логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Идеология ошибок Беседовал Вячеслав ДАРПИНЯНЦ - «Контракты» №17 Апрель 2005г.

О коррупционных рисках, незамеченных реформаторами тендерной отрасли, Контракты беседовали с одним из идеологов реформы, начальником управления методологии, правового обеспечения и контроля в сфере госзакупок Министерства экономики Украины Сергеем Яременко.


Сергей Яременко

Кабмин намерен предоставить ГАК «Укрресурсы» спецстатус органа, координирующего госзакупки. Какие гарантии, что предприятие, пусть даже на 100% государственное, не будет завышать расходы, связанные с организацией тендеров, с целью максимизации своей прибыли в ущерб участникам и государству?

— Постановление о том, что координировать госзакупки будут именно Укрресурсы, еще не принято — председатель правления компании Ярослав Арсирий немного поспешил, дав вам интервью на эту тему (подробнее — читай «Торг уместен!» в Контрактах № 15. — Ред.). Действующим постановлением № 1312 и законопроектом об изменениях тендерной системы государства предусмотрено, что координатором госзакупок может быть либо один из главных распорядителей бюджетных средств, либо предприятие, уполномоченное Кабмином.

Хотя, в принципе, учитывая европейский опыт, нет ничего страшного, если координатором госзакупок будет предприятие. Ведь это предприятие, подконтрольное государству, будет брать процент за организационные услуги не со всех участников, а с победителя тендера. Кстати, мы либо запретим продажу тендерной документации, либо сделаем так, чтобы ее продавали по символической цене. Сейчас коммерческие структуры, закладывая в подготовку тендерной документации стоимость своих услуг, бесконтрольно завышают на нее цены.

Однако все ГАКи и НАКи в большей или меньшей мере работали не только на государство, но и на определенные финансово-политические группы. Не приведет ли предоставление спецстатуса Укрресурсам к монополизации тендерной отрасли?

— Еще раз подчеркну: рано говорить о том, кто будет координатором госзакупок — Укрресурсы или кто-то другой. Конкурентов у этой компании достаточно, поэтому скажем так: Укрресурсы — один из претендентов на межведомственную координацию, наиболее подходящий с точки зрения своего статуса, опыта проведения госзакупок и инфраструктуры. Причем цена услуг межведомственного координатора, озвученная Ярославом Александровичем (1-3% от суммы тендерного контракта), еще не определена окончательно.

Скорее всего, она будет дифференцироваться в зависимости от суммы сделки — от 0,1 до 1%. По сути же, государство не задается целью как можно больше заработать на организации тендеров. Мы хотим оптимизировать и сделать систему госзакупок более прозрачной за счет принципа коллегиальности (предполагающего создание тендерных комитетов на базе координатора, бюджетных распорядителей и представителей силовых ведомств), а также — посредством экономии бюджетных средств на оптовых поставках. В общем, координатор не станет большой государственной пиявкой, присосавшейся к участникам и заказчикам тендеров.

В идеале, закупки в порядке межведомственной координации должны происходить на добровольной основе: если заказчик хочет — он пользуется услугами координатора, не хочет — сам проводит тендер и определяет победителя. Это практика Швеции и Великобритании, где координаторы госзакупок проводят тендеры, по их результатам публикуют каталоги, на которые ориентируются заказчики.

Насколько мне известно, в проекте постановления Кабмина межведомственная координация госзакупок отнюдь не добровольна...

— Да, межведомственная координация госзакупок предусмотрена императивно. Но, во-первых, заказчик всегда может отказаться от закупки, если Укрресурсы или какая-либо другая организация не полностью учла его пожелания, и провести тендер самостоятельно. А во-вторых, в проекте законодательных изменений не прописано, что координировать госзакупки должна одна и только одна структура. Таким образом, монополизации тендерной отрасли не произойдет. Хотя риски, как известно, есть всегда.

Возможно, следовало минимизировать риски, повысив статус координатора госзакупок до уровня Фонда госимущества, а заодно — развеять коррупционные подозрения, связанные с тем, что, к примеру, председателя Укрресурсов назначает премьер-министр, а не Верховная Рада?

— Хорошая идея, но, к сожалению, она трудно реализуема в краткосрочной перспективе. Мы рассматривали такой вариант координации госзакупок, даже прописали его в нашей стратегии. Но систему госзакупок нужно было реформировать еще вчера, постановление № 1312 не работает уже несколько лет, поэтому, для ускорения процесса, Кабмин отказался от данной идеи. Хотя это не означает, что она умерла. После того как будет получен экономический эффект от законодательных изменений, а заказчики поймут, что работать с координатором выгоднее, чем с коммерческими структурами, мы поставим координацию госзакупок на добровольную основу, а в перспективе — пересмотрим статус самого координатора. Хотя, в любом случае, это будет хозрасчетная организация.

Ведь несерьезно сидеть на бюджетном иждивении, когда мимо тебя проходят нешуточные деньги! Касательно замечания о премьер-министре могу сказать, что правительство, декларирующее борьбу с коррупцией и реформирующее систему госзакупок, вряд ли станет внедрять в тендерную отрасль новые теневые схемы.

Идея ввести в тендерные комитеты представителей силовых министерств может привести к узаконенному давлению на участников. Что помешает координатору госзакупок, бюджетному распорядителю и силовику договориться между собой в интересах «правильного» предприятия?

— То, о чем вы говорите, может произойти независимо от того, будет ли реформирована система госзакупок. По большому счету, некоторые тендерные комитеты заказчиков и сейчас привлекают в свой состав, к примеру, сотрудников СБУ. Для определенных видов закупок, например, компьютерной техники, программных продуктов — в обязательном порядке. Поймите, что сфера госзакупок была, есть и будет опасной с точки зрения коррупции.

И не только в Украине. Невозможно побороть коррупцию раз и навсегда. В той же Великобритании выгоднейшее ценовое предложение фирмы Harmon на ремонт одного из помещений парламента было отвергнуто только потому, что Harmon — это дочка французской компании. И вряд ли это было единственной причиной отказа. Наша задача — минимизировать уровень коррупции в сфере госзакупок. Поэтому работа координатора в зоне досягаемости Кабмина — это правильное решение: не будут справляться, пойдут жалобы от участников, будут доказаны факты коррупции — определим нового генерального заказчика.

В законодательных изменениях, инициированных Кабмином, остались прорехи, позволяющие заказчикам необоснованно привлекать для подготовки тендерной документации коммерческие структуры. Минэкономики это устраивает?

— Выбивать коммерческие структуры из процесса подготовки тендерной документации никто не собирается. Я читал статью «Тендерными тропами» (Контракты, № 15. — Ред.) и могу заключить, что многое вы знаете, о многом — не знаете... Правда, зря вы обидели бывшего торгпреда Украины в Германии Анатолия Врублевского, упомянув его имя в контексте Центра тендерных процедур. К этой организации имел отношение не он, а его однофамилец.

Так вот — многих заказчиков просто силой заставляли работать с коммерческими организациями. Несмотря на это, никто не будет изменять сложившуюся ситуацию силой. Я уже информировал заказчиков о том, что размещать информацию о предстоящих тендерах можно не только в электронном виде, но и отправить почтой. Со временем заказчики сами решат, нужен ли им, тот или иной консультант или эксперт.

Что по этому поводу думает Минэкономики?

— Зачастую мы отменяем торги, говорим заказчикам: «Мол, вы же платите за документацию — так следите за ее качеством и ценой». В 70-80% случаев торги отменяются по причине некачественной тендерной документации (особенно, это касается технических или квалификационных требований к участникам). За всем этим может стоять не столько дискриминация, сколько халатность.

Почему бы не зафиксировать, к примеру, требования к банковской гарантии на законодательном уровне?

— Минэкономики неоднократно обращалось в Нацбанк по этому поводу — к сожалению, получали только отписки. Хотя, в принципе, вы правы — четкие требования к тендерному обеспечению и право уполномоченного органа устанавливать методики расчета стоимости тендерной документации можно прописать в изменениях к закону о госзакупках. Минэкономики попытается это сделать, хотя и без этого прохождение изменений обещает быть трудным.

А что мешает реанимировать статью 35 закона, гарантирующую победителю тендера своевременную оплату бюджетным распорядителем?

— Такая гарантия ежегодно закладывается в закон о госбюджете. Против дополнительных гарантий будет возражать Минфин.

Однако на практике порядок оплаты товаров, работ и услуг предприятий, победивших в тендере, зачастую устанавливается на уровне договора с заказчиком. Дальше — начинаются откаты.

— Это замечание также можно учесть в процессе рассмотрения законопроекта в Комитете ВР по вопросам финансов и банковской деятельности. На мой взгляд, с такой инициативой должны выступить сами предприниматели.

Контракты №17 / 2005


Вы здесь:
вверх