логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Обиженные - «Контракты» №52 Декабрь 2004г.

Я на днях чуть не подрался на центральной площади столицы. Выезжал с Костельной на Майдан, как вдруг навстречу Мерседес, вместо того, чтобы разойтись со мной в широком месте, нарочно заехал в улицу так, что его не обойти.


И стоит. На мои сигналы не реагирует. Полминуты, минуту, две. У водителя лицо каменное. Чтобы ехать дальше, ему надо сдать назад пару метров, мне — метров двадцать. Был большой соблазн выйти из машины и вспомнить уроки моего вьетнамского друга. Остановило только то, что это была бы первая драка на Майдане с начала революции. Некрасиво как-то, невежливо и политически неправильно. И... вдруг мне стало его жаль. У меня под ветровым стеклом оранжевий флажок, и на лице моего vis-a-vis (нормальное лицо сорокалетнего мужчины, без признаков криминального прошлого) была написана обида. Страшная обида, как в детстве. Наверное, голосовал за сине-белых, и все, что делается в Киеве, его лично очень раздражает. И мой флажок в частности.

Я дал задний ход, пропустил беднягу. Пусть едет сбе с Богом. Осталась проблема: как им жить дальше — тем, кто чувствуют себя обиженными? Я далек от мысли, что только тот прав, кто ходит с оранжевой ленточкой и голосовал соответственным образом. Я готов поверить, что соображения сторонников сине-белых для них ценны не меньше, чем мои для меня. Я даже был бы готов скрепя сердце признать их выбор, если бы это был действительно выбор большинства украинцев, а не украинского админресурса. Теперь они верят и будут верить, что их обманули. Как убедить их в обратном?

А убеждать придется. И не потому, что региональные бароны могут снова шантажировать сепаратизмом, у центральной власти хватит средств их переубедить. Проблема — в другом. Это в номенклатурно-олигархическом обществе, в котором мы до сих пор пребывали, не имеет значения право меньшинства. В нем вообще не имеет значение никакое право. В гражданском обществе, родившемся только что, наоборот, придется считаться с каждым мнением. Я верю в то, что новая власть сумеет подать соответствующие сигналы об этом своим оппонентам так же, как оранжевые на Майдане вели себя с сине-белыми: толерантно, с уважением. Важно, чтобы те, кто сегодня чувствуют себя победителями, точно так же продолжали вести себя с побежденными, даже несмотря на их неадекватность. Обида — ненадежный фундамент для новой Украины, и это не вопрос хороших манер, это вопрос выживания страны.

Юрий Макаров

Терапия ненасилием

Как-то в октябре я писал об открытом письме, к которому имел честь приобщиться собственной подписью. В письме речь шла об угрозе жизни заключенного кубинского диссидента, журналиста и поэта Рауля Риверо. Так вот — подействовало! Уже несколько недель Рауль Риверо на свободе. Сотни писательских подписей, собранных в большинстве европейских стран, оказывается, могут влиять даже на ожесточенные диктаторские режимы — они слабеют. Уходящий год с новой силой открыл всем нам значение солидарного ненасильственного действия. Часы, проведенные на Майдане в ноябре-декабре, относятся к самым счастливым в моей жизни. Никогда не забудется, как вся наша компания — человек десять, а то и двенадцать — пробиралась сквозь открытую человеческую плотность и теплоту: мы держались за руки по двое и каждый раз останавливались в ожидании, если кто-то из нас терялся или отставал. Существовала предварительная договоренность о том, что все всех обязательно дождутся. Стояние на Майдане в многотысячной толпе стало прекрасной терапией от безразличия и деморализации. «Спасибо вам, что вы стоите на этом холоде так тесно, будто пингвины, грея друг друга», — эта фраза Виктора Ющенко, вероятно, уже останется самой красивой из всех, произнесенных им на Майдане.

Я очень хочу, чтобы мы сохранили как можно больше этого сгенерированного Майданом тепла и взяли его с собой в грядущий год. Рауль Риверо на свободе — тяжелобольной, истощенный, но несломленный. Рауль Риверо на свободе, а наша страна наконец становится не их — нашей. Высокие слова оживают и наполняются новым дыханием: будьмо!

Юрий АНДРУХОВИЧ

Год Украины в Украине

Уходящий 2004-й заслуживает отдельного учебника по новейшей истории Украины. Поверьте, это могла бы быть книга, которую не стыдно перевести на любой язык мира и держать на видном месте, рядом с Библией и Всеобщей декларацией прав человека. Придется вписать туда и страницы с «твердым телом», ударенным яйцом, с «оранжевым шабашем», «американскими валенками» и «наколотыми апельсинами» с менингитом, ТРК «Украиной» и прочей, говоря словами героя интернет-мультика, хурмой. Это все-таки год обнаженного по пояс Нестора Шуфрича, программы «Проте» и Романа Козака, о котором уже слагают анекдоты даже в Тбилиси: «Выдвинулся этот ваш кацо на должность президента Грузии. Местное телевидение показывает его политическую рекламу: «Батоно Саакашвили, опомнитесь, ваша жена — голландка...».

Но все же тринадцатый год независимости, несмотря на каббалистическую символику числа «13», стал самым успешным годом государства с новой, и от того несколько сырой, нацией. Виталий Кличко в Лас-Вегасе. Руслана в Стамбуле. Яна Клочкова в Афинах. Андрей Шевченко в Милане. И, без сомнения, оранжевый Майдан в Киеве стали гранями нового и очень успешного суперпроекта «Украина». Мы наконец уяснили для себя, что умеем не только дискутировать о бессмысленных вещах (о политреформе, например), воровать газ и ездить по миру по панамским паспортам, но и совершать мирные революции, нокаутировать, петь, плавать, забивать. И все это — лучше всех. Осталось только одно — жить. Не с нашим счастьем, не лучше других. Просто как нормальные люди.

Второй по счету украинский президент в свое время ввел практику отмечания «годов» какой-нибудь страны у нас. Первой именинницей была, конечно же, Россия. Потом — Польша. Следующей, уже при новом главе государства, будет Грузия. Лично я, конечно, этому факту очень рад, но хотелось бы другого. Чтобы следующий год опять стал Годом Украины в Украине. Де-факто. И не только в административных границах. А в душе.

Нет ничего светлее и радостнее, чем за несколько часов до Нового года вспоминать год, который проходит. Потому что за эти прожитые 366 дней не стыдно.

Вахтанг КИПИАНИ

Контракты №52 / 2004


Вы здесь:
вверх