществе, но процесс этот оставался не осмысленным и даже не зафиксированным аналитическим сообществом. Ведь люди, вышедшие на Майдан, реагировали не на декларации власти, фиксируемые прессой, а на ее практику и на перспективы этой практики после президентских выборов. Для них эти перспективы оказались абсолютно неприемлемы. Оппозиция, кстати, сама по себе никак не влияла на «революционную ситуацию», она просто вовремя оказалась под рукой. И еще один факт в пользу нашего вывода — с первых же дней революции власть пытается представить ее как результат технологии, как заговор, который просто оказался лучше, чем заговор самой власти. Наличие самодеятельного и активного народа недопустимо для той модели реальности, которой живет нынешняя элита. В эту элиту, кстати, входят не только власть имущие, но и большинство журналистов и аналитиков, независимо от партийной принадлежности, равно как и подавляющее большинство ныне действующих политиков. И, опять таки, независимо от партийной принадлежности, сегодняшняя элита попытается вернуть себе иллюзию манипулирования политическими процессами, так как иначе она просто не умеет действовать. Поэтому, главный итог уходящего года — политические изменения в Украине только начинаются. Независимо от результатов выборов.

Контракты №52 / 2004


Вы здесь:
вверх