логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бой с тенью Юрий ГАНУЩАК, менеджер по закупкам проекта Всемирного банка - «Контракты» №17 Апрель 2005г.

Разрушая старые теневые схемы в отрасли госзакупок, правительство закладывает фундамент для новых злоупотреблений.


Вопросы государственных закупок, рассмотренные в Контрактах, слишком важны, чтобы оставаться в стороне от ситуации, сложившейся в тендерной отрасли. При условиях, когда коммерческие структуры путем внесения изменений в тендерное законодательство (напомним, что Верховная Рада трижды преодолела президентское вето на соответствующий законопроект. — Ред.) целиком легитимно присосались к госбюджету, есть все основания говорить о дестабилизации системы госзакупок. По сути, лоббисты нанесли удар по принципиальным законодательным нормам, что привело к монополизации тендерной отрасли. Речь идет в первую очередь об:

— обязательном размещении тендерных объявлений на сайтах структур, подконтрольных лоббистам;

— уничтожении системы единых тендерных комитетов и генеральных заказчиков;

— обязательном обучении членов тендерных комитетов на курсах учреждений, подконтрольных группам лоббистов.

Госпожа премьер взяла под личный контроль подготовку законодательных изменений в отношении государственных закупок и уже представила соответствующий законопроект в парламент. Однако в связи с недостатком времени этот документ оказался не более системным, чем действующий закон. Из серьезных нововведений в проекте выделяется лишь одно — планирование закупок. В остальном восстановлена концепция старого закона.

Отдельного рассмотрения заслуживает инициируемое направление огромных финансовых потоков через коммерческую структуру — координатора межведомственных госзакупок. То обстоятельство, что эта структура имеет стопроцентный капитал государства, не меняет предназначения любого коммерческого учреждения — получение прибыли. В данном случае речь идет о монополизации определенного вида деятельности. Так что возникает целый ряд вопросов: могут ли работы, которые будет выполнять коммерческое учреждение, быть осуществлены структурным подразделением правительства, что является источником прибыли данного предприятия, каким образом государство собирается контролировать ценообразование этого монополиста?

В таком контексте аргументы о том, что подготовка тендерной документации и организация торгов являются настолько специфическим и сложным заданием, что его может выполнять только отдельное предприятие, неубедительны. Если следовать логике адептов этой схемы, то упорядочивание работы таможни целесообразно поручить специально отобранной коммерческой структуре, ведь для этого также нужны специальные знания и навыки. И налоговая, наверное, не против возобновить деятельность специализированных дочерних предприятий по выбиванию долгов.

На самом деле тендерные процедуры должны быть формализованы до тончайших нюансов, которые сделали бы невозможными коррупционные действия чиновников. Именно поэтому в странах Европы тендерное законодательство максимально детализировано. Украинское правительство решило пойти иным путем. При этом интересным выглядит предложенный ГАК «Укрресурсы», являющейся потенциальным межведомственным координатором госзакупок, источник получения прибыли — процент от цены тендерного контракта.

В чем заинтересован заказчик торгов? Очевидно, в уменьшении цены закупки. А посредник, получающий процент? Конечно, в ее увеличении. Имеем очевидный конфликт интересов, подтверждающий один из постулатов тендерного законодательства — между публичной властью и частным бизнесом не может быть посредника, целью которого является получение прибыли. Конечно, привлечение последнего в качестве эксперта возможно, но только при условии, что он не аффилирован с участниками торгов.

Бесспорно, за экспертные услуги следует платить, как, кстати, и работникам подразделения, готовящего тендерную документацию. Однако это вопрос общего характера из разряда «Сколько должен получать чиновник, чтобы удержаться от искушения зарабатывать на своем административном статусе?».

В конечном счете, если уж пользоваться услугами коммерческой структуры, то монопольный характер ее деятельности требует жесткого контроля со стороны государства в первую очередь за сметой всех расходов этой структуры. Каковы же тогда преимущества заключения контракта на проведение тендера специализированным предприятием по сравнению, например, с наймом и платой за экспертные услуги отдельной группе специалистов?

Пока правительство пытается минимизировать потери бюджета вследствие сговоров поставщиков и должностных лиц министерств и ведомств путем введения в систему госзакупок «генерального заказчика», который сконцентрирует однотипные закупки главных бюджетных распорядителей. Однако следующий шаг — коммерциализация такого заказчика — ошибочен. Целесообразнее было бы внедрить институт «организатора торгов» и делегировать ему функции по осуществлению всех закупочных процедур, кроме заключения контракта, что является прерогативой заказчика торгов — распорядителя бюджетных средств.

Организатор торгов должен быть публичным органом в структуре исполнительной власти (Кабинета Министров, исполкома в органах местного самоуправления, государственных администраций). Ведь именно нормативными актами этих органов в плане закупок определяются предметы закупок на соответствующих уровнях. Это могут быть закупки товаров и услуг на сумму более 500 тыс. грн для государственного бюджета и более 100 тыс. грн — для других организаторов на местном уровне. На уровне министерств и ведомств имеет смысл осуществлять централизованные закупки, проходящие процедуру открытых торгов. А другие закупки — по методу котировки — на уровне распорядителей средств.

Чтобы предотвратить злоупотребления, нужно:

1 На соответствующих уровнях организаторов торгов создать как тендерные комитеты, публичные органы для принятия решений, так и профессиональные подразделения по подготовке тендерной документации;

2 Обеспечить участие депутатов соответствующих уровней в тендерных комитетах с целью предотвращения давления на должностных лиц;

3 Тщательно выписать все процедуры закупок, в том числе — обратную связь организатора и участников торгов.

На последний пункт следует обратить особое внимание. Ведь одной из главных проблем системы госзакупок является тенденциозная, ориентированная на одного поставщика, тендерная документация. Едва ли не единственное средство устранения этой проблемы — реакция конкурентов на такую тенденциозность в виде жалоб. И в этом случае необходимо обеспечить соответствующий временной запас для такого реагирования.

Нормальный цикл представляется таким: в течение двух недель после публикации участники торгов получают тендерную документацию, в течение двух следующих недель высказывают свои замечания и предложения организатору торгов. После этого подразделение, ответственное за подготовку тендерной документации, посылает участникам разъяснение и, при необходимости, изменения к документации.

Еще как минимум две недели необходимо участникам торгов на подготовку тендерных предложений. Таким образом, на законодательном уровне стоит предусмотреть закупочный срок в 45 дней (от тендерного объявления до процедуры открытия заявок). А любые попытки сократить этот срок следует рассматривать как симптом возможных злоупотреблений.

Контракты №17 / 2005


Вы здесь:
вверх