логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Когда лобби становится хобби Дмитрий КРАПИВЕНКО - «Контракты» №16 Апрель 2005г.

Отлучение власти от бизнеса — недосягаемый идеал даже для стран ЕС и США. Чтобы убедиться в этом, достаточно присмотреться к таким известным политикам, как итальянский премьер Сильвио Берлускони и вице-президент США Дик Чейни.


Сильвио здесь, Сильвио там

Его сравнивают с Бенито Муссолини, обвиняют в связях с мафией и предрекают вечную жизнь. Итальянский премьер Сильвио Берлускони — один из самых ярких примеров единства и борьбы бизнеса и власти в современной Европе. С одной стороны, его карьера — это путь предпринимателя, который построил мощную бизнес-империю и, чтобы гарантировать ей безопасность и процветание, пошел в большую политику. С другой — Берлускони амбициозен и всегда желал власти: сначала он подчинил себе одну компанию, потом группу компаний, а потом и целую страну.

Нынешний премьер-министр Италии был сыном банковского клерка и не мог претендовать на значительные родительские капиталы или солидную протекцию со стороны влиятельных родственников. В 1961 году он закончил факультет прикладной юриспруденции Миланского университета. Молодой ученый Берлускони специализировался на вопросах медиа-рынка и рекламы. Но для реализации собственных проектов в этой области ему недоставало средств. Поэтому за первым миллионом Сильвио Берлускони направился в более прозаичную отрасль — строительство.

История умалчивает о том, каким образом Берлускони добывал для своего детища лакомые подряды. Но за несколько лет существования его компания Edilnord сумела реализовать пять комплексных проектов общегородского значения. На рынке недвижимости компания стала заметным игроком.

И только сам Берлускони знал, что строительный бизнес — это только первые кирпичи в башне его будущей империи. В конце 70-х он начинает реализовать свои проекты в области масс-медиа. Берлускони становится владельцем влиятельной газеты Il Giornale. Здесь он пытается впервые пропагандировать свои политические идеи. И тогда же сомневается в силе печатного слова.

Путь Берлускони к власти пролегал через телевидение. В 1980 году он приобрел самую известную в Милане телестудию, из которой впоследствии возник общенациональный Canale 5. В его собственности остались предприятия в строительной, пищевой и финансовой отраслях, а также подчиненные главной компании его империи — Fininvest. Активы, контролируемые Сильвио Берлускони, оцениваются в EUR17 млрд. Годовой доход — EUR5 млрд. Штат — 20 тыс. Масштаб достаточный, чтобы быть заметной компанией не только в Италии, но и на мировом медиарынке. Берлускони — самый богатый человек в стране, его состояние — $10,3 млрд. Он в тридцатке миллиардеров журнала Forbes. Пора идти в политику.

Когда Сильвио Берлускони начал создавать свою правоцентристскую партию Forza Italia (Вперед, Италия! — недоброжелатели переводят как Вперед, Империя, имея в виду бизнес-империю Сильвио Берлускони), стало понятно, что он не зря в свое время сделал ставку на масс-медиа.

Все подконтрольные ему СМИ стали рупором предвыборной пропаганды. В итоге Forza Italia набрала большинство в итальянском парламенте на выборах 1994 года. Берлускони погрузился в политику и отказался от бизнеса — сложил с себя все менеджерские полномочия, но остался владельцем мощной бизнес-империи. Во второй половине 90-х Сильвио опять вынужден был вернуться в бизнес.

Когда лидер Forza Italia оказался вне власти, против него было возбуждено сразу несколько судебных исков. Берлускони обвиняли в неуплате налогов, взяточничестве, незаконном финансировании предвыборной кампании своих товарищей. Однако за решетку бизнесмен-политик не попал: то ли у следствия не хватило доказательств, то ли наказать главу Forza Italia не смогли по сроку давности.

Но судебная волокита, кажется, изрядно потрепала нервы Сильвио Берлускони. В 2001 году он все свои финансовые и медиамощности направил на избирательную кампанию. На кону — должность премьер-министра страны. На отбеливание имиджа пошли колоссальные средства — только на издание «канонической» биографии Берлускони было потрачено около $20 млн. PR не оказался напрасным — учредитель Forza Italia занял премьерское кресло. Наряду с бизнес-ресурсами пригодился и спортивный — за Берлускони как владельца футбольного клуба «Милан» проголосовали миллионы футбольных болельщиков.

Восхождение на вершину исполнительной власти не спасло Берлускони от обвинений в порочащих связях с криминалитетом и неофашистами. Ему вменяют в вину злоупотребления в области СМИ. Журналистов из неподконтрольных масс-медиа итальянский премьер недолюбливает.

Усилиями его кабинета и партии с государственных телеканалов увольняют оппозиционных журналистов. Акулы пера обвиняют Берлускони в нарушениях в ходе предвыборной кампании и лоббировании собственных бизнес-интересов. Иногда премьер идет на уступки и обещает отказаться от президентства в футбольном клубе «Милан» или продать свою долю в медиаконцерне. Но оппоненты усматривают в обещаниях Берлускони неискренность: мол, он передаст акции своим сыновьям и останется лоббистом высшего ранга. С трибуны Европарламента итальянский лидер произносит лозунги о дружбе со всеми, о ЕС от Израиля до Владивостока и о свободной конкуренции. Хотя, как уверяют американские аналитики, в Италии очень тяжело работать в отраслях, где представлена бизнес-семья Берлускони.

Враги сравнивают итальянского премьера с диктатором Муссолини и сами себя пугают: премьер продержится у власти дольше фашистского лидера, ведь личный врач семьи Берлускони — доктор Умберто Скапаньини уверяет, что при нынешнем физическом состоянии, генетических предпосылках и умственной активности Сильвио Берлускони может жить вечно.

Воинственный Дик

Если для Сильвио Берлускони политика стала продолжением бизнеса, то в карьере нынешнего вице-президента США Дика Чейни пятилетний опыт работы в коммерческой структуре был только эпизодом, запятнавшим репутацию. Республиканец по партийной принадлежности и консерватор во взглядах мистер Чейни окунулся в большую политику еще в 1969 году, когда начал работать помощником одного из сенаторов. Приятель Бушей, сенатор и министр обороны неожиданно отказался участвовать в президентской гонке и в 1995 году пошел работать в компанию Halliburton (№ 2 на мировом рынке нефтегазового сервиса). На менеджерской должности Чейни организовал ряд удачных поглощений и сумел подписать довольно выгодные контракты с Нигерией.

Как руководитель Halliburton Дик Чейни имел не только высокую зарплату наемного менеджера, но и часть акций компании. Когда в 2000 году Чейни присоединился к президентской команде Джорджа Буша-младшего, он был вынужден оставить бизнес-карьеру. Большинство своих акций Чейни продал, но у него остались ценные бумаги Halliburton на сумму $8 млн. Доход от этих акций американский вице-президент передал на благотворительные цели. А потом и вовсе передал акции благотворительному фонду. Но проверки Офиса правительственной этики США установили, что финансовые отношения Чейни с Halliburton не прекратились в 2000 году. Оказывается, что с 2002 года вице-президент получил в качестве зарплаты около $162 тыс. По другими данным, предоставленным общественной организацией Citizen Works, Дик Чейни получал от родной компании около $1 млн в год.

Благодарность Halliburton понять нетрудно: компания одной из первых получила подряды на работы в оккупированном Ираке. К тому же после возвращения Чейни в политику у компании начались существенные проблемы: Halliburton обвинили в махинациях с финансовой отчетностью и коррупционных связях с нигерийскими властями. В такой ситуации заступничество чиновника из Белого Дома было бы очень кстати. Вину Halliburton в махинациях суд признал, и компании пришлось выплатить $6 млн компенсации. Однако существенным репрессиям ни сама Halliburton, ни ее бывший руководитель не подверглись.


Анекдот от Берлускони

Свою антипатию к оппозиционным (читай — неподконтрольным) СМИ Сильвио Берлускони выражает в собственных анекдотах. Вот один из них.

В лодке плывут Папа Римский и Сильвио Берлускони. Папа уронил в воду молитвенник. Берлускони выходит из лодки, идет по воде, вылавливает молитвенник и возвращает его Папе. На следующий день итальянские газеты выходят с заголовками: «Берлускони не умеет даже плавать».


Верность ленинским заветам

Киргизстан во времена Акаева жил по ленинскому определению, что «политика есть концентрированная экономика». Весь крупный и средний бизнес был в круге интересов правящей «династии». Каким образом изменится тональность диалога бизнес-власть после революции в Киргизстане, можно будет говорить после президентских выборов в этой стране, назначенных на июль этого года. Как сообщил Контрактам Улан Мелисбек, главный редактор интернет-издания gazeta.kg, сейчас среди претендентов на президентскую должность есть один бизнесмен — Алмазбек Атамбаев, руководитель промышленного концерна «Форум».

Предпринимателей сегодня немало в киргизском временном правительстве. «Ограниченность в ресурсах, возможностях и суженное поле экономической деятельности толкает людей с предпринимательскими способностями в политике», — объясняет ситуацию в стране Улан Мелисбек. — Становясь чиновником, предприниматель, как правило, продолжает лоббировать свои бизнес-интересы. К сожалению, в киргизском законодательстве оговорены только отдельные разграничения деятельности чиновников и их бизнес-интересов».

Контракты №16 / 2005


Вы здесь:
вверх