логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Неправильный Таиланд Сергей ИВАНОВ, фото автора - «Контракты» №25 Июнь 2005г.

Все-таки не я виноват в цунами. Что с того, что ненаписанная год назад статья как всякое неисполнение долга легла на стихийные весы и надвинула одну тектоническую плиту на другую...


В мае 2004 года, в начале сезона дождей, я попал в Таиланд. Время было неверное — на погодных сайтах каждые туземные сутки обозначались сплошным: «буря». Впрочем, наши путешествия навсегда безнадежно испорчены. Самолетами.

Авантюрное полугодовое плавание, каковым оно было бы век назад, выродилось в десятичасовой перелет с невесть откуда взявшимися пьяными словацкими туристами. Киев — неуемные словаки — поле для гольфа (что за шутки?) под крыльями «Боинга» — вот и все путешествие через полмира.

Королевский дворец и ват Пхракэу

Прилетев, обнаруживаешь рано проснувшийся, отлаженный город. В 6 часов утра остановки общественного транспорта заполнены тайцами — рабочее утро. Труха твоих предубеждений — никакой нищеты и заброшенности.

Цивилизованная, ясная страна. Отличные шоссе (потом подтвердится — отличные до последнего метра на севере, до Лаоса).

Въезжаешь-то не в страну, въезжаешь — как всегда — в мир своих предрассудков. В голове — ничего, кроме информационного гудения путеводителей. Тайский массаж да body massage — ну все то, что великолепный «Дорлинг Киндерсли» игнорирует, а туристические интернет-форумы превозносят.

То, что тянет сюда как молодых авангардистов, так и пожилых аутсайдеров сексуальных сражений — существует. Как по мне, человеку с Canon’ом, то половые паломники загромождают пейзаж. Секс-миссии, трансвеститы, треугольный наркотический рай — стереотипы, от которых чиновники Министерства туризма Таиланда морщатся. И их можно понять. Только как без этого? Без стереотипов нынче путевки не продашь.

Великая отечественная антистереотипная война сводится к вытеснению одних стереотипов другими: король и его покойная мать, остановившие опиумную чуму и приведшие страну к процветанию, — этот сюжет повсюду: борды, книги, фильмы, настойчивые оговорки экскурсоводов. Эти два человека, дают вам понять гиды, вернули страну на путь истинный. Наверное, так и есть.

Бангкок — это день автомобильного солнцестояния. Говорят, что знаменитые автомобильные пробки — в прошлом, но и нынешних, незнаменитых, достаточно, чтобы от любого маршрута проезд через столицу отнял большую часть. Никуда не денетесь — глазейте.

При экономном расходовании храмов Бангкока хватило бы на пять столиц. Свет в 30000 ват — с одним «т», потому как «ват» — это храм по-тайски, а тридцать тысяч — это их приблизительное количество в стране. И увидите вы Будду Изумрудного, Будду Золотого и Будду Лежащего. И запомните это на всю жизнь и ослепнете, потому что смотреть на золото под солнцем невыносимо. Порой кажется, что святыни Таиланда рассчитаны на этот последний просмотр перед окончательной слепотой.

Надо только заставить себя выйти из комфортабельного отеля. Толкаешь входную дверь, получаешь удар банного воздуха на все застывшие +36 — зачем нужны градусники и метеорологи? До экватора последние 12 градусов северной широты.

Выясняется, что сезон дождей — это обязательный ночной бешеный ливень, исчезающий без следа. Или днем внезапно выльется ведро воды диаметром в несколько километров, и опять зной.

Где-нибудь по дороге через поле увидите весь остальной мир, а на горизонте от земли до небес черная воронка — это и есть тропический ливень. Из такой воронки, диаметром в несколько километров, на вас опрокинут воду... и снова +36.

Рассматривать город можно и днем, и ночью, пешком, на автомобиле или с теплохода. Путешествие по реке на цветастой длинной моторке — особая статья. На воду вынесена простецкая жизнь — навстречу вам вылетают такие же яркие моторки-лавочки с фруктами и питьем. Центральное зрелище — плавучий рынок, образованный многими десятками товарных лодок. Говорят, путь по реке очень удобен, короток, но плыть на работу на лодке непрестижно, вот и маются служивые в автомобильном трафике.

Из Бангкока обычно летят в Паттаю (все реже) или в южный Таиланд на острова (все чаще). Нас повезли на север.

Стереотипы

В Таиланд жители северного полушария ездят зимой. Сезон — с ноября по апрель, когда климат помягче (в апреле начинается сезон дождей и жара). Высокий сезон — Рождество и Новый год. Типичное время поездки — 2 недели. Типичная стоимость путевки для граждан СНГ в сезон от $800 (континентальный Таиланд, Паттая) до $1300 (острова). В «низкий сезон», например, сразу после православного Рождества, можно купить путевку дешевле — даже ниже себестоимости.

Основные конкуренты Таиланда, — соседние Малайзия, Индонезия, проигрывают — перелет туда на 2-3 часа дольше: меньшее количество чартеров, так называемые отстойные рейсы (когда самолет простаивает, ожидая возврата группы) приводят к относительному подорожанию поездок в эти страны.

Спокойствие, только спокойствие

Чего в Таиланде нет? — Агрессии. В любом месте вы будете в безопасности, даже в так называемом злачном районе. Раздражение вызовет лишь недоумение. Впрочем, у буддийского бесстрастия есть и оборотная сторона. Так считает менеджер московской туристической фирмы: в своем офисе они долго промаялись со здешними благодушными и безмятежными работниками, наконец заменили их на командированных российских, и работа пошла.

Не знаю, как относиться к этому рассказу. Но вот личный опыт.

Идешь через автобус к местному гиду, милейшему человеку:

— Господин N... А давайте не будем заезжать на шелковую мануфактуру! Мы уже были на такой вчера. Вот в трех километрах от дороги замечательный храм. Может, изменим расписание и заедем туда?

— Конечно, — улыбка. — Прекрасно! Почему бы нет?

Довольный собой, возвращаюсь на место.

Когда через час автобус как ни в чем не бывало въезжает на шелковую мануфактуру, бросаюсь к гиду... Выслушав мой эмоциональный монолог, он, вежливо улыбаясь, показывает пальцем в расписание. — Мануфактура у нас по плану. Непробиваемо. Впору цитировать Киплинга.

Неправильный Север

Иная статья — тайский север. Полетите на север, до Чиенгмая, от него еще севернее по шоссе до Чиенграя. Человек вроде меня, страдающий ботаническим кретинизмом, не преминет ляпнуть, что здешние джунгли в общем напоминают привычный украинский лес, разве что шафрановые и малиновые вкрапления не позволяют забыть, что вы хоть и движетесь на север, продолжаете находиться очень на юге и очень на востоке. Да еще здешние постройки на сваях непривычны глазу, но и в провинции ни намека на нищету, которой, скажу, забегая вперед, так много в соседней Кампучии.

Гора Дойсутхеп. Здешний монастырь ват Пхратхат Дойсутхеп — один из немногих, где хранятся мощи Будды, и потому является одним из наиболее почитаемых. По преданию, место монастыря указал белый слон, изваяние которого — перед монастырем.

Странный быт городков, где утренние ресторанчики обходят монахи, собирая на пропитание.

Внимательное отношение к астрологии, повсеместное отслеживание полнолуний, натальная карта, выложенная на потолке во дворце королевы-матери, — приметы другой культуры, полной веры и верований.

Путь на север заканчивается у забавной точки, где у реки Меконг сходятся три страны.

В тридцати метрах — Мьянма (Бирма), где-то за горами — Китай, но это далеко, а вот противоположный берег — уже Лаос.

Остроносыми лодками разбрызгивая плотную желтую, язык не поворачивается сказать воду, скорее глину Меконга, игроки торопятся в расположенное в километре от границы казино — в Таиланде казино запрещены, а в Мьянме — нет. Такой себе индокитайский мини-Лас-Вегас. На такой же лодке можно заложить вираж и через 20 минут пристать к лаосскому берегу: здесь процветает рынок в три десятка торговых точек, где местные частные предприниматели продают кобр, запечатанных в бутылки с местным самогоном, и всякую искусную утварь для курения опиума.

Все это и есть Золотой треугольник — территория-памятник победы над наркоторговлей. Местные племена годами переучивали, трудоустраивали, плантации мака заменили плантации кофе и ореха. Статистику победы над коноплей вместе с нами слушал и министр иностранных дел Колумбии — стало быть, учиться есть чему. Впрочем, рассказ о технологии производства опиума экскурсовод прервал на полуслове — уж очень подробно мы записывали.

Дотошные этнографические фильмы западных телевизионщиков привели к официальному запрету возить журналистов в здешние племена. В окончательную победу над наркотой мешали поверить молодые американцы из нашего отеля, по-детски радующиеся возможности где-то в лесной деревне отовариться дешевой травкой. Если вспомнить здешнее законодательство, они рисковали головой.

Ангкор! Еще Ангкор!

Могущественный туристический Таиланд как бы аннексировал, распространил свое влияние на территорию соседней Кампучии. И имеет на это полное право.

Собственно в Кампучию ехать (пока!) не рекомендовал бы, а уж если окажетесь в Таиланде, расширьте впечатления на три кампучийских дня. Есть одно место, где побывать надо: Ангкор (на карте обозначен Сием-Риепом).

До Сием-Риепа час лету.

И там, в полете в неведомую Кампучию, происходит окончательная потеря географической ориентации. Когда вода отнимет у суши половину иллюминатора, растерянно поинтересуешься у соседа: «Это что, Индийский океан»? — «Да вроде», — ответит сосед неуверенно и неправильно. На самом деле это Тонлесап — огромное, в сто километров, озеро.

Если вы — по нелепой привычке — в аэропорту автоматически попробуете обменять тайские баты или доллары на кампучийские дензнаки, результат превзойдет все ваши ожидания, и на $10 вы получите пачки фантиков. Пачками и будете рассчитываться. Впрочем, местное население больше любит баты и баксы.

До Таиланда не час лету, а — лет двести. Активная часть кхмеров промышляет спекуляцией, транспортным извозом, коррупцией. Лучший автомобиль — «Тойота» 20-летней давности — у начальника полиции. Вот он, маленький, вылазит из своего огромного джипа и что-то гневно выкрикивает в адрес людей с плакатиками «Такси — дешево», те покорно делают два шага назад и как только начальник исчезает в здании вокзала, кампучийские паниковские возвращаются, агрессивно выкрикивая английские фразы.

В поле на палках, ловушки из натянутого вертикально полиэтилена. Когда стемнеет, крестьяне на огонь заманивают насекомых на... пропитание. Из вековой старины выезжает автобус, будто арендованный в правлении колхоза «Заря коммунизма», ну да, из тех черно-белых фильмов, и вдоль полей, где по насыпным дорогам красной глины на фоне одиноких пальм движутся редкие велосипедисты, повезет вас в колониальную французскую гостиницу, дорогую и уцелевшую. Какая-то увядшая — советская интуристовская роскошь. Огромные номера, вялый сервис бедняков, цены вдвое выше тайских, иностранец выдаивается у дороги нищими селянами, дети бросаются на каждого интуриста, как на Санта Клауса.

Встаньте в 5 утра, на том же автобусике за 20 минут проедьте 8 веков, выйдите у моста через ров в 195 метров и войдите в Ангкор, как выходят в открытый космос. Посмотрите как восходит солнце над 90-метровыми причудливыми башнями. Вам понадобится не менее трех дней, транспорт и благоразумие, потому что ходить без перерыва по огромному городу под палящим солнцем — тяжелая работа.

Ангкор, конечно, — одно из самых впечатляющих мест на Земле. В существование затерянного в джунглях города долгое время не могли поверить археологи. Древний город, громадные башни, фантастическая архитектура посреди тропического леса? В конце XIX века ответ был один: не может быть. Я бы сказал, что это следствие не только недоверчивости ученых мужей, но и исконного высокомерия, которым грешат европейцы по отношению к Индокитаю. История здешней цивилизации занимает несоразмерно мало места в наших ученых книгах. Китай — да, Япония — да, но что мы слышали о цивилизации кхмеров? Белое пятно, историческое захолустье. В мировой истории ей уделен десяток мимобегущих строк.

Вот хотя бы в «Хронологии мировой цивилизации» Штайна. Середина XII века у нас... Мономахи, Ольговичи и Давыдовичи сражаются за киевский престол, во Франции — первые готические постройки, войска 2-го крестового похода разгромили под Дамаском... Этому посвящены тома. О кхмерской империи — ни слова.

Огромной части мира, его истории, войн, правителей, страстей, городов — как бы не существовало. Видимо, на восстановление пропорций уйдут еще столетия. Аж 200 туристов зафиксировано в Ангкоре осенью 1907 года, однако две мировые войны, затяжные сражения в Индокитае, красные кхмеры Пол Пота как будто нарочно снова похоронили древнюю кхмерскую столицу.

Посему в первый туристический ряд, в котором, по-видимому, состоят пирамиды Египта, развалины Древнего Рима и Греции, цивилизации инков-майя-ацтеков да Великая Китайская стена, Ангкор не попал. Последствия: никакого туристического столпотворения, маленькие самолеты... и предвкушение бума. Вдоль главной улицы Сием-Риепа строительство ведется темпами, достойными Конча-Заспы: мне показалось — отелей по 20 в сезон. Уже сегодня устроиться посреди нищего города можно с обычным 4-звездочным комфортом.

Неправильный Юг

Вернувшись в Бангкок, привычно приземлившись на гольфистов, вы посмотрите на достигнутое Таиландом еще более уважительно. Бесстрастный буддийский капитализм совсем не игрушечный: Таиланд уверенно входит в клуб «азиатских тигров». Одна из идей последних лет — превращение страны в азиатскую Италию, законодательницу мод. Перспективные виды бизнеса поощряются нулевой ставкой налога. Королевство Таиланд, сословное государство оказывается куда более модерновым и работоспособным, чем приевропейская черноземная республика.

Хозяева вбили последний кол в наши стереотипы, повезя нас в место, где отдыхают не западные (или правильно — северные?) туристы, а сами тайцы. Город Хуахин в начале полуострова, тянущегося к Индонезии со стороны Сиамского залива. Это первый курорт Таиланда: ездят сюда с двадцатых годов ХХ века. От столицы (если не застрять в самой столице) — 4 часа пути. В Хуахине расположен летний дворец короля, соседство с которым и придает здешнему отдыху особый лоск. Здесь же — отели высшего класса. «Вовек не забуду повара отеля HYATT Regency», — чуть было не вытатуировал я у себя на животе после ужина. Глоток европейской пищи как глоток свежего воздуха. Рассвет над Индийским океаном, рыбаки, монах, бредущий к монастырю вдоль берега...

Неправильный фрукт

И вот месяц назад, в Мюнхене, обнаруживаю на рынке один из знаменитых тайских фруктов — дуриан. Удивительно! — из-за резкого запаха его категорически запрещают перевозить. Как же его до Баварии довезли? Это уже не пища, а знак. Мол, надо съездить в Таиланд еще раз. Снова как-нибудь неправильно.

Контракты №25 / 2005


Вы здесь:
вверх