логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Завод не сразу строился Сергей ДЕМЕНТЬЕВ - «Контракты» №25 Июнь 2005г.

Топ-менеджер одного из самых современных пивзаводов в Европе рассказывает о подноготной проекта, который совсем недавно был коммерческой тайной.


Александр Гурьянов: «Нам долго
не давали документы
на начало строительства»

Данные исследований агентства Zweig White & Associates (США) свидетельствуют о том, что из сотни менеджеров, ответственных за реализацию крупных проектов американских компаний, только шестнадцати удается грамотно спланировать временные и бюджетные ограничения.

Никто не проводил такого рода исследований у нас в стране, но, в принципе, ни для кого не секрет, что в Украине достижение оптимального соотношения финансовых затрат, качества работ и сроков реализации проекта — сверхсложная управленческая задача. Ибо для ее успешного разрешения мало уметь строить сетевые графики и модели time-cost — нужно еще и учесть в проекте коэффициент естественного сопротивления чиновничьей среды.

Директор по производству Киевского пивоваренного завода «Славутич» Александр Гурьянов уточнил Контрактам, что для монтажа и ввода в эксплуатацию столичного «Славутича» (одного из самых продвинутых пивзаводов в Европе) потребовалось 48 разрешений различных контролирующих инстанций. Что, по словам Гурьянова, не помешало его проектной группе совместить несовместимое: высокое качество работ, спринтерские сроки их выполнения и минимальные финансовые затраты.

А началось все, собственно говоря, 17 июня 2002 года, когда г-н Матц Кранц, вице-президент BBH, представил Гурьянова будущим подчиненным и шведским коллегам (в проектную группу вошли 5 украинцев и 5 шведов). Представил... и тут же поставил сверхзадачу — завод должен быть открыт 2 февраля 2004 г.

Александр ГУРЬЯНОВ: «Жестко установленный срок повис над нами, как дамоклов меч. Изначально мы ориентировались на размещение завода на мощностях Дарницкого мясокомбината. Даже спроектировали привязку помещений завода к уже построенным зданиям, подготовили соответственную тендерную документацию и уже хотели разослать толстенный пакет спецификаций строительным компаниям, когда выяснилось, что площадка мясокомбината в залоге.

Шведам это, понятное дело, не понравилось — они хотели, чтобы с документацией и правами собственности все было абсолютно чисто. Благо, мы рассматривали семь вариантов площадок. В конце концов, решили строить предприятие на базе завода по производству стеновых панелей. Перед нами была поставлена задача: начать строительство с green field.

Я возражал: зачем сносить 5 тыс. кв. м уже отстроенных площадей? Но шведы требовали снести все до свай. Сейчас бы я сразу с ними согласился. И не только потому, что завод, построенный в индустриальном стиле (бетон — только в основании), расположенный под одним металлическим каркасом, выглядит по-европейски. Логика производственных потоков завода, отстроенного с нуля, позволила избежать лишних перебросок сырья и материалов. Шведы три месяца «кубики складывали» прежде, чем приступили к реализации проекта...»

И Гурьянов отнюдь не хвастает, называя столичный завод «Славутич» «самым модерновым в Европе». На поверку: чистота и логика расположения заводских цехов («котельная — производство — розлив — склад») производят не менее приятное впечатление, чем вкус свежего пива.

Это же можно сказать и об организации офисных помещений: выполняя функцию перегородки между цехами, они обустроены таким образом, что, к примеру, механики следят за работой конвейера, а пивовары — за мощностями для брожения и фильтрации. А вот представителям пожарной инспекции, равноудаленным от нюансов проектирования и логистических тонкостей, шведскую логику объясняли не один месяц.

Александр ГУРЬЯНОВ: «Сложнее всего нам далось согласование изменений проекта в органах Государственной пожарной охраны. От нас все требовали, чтобы между заводскими цехами были оставлены специальные промежутки для проезда пожарных автомобилей.

Но мы брали измором, пытаясь убедить, что на внутренний каркас здания, оконные проемы, двери и панели стен нанесено несколько слоев огнеупорных материалов. Пожарные даже эксперимент в этой связи устроили: на стены направили специальные факелы и часа три пытались их прожечь — стены выдержали.

Хотя, по большому счету, было бы неправильно говорить о том, что разрешительная система Украины бездумно зарегулирована. Вот, к примеру, диагностику оборудования на предмет соответствия техническим требованиям государство проводит явно себе в ущерб, всего за несколько сот гривен.»

Кстати, оборудование «Славутича» — отдельная история. Деньги в современную и новехонькую технику проектантам пришлось вложить еще до того, как были получены все разрешения на введение завода в эксплуатацию. Поэтому риск и уровень ответственности Александра Гурьянова сложно преувеличить: шутка ли, инвесторы вложили в завод более 50 млн евро, не дожидаясь окончательного утверждения проектной документации.

Александр ГУРЬЯНОВ: «По сути, проект вряд ли удалось бы завершить в срок, если бы мы не отделили проектирование от получения разрешений. Да, это было рискованно. Но у нас была уверенность, что строим один из лучших пивзаводов. К примеру, нам долго не давали разрешение на начало строительства (получение этого документа было сопряжено с выполнением целого ряда формальных процедур).

Зато мы без труда получили разрешение на начало подготовки к строительным работам, благодаря чему смогли обнести стройплощадку забором, снести все старые здания, подготовить котлован, залить фундамент и забить сваи. Только это позволило нам сэкономить около полугода.»

Впрочем, ни городскую администрацию, ни районных чиновников, ни даже местных жителей сокращение сроков проектных работ не возмутило. Очевидцы утверждают, что мэр Киева Александр Омельченко, приехавший на открытие завода 14 февраля (кстати, двухнедельное отклонение от установленного срока как в ВВН, так и в «Славутиче» считают «фантастическим достижением»), был немало удивлен тем, что обитатели близлежащих домов не имели никаких претензий к промышленным зодчим.

Киевляне не только не жаловались на шум по ночам (при строительстве предприятия площадью около 9 га, было забито до 4 тыс. бетонных свай), но и благодарили руководство компании за освещение улиц и улучшение качества дорожного покрытия в районе. Мэр был растроган, а местные власти радуются до сих пор. Еще бы! На подконтрольной им территории обосновался крупный налогоплательщик с производственной мощностью около 12 млн декалитров в год.

Интересно также, что у проектной группы «Славутича» не было политической поддержки крупного инвестора. Была помощь иного рода. Шведы — стратеги и идеологи проекта — обеспечивали финансирование, а тактики-украинцы согласовывали проектную документацию в разрешительных инстанциях, адаптировали скандинавские наработки под местные ГОСТы. Организацией и проведением тендеров занимались совместно.

Александр ГУРЬЯНОВ: «Сначала отношения со шведской частью проектной группы «не клеились». Но потом мы сели в одну рабочую комнату и договорились общаться исключительно по-английски. Это было достижение — работа перестала тормозиться, каждый знал, что делает сосед, мог оперативно вносить соответствующие коррективы в свою и его работу. Правильно также, что все тендерные решения принимались коллегиально.

Это существенно снижало возможность откатов, а в результате — снижало стоимость проекта, сохраняя качество работ. Так, к примеру, строительство обошлось всего в $17 млн. Хотя одна зарубежная компания настойчиво предлагала нам свои услуги за $40 млн. Помню, даже иронично спросил у ее представителей: «Цена с учетом доставки и монтажа оборудования!?».

Сейчас производственные работы столичного завода «Славутич» выполняют около 120 человек, работающих посменно. Очередной проект, связанный с наращиванием мощностей, позволит предприятию увеличить объем выпуска продукции до 20 млн декалитров пива в год. Уже к концу июня текущего года компания планирует закончить строительство второй производственной очереди, которая включает монтаж силосов (емкости для хранения солода), мощностей варочного, бродильного отделений, увеличение пропускной возможности складских предприятий, мощности энергетического оборудования (холодильного, водоочистки, воздушных компрессоров). В будущее компания смотрит оптимистично: сетевые графики разработаны, а разрешений на наращивание мощностей, как выяснилось, требуется раза в два меньше.


Заводная волокита*

Разрешения на...

начало строительства, деятельности (местные органы исполнительной власти), право использования импортного оборудования (Госдепартамент по надзору за охраной труда), выпуск пива (СЭС), выбросы в атмосферу (ОВОС), пуск котельной (Котлонадзор), специспользование воды, сбросы в канализацию (Водоканал), использование названия «Арсенал»(Киеврада) и так далее.

Технические условия на...

снабжение и использование электроэнергии (Киевэнерго), газоснабжение (Киевгаз), водоснабжение и канализацию (Водоканал) и тому подобное.

Согласования изменений проекта в...

Минздраве, Минэкологии, Управлении Государственной пожарной охраны, Госдепартаменте по надзору за охраной труда, Госинспекции по энергосбережению and so on.

Сертификаты на...

аккредитацию производственной лаборатории, технологическое оборудование (Центр стандартизации, метрологии и сертификации), сырье и воду (поставщики), стройматериалы и оборудование (Ренессанс Констракшинз) et cetera.

Экспертные выводы об оборудовании...

Укринвестэкспертизы, Госдепартамента по надзору за охраной труда, СЭС плюс инструкции по эксплуатации на украинском языке (специалисты завода-поставщика).

* Перечень документов и организаций, от которых зависит производственный час «Ч» пивзавода.

Контракты №25 / 2005


Вы здесь:
вверх