логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Содовый Титан Беседовал Роман Старовойт - «Контракты» №15 Апрель 2005г.

Руководитель немецкой компании RSJ Erste Роберт Шетлер-Джонс обвиняет россиянина Виктора Вексельберга в атаках на активы RSJ и надеется на помощь британского и немецкого посольств.


Приход англичанина

Ходят слухи о возможной реприватизации активов, принадлежащих RSJ — Крымсоды и Крымского Титана. Как вы считаете, с чем это связано?

— Могу заверить, что предприятие создавалось в соответствии с законами Украины. Мы получили письмо от правительства Крыма, которое предложило нам стать инвестором ГАК «Титан», потом — постановление Кабмина, разрешившего создание этого СП, и на основании этих документов был подписан указ президента. Это не была приватизация. Государство привлекло в свой актив инвестиции и оставило за собой управление предприятием. 50% +1 акция ЗАО «Крымский Титан» сейчас принадлежит ФГИ, 50% -1 акция — у RSJ. В уставный фонд совместного предприятия ФГИ внес активы ГАК «Титан», мы — деньги, кроме того, СП заключило договор об аренде на пять лет Вольногорского и Иршанского ГОКов.

Судя по публикациям, большой интерес к заводу имеют российские бизнес-группы, в частности российская компания «Ренова», принадлежащая Виктору Вексельбергу. Для нас важно, не кто претендует на наши активы, а позиция правительства Украины.

А если завтра Вексельберг обратится к вам и предложит продать вашу долю в СП?

— Все наши действия будут согласовываться, прежде всего, с правительством Украины. Могу сказать, что пока ни г-н Вексельберг, ни его официальные представители не обращались ко мне ни с какими предложениями.

Мы сейчас общаемся со многими организациями — посольством Великобритании, посольством Германии, Европейской бизнес-ассоциацией. Они будут поддерживать нас в процессе отстаивания прав на законно приобретенную нами собственность.

Есть ли у RSJ планы по дальнейшей покупке украинских активов?

— После истечения срока действия договора об аренде Иршанского и Вольногорского ГОКов, которые сейчас Крымский Титан арендует у государства, мы заинтересованы принять участие в конкурсе по приватизации этих ГОКов. Мы хотим дальше, совместно с государством, развивать титановую отрасль. Но я бы не хотел называть интересующие нас активы, потому что опять начнется волна обвинений в адрес компании со стороны конкурентов.

В октябре прошлого года Леонид Кучма подписал распоряжение о передаче в аренду Крымскому Титану Запорожского титано-магниевого комбината. Планирует ли Крымский Титан завершить этот процесс?

— У нас в аренде пока только ГОКи. Мы приостановили процесс аренды стратегических предприятий, в частности, из-за президентских выборов. Тогда решили, что снова начнем разговор на эту тему, как только выберут нового президента. Но, как видите, сейчас столкнулись с другой проблемой.

Who is Mr. Johnes?

Что представляет собой компания RSJ?

— Компания была создана полтора года назад для того, чтобы заниматься бизнесом, связанным с химией. RSJ владеет 75% акций немецкой химической компании ACI AG, 89% Крымсоды и долей в ЗАО СП «Крымский Титан». Мы надеемся, что в дальнейшем сможем развивать химическую отрасль не только за счет активов и заводов, которые на сегодня имеем, но и с другими проектами в Украине и других странах.

RSJ зарегистрирована в Германии, в то же время вы упоминаете о англо-немецком инвесторе. При чем здесь англичане?

— Во-первых, я сам гражданин Великобритании. Во-вторых, компания является холдинговой — это было сделано для того, чтобы акции RSJ могли котироваться на европейских биржах.

Есть ли у вас конкретные планы по срокам выхода на рынок внешних заимствований, например, путем проведения IPO?

— Для выхода на эти рынки нам нужно создать работающую структуру. Необходимо провести реорганизацию системы управления. Компания должна иметь как минимум три года кредитной истории, пройти международный аудит. Необходимо учитывать все тонкости европейского налогового законодательства, например, перевести всю документацию принадлежащих нам предприятий на европейские стандарты.

Кто будет выходить на рынки внешних заимствований — сама RSJ или предприятия, контролируемые компанией, например, Крымсода?

— Мы еще не решили окончательно — сначала нужно разобраться с нынешними проблемами вокруг наших заводов и дальше развивать этот бизнес. Когда нам разъяснят, по каким правилам игры будет жить бизнес в Украине через полтора-два года, тогда мы сможем формировать конкретную стратегию развития своих активов.

Для нас главное — выстроить партнерские отношения с украинским правительством. Понимаете, любые осложнения относительно таких крупных инвестиций, как наша, являются не просто вопросом бизнеса, а уже предметом межправительственных отношений. Сейчас очень много компаний в Германии и Британии следят за нашей ситуацией. От судьбы RSJ напрямую зависит минимум десяток уже запланированных инвестиций из этих стран.

Претендентов на активы ГАК «Титан» еще год назад насчитывалось довольно много — и группа Масловского, и та же Ренова. Как RSJ удалось получить контроль над заводом?

— Я не знаю деталей, но полагаю, что условия, выдвигавшиеся Фондом госимущества к потенциальным инвесторам, других претендентов не устроили. Я обратился в ФГИ лишь после того, как получил письмо от правительства Крыма. На то время мы показали конкретные результаты, улучшив производственные и финансовые показатели Крымсоды.

Бизнес вашей компании в Украине начался с покупки Крымского содового завода. Изначально RSJ хотела купить именно содовый завод, или вас устраивала приватизация любого крупного объекта?

— Выбор не был случайным. Два-три года назад, когда я еще работал в Москве, у меня был ряд предложений от европейских инвесторов, в основном, из Великобритании, совместно вкладывать деньги в разные проекты. Прежде всего, это было связано с приватизацией в Украине. Мы тщательно рассмотрели несколько вариантов, включая предприятия химической промышленности, и одним из лучших объектов на тот момент был Крымский содовый завод.

Деньги без криминала

Буквально сразу после того, как RSJ стала инвестором Крымсоды, ряд интернет-сайтов распространили информацию о непрозрачности компании, о том, что RSJ может быть связана с криминальным бизнесом. Как вы можете прокомментировать подобные заявления?

— По поводу того, что пишут — дескать, непонятно, кто за этой структурой стоит, отвечу просто: очень даже понятно — это моя компания, я здесь. Конкуренты хотят очернить RSJ, потому что, вероятно, сами претендуют на наши предприятия.

Но ведь пиар-атаки на RSJ начались еще с момента приватизации Крымсоды?

— Вексельберг тоже был заинтересован в покупке Крымсоды, мне известно, что одна из 14 структур подавших заявки для участия в конкурсе работала на него. Но, по-видимому, он не мог заплатить те деньги, которые готовы были дать мы — $66 млн за 89% акций завода. Российские бизнесмены никогда не хотели платить реальную цену за предприятия, они всегда стараются взять подешевле. Мы же готовы вкладывать большие деньги — это не только покупка акций интересующих нас заводов, но и выполнение инвестиционных обязательств. Какие у Весельберга планы — я не знаю, он не говорит, сколько денег готов вложить.

Откуда у RSJ средства на покупку Крымского содового завода и создание Крымского Титана?

— Львиную долю вложенных средств и при покупке заводов, и при дальнейшем инвестировании в их развитие составили заимствования у европейских инвестиционных фондов и банков. И частично — это мои собственные деньги.

А какую долю составляют ваши личные средства?

— Это коммерческая тайна.

Вы можете подробнее рассказать о кредиторах, давших деньги на покупку содового завода?

— Я не хотел бы сейчас их называть, могу только уверить, что все банки и организации, участвующие в финансировании, находятся в Евросоюзе и работают по европейскому законодательству. RSJ подверглась атаке в СМИ, и это наносит некоторый ущерб репутации не только нашей компании, но и наших кредиторов. Например, не так давно в Украине была опубликована статья, в которой утверждалось, что за австрийским Райффайзенбанком стоит какой-то криминальный авторитет, а выход материала совпал с участием структур Райффайзена в приватизации ряда объектов. Естественно, связи с криминалом нет — западные банки просто не могут себе такого позволить. У нас это исключено по определению и в силу жесточайшего финансового мониторинга. Но я уверен — если начну рассказывать о кредиторах, может оказаться так, что голословно, без всяких оснований могут потом сказать: мол, и я, и они связаны с криминальными организациями.

— Последние события вокруг собственности RSJ отразились на ваших отношениях с кредиторами?

— Нет. Но я уверен: это — одна из целей дискредитации.


Досье

Роберт Шетлер-Джонс, гражданин Великобритании. В 1991 году закончил специальное отделение современных языков и международных отношений в университете Surrey, Великобритания. Во время обучения дважды посетил Киев — в 1989 и 1990 годах.

По окончании университета в 1991-м основал в Киеве консалтинговую компанию, преимущественно помогавшую британским компаниям, желавшим работать в Украине. Позже занялся инвестициями в недвижимость.

В 1996 году переехал в Москву и работал в отделении американского инвестиционного фонда в сфере торговли недвижимостью, курируя развитие проекта. После российского финансового кризиса 1998 года вернулся в Киев и возглавил компанию «Днепровская пристань», работавшую над организацией постройки жилого и развлекательного комплекса на Рыбальском полуострове в столице.

В 2000 году вернулся в Москву, став соучредителем британской компании Sabre, занимавшейся строительством сети трехзвездочных гостиниц в России на средства ЕБРР. Параллельно развивал в Украине проекты, связанные с приватизацией.

Является руководителем и единственным владельцем зарегистрированной в Германии компании RSJ Erste Beteiligungs GmbH. Через эту компанию британец владеет 75% акций публичной химической компании ACI AG (Германия).

В феврале 2004 года RSJ приобрела 89,48% акций Крымского содового завода — крупнейшего в Украине производителя кальцинированной соды. В сентябре 2004 года, по указу президента Украины, компания стала владельцем 50% -1 акций в уставном фонде совместного предприятия «Крымский Титан», созданного на базе ГАК «Титан».

Контракты №15 / 2005


Вы здесь:
вверх