логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Чернобылем не испугаешь Дмитрий КРАПИВЕНКО, Сергей ПУЛЬША (Минск) - «Контракты» №17 Апрель 2005г.

После аварии на ЧАЭС прошло почти 20 лет. Постсоветские страны присоединились к международным договорам об ответственности за техногенные инциденты на атомных станциях, но от строительства новых энергоблоков мало кто отказался.


Безопасность под венским соусом

Чернобыльская катастрофа научила страны, владеющие атомными реакторами, быть сговорчивее в вопросах безопасности. Через несколько месяцев после аварии на ЧАЭС были подписаны два договора, к которым присоединился и СССР — Конвенции об оповещении о ядерной аварии и о помощи в случае ядерной аварии. Под патронатом МАГАТЭ установлены правила, согласно которым страны, соседствующие с территорией, на которой произошло атомное ЧП, должны быть уведомлены об аварии в первую очередь.

Они же обязаны предоставить помощь при ликвидации последствий аварии. В 1997 году к Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб присоединились Украина, Армения и Литва — в этих странах со времен СССР остались атомные станции. Россия присоединилась к этому договору лишь в начале марта этого года.

Действие Венской конвенции распространяется на все сферы использования ядерных материалов, за исключением ядерного оружия. Например, государство как собственник АЭС, в случае ЧП выплачивает компенсации пострадавшим, в том числе и соседним странам — в случае инцидентов. Собственно ответчиком согласно Венской конвенции выступает оператор — «лицо (юридическое или физическое), назначенное или признанное отвечающим за ядерную установку».

От выплаты компенсаций оператор освобождается лишь в том случае, если авария была вызвана в результате вооруженного конфликта, восстания или гражданской войны. Венская конвенция предусматривает, что государство само устанавливает предел материальной ответственности оператора ядерной установки при условии, что компенсация должна составлять не менее $55 млн. Документ также позволяет ограничить предел ответственности за один инцидент на уровне $60 млн.

Прецеденты выплаты таких компенсаций уже имели место в США. После аварии в 1979 году на атомной станции Три-Майл Айленд пострадавшим было выплачено более $20 млн.

Беларусь рассматривает две площадки для строительства АЭС. Обе в Могилевской области

Присоединение России к Венской конвенции — довольно значимое событие для Украины. Во-первых, недалеко от украинских границ находятся 4 российских АЭС — Нововоронежская, Калининская, Обнинская и Курская. В случае аварии на этих объектах Украина может рассчитывать на компенсации со стороны РФ. Во-вторых, ожидается оживление на страховом рынке. В Украине уже действует Ядерный страховой пул (объединяет 17 СК), который на $15 млн застраховал риски убытков от возможных катастроф на 4 украинских АЭС.

Недавно пул застраховал Институт ядерных исследований НАНУ. Однако суммы, которыми оперирует украинский страховой пул, не соответствуют масштабам деятельности АЭС. В мае прошлого года украинские атомные станции были перестрахованы российским ядерным страховым пулом на $60 млн. С присоединением РФ к Венской конвенции страхование мирного атома в России становится еще более актуальным, и в перспективе может возникнуть единая структура, страхующая риски на АЭС на территории СНГ.

Ударными бригадами, девичьими отрядами

Из стран бывшего СССР от атомной энергетики отказалась только Литва — тамошнюю Игналинскую АЭС планируют полностью вывести из эксплуатации к 2009 году. Литовцы объясняют свое решение тем, что построенная по советским стандартам станция — объект экологически опасный. Правда, в странах Балтии все же разные взгляды на мирный атом — в Эстонии еще три года назад всерьез обсуждался проект строительства АЭС совместно с Латвией.

Собственной атомной станцией желает обзавестись и Беларусь. Александр Лукашенко обеспокоен тем, что «российский газовый вентиль становится рычагом политического давления» на Беларусь. Поэтому Лукашенко поставил перед правительством две задачи: избавиться от монополии Газпрома на поставки газа, то есть найти других потенциальных поставщиков, и смягчить зависимость от российского газа вообще. А это можно сделать только одним способом: отыскав принципиально новый источник энергии.

Заметим, что еще в 1992 г. Совет министров Беларуси принял и одобрил Программу развития энергетики и энергоснабжения до 2010 г. Этим документом, в том числе, предусматривается и развитие атомной энергетики в Беларуси. В 1993 г. была разработана Концепция проекта программы развития ядерной энергетики в Беларуси.

«Для возможного размещения на территории Беларуси более перспективными являются российские проекты АЭС нового поколения с реакторами ВВЭР-640 или ВВЭР-1000, — подчеркивает Александр Михалевич, генеральный директор Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» (Беларусь). — Проведенные исследования по изучению возможности размещения на белорусской территории АЭС и хранилищ радиоактивных отходов дали положительный результат».

По расчетам белорусских (и не только белорусских) специалистов, только один блок ядерного реактора ВВЭР-640 стоит около $1 млрд. В целом сумма строительства станции может составить $4 млрд. Таких денег у республики нет. Нужно отметить, что Международные резервные активы Беларуси, рассчитанные по методике МВФ, на февраль 2005 года составляли $949,1 млн.

В самой Беларуси нет не только денег, но и специалистов по строительству АЭС. По заявлению бывшего депутата парламента Беларуси Владимира Парфеновича, АЭС собираются строить с помощью студенческих стройотрядов Белорусского республиканского союза молодежи — пропрезидентской молодежной организации, прозванной в народе лукамолом, который в последнее время активно зазывает молодежь на ударные стройки. О надежности и безопасности построенного таким образом ядерного объекта остается только мечтать.

По расчетам белорусских экспертов, введение в энергосистему республики АЭС позволит уменьшить затраты на топливо на $200-400 млн в год, а себестоимость производства электроэнергии будет примерно на 20% ниже, чем при использовании газа для ее производства.

Действительно, у республики большая проблема в связи с зависимостью от газовых поставок со стороны российского Газпрома. Однако при любых раскладах зависимость Беларуси от РФ все равно сохранится, только измеряться она будет не в газовом, а в урановом эквиваленте.

Контракты №17 / 2005


Вы здесь:
вверх