логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Проверено на себе - «Контракты» №25 Июнь 2005г.

Журналист попытался оценить свои способности, заодно протестировав погрешность методик.


Мне, закостенелому гуманитарию, некоторые вопросы отечественного теста показались крайне нечестными. В последнем блоке предлагались упражнения по установлению логической связи в рядах цифр. Можно было, конечно, вооружившись калькулятором, к исходу третьего часа решить все поставленные задачи, однако времени на это отводилось непростительно мало: всего несколько минут.

И вот результат — запись в шкале «Невербальный интеллект»: «ниже среднего». Бездушная машина (нужно отметить, что тест, как и большинство его сородичей автоматизирован) определила мою взлелеянную креативность, высокую обучаемость и колоссальную коммуникабельность как средние. Благо, по остальным семи шкалам результаты оказались куда лучше. И в целом управленческий потенциал, наличие которого у меня проверили в рекрутинговом агентстве, оказался еще ничего. К слову, вместо обычных 50 мин. на выполнение заданий теста «Топ-менеджер» я потратила минут 25-30 (может, стоило помедленнее, повдумчивее?).

Рекорд скорости был поставлен и при заполнении Профессионального личностного опросника компании SHL. С ним я разделалась за 22 минуты, ответив на 90 вопросов. Причем, заметьте, сидя дома за собственным компьютером. Логин и пароль на вход в тест мне прислали по электронной почте.

Распечатки с результатами показали, но на руки не дали: чтобы кто ни попадя не интерпретировал результаты, поскольку правильно оценить полученное может только специалист. На листе — в столбик список качеств и шкал оценки. Разброс — колоссальный — от минимальной «единицы» до десяти.

Татьяна — менеджер SHL — сказала, что, в принципе, это — нормально. По ее словам, гораздо реже встречаются люди, у которых все оценки колеблются на уровне среднестатистической «пятерки». Их сложнее раскусить. Уточнила, что по непроверенной информации, таким образом заполнять тесты учат разведчиков.

Потом Татьяна провела со мной беседу-интервью. Обязательность этого испытания объяснила необходимостью снижения погрешности. Привела пример из своей практики. Результаты теста показали, что прекрасный менеджер, оказывается, пассивен и не стремится к достижению высоких результатов.

На вопрос, какую деятельность он считает значимой, менеджер ответил что-то вроде достижения мира во всем мире. Оказалось, что бытовые задачи, решаемые ежедневно, он не считал соотносимыми по важности с глобальными проблемами. Должно быть, вот так и случаются роковые нестыковки.

В моем случае корректировка понадобилась минимальная. Не зря же шкала «логичность ответов» зависла на пятерке (было бы меньше — умалила бы достоинства, выше — завралась). Сомнения вызвал средний балл по шкале «Нацеленность на успех». Дело в том, что перед этим я проходила тест у психолога и как раз по этой позиции получила едва ли не наивысший балл.

Татьяне пришлось задать мне несколько наводящих вопросов и произвести корреляцию шкал. Выяснилось, что я действительно нацелена на успех, только, как большинство женщин, действую в этом направлении скорее интуитивно, нежели осознанно. Я убедилась, что для выявления таких нюансов и нужна обратная связь консалтера и кандидата.

Скажем честно, ничего нового о себе я не узнала, что, по моему авторитетному мнению, свидетельствует не о непригодности тестов, а о правильной самооценке.

Дома, ради спортивного интереса, я прошла несколько интернет-версий теста Люшера. Получила совершенно разные по содержанию, но одинаковые по размытости результаты, касательно которых сделала вывод по Станиславскому: не верю.

Контракты №25 / 2005


Вы здесь:
вверх