логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Юный натуралист Беседовала Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ - «Контракты» №25 Июнь 2005г.

Министр охраны окружающей среды Украины Павел Игнатенко известен не столько своей деятельностью как депутат и чиновник, сколько иском в суд по поводу реприватизации Криворожстали. Однако планы молодого министра (недавно Игнатенко исполнилось 32 года) довольно амбициозны — от консолидации под крышей Минприроды почти всех комитетов, распоряжающихся природными ресурсами, до концентрации всей добывающей промышленности в руках государства. Естественная консолидация


Работа министерства началась с консолидации государственных структур в природоохранной сфере. Что уже сделано в этом направлении?

— Во-первых, на сегодня ликвидирован Государственный комитет природных ресурсов, а его функции возвращены министерству. Министерству также будут переданы корпоративные права НАК «Недра Украины». Кроме того, готовится проект указа президента о реорганизации Госкомзема, который решит, кому какие функции отойдут. Мы будем координировать работу Госкомзема, Гослесхоза и Госводхоза. Наконец, сейчас обсуждается вопрос о передаче министерству функций рыбной инспекции, которая пока находится в составе Министерства аграрной политики.

Председатель Нефтегаза Украины инициирует ликвидацию НАК «Недра Украины» и передачу ее функций Нефтегазу. Это противоречит вашим планам?

— Я не ставлю перед собой задачу что-то перетянуть под себя или под свое министерство. Есть различные варианты разрешения судьбы этой компании. Насколько долго комитеты и Недра Украины будут находиться под влиянием министерства, зависит от того, как быстро будет найден механизм их дальнейшего развития. Для НАК «Недра Украины» есть несколько путей: либо это будет мощная компания в геологической сфере, занимающаяся только разведкой, либо — вертикально интегрированная компания, от разведки месторождений до переработки добытого сырья. Я сторонник второго варианта. В таком случае мы можем пойти путем привлечения инвестиций в эту компанию за сохранение над ней контроля государства.

Влияние на недра

Деятельность Госкомитета природных ресурсов в автономном режиме вызвала много нареканий со стороны добывающих компаний. Изменится ли что-то в сфере недропользования?

— Я считаю, что выделение Госкомприродресурса было большой ошибкой. По моему мнению, независимость была дарована комитету для того, чтобы перераспределить перед выборами влияние политических сил — в результате некоторых политиков финансово подкармливали предприятия-недропользователи. Министерство сейчас очень тщательно проверяет работу комитета за последний год. Есть очень много вопросов относительно злоупотреблений в этой сфере. В частности, это касается выдачи лицензий на разработку недр.

Какие могут быть последствия этих проверок?

— Сегодня комиссии работают по различным направлениям, в частности относительно законности выдачи лицензий прошлых лет. Также работает ревизионная комиссия комитета, а непосредственно на местах проводятся проверки вместе с МВД на предмет выяснения статуса месторождений. Отдельные проверки касаются структурных подразделений НАК «Недра Украины». Проверку НАК должны закончить до 15 июня.

Аукционы по продаже лицензий на разработку недр в Украине не проводятся уже полгода. Когда компаниям начнут выдавать разрешения?

— Мы подали свои предложения в Кабинет Министров относительно проведения аукционов по продаже лицензий, также начали разработку соответствующего законопроекта. Проволочка в этом вопросе связана с задержкой реформирования министерства и вхождения комитета в состав министерства. К июлю планируем решить все проблемные вопросы. Так что проведение аукциона возможно уже в августе-сентябре: в соответствии с законодательством об аукционе следует сообщить не менее чем за 40 дней. Если же в июле, до парламентских каникул, принять закон не удастся, то для проведения аукциона будем применять постановление Кабмина, а законопроект попытаемся провести через парламент уже в сентябре.

Однако существуют определенные трудности с лицензиями, срок действия которых вскоре закончится. Есть много случаев, когда компании получали лицензию на разведку и в то же время хотели получить лицензию на эксплуатацию.

При новых правилах проведения аукционов возможен вариант, когда наиболее привлекательные месторождения раскупят иностранные компании?

— Этот вопрос нужно рассматривать на уровне не только Минприроды, но и Кабинета Министров, Совета нацбезопасности и обороны. Нужно определить, какие месторождения остаются под влиянием государства, насколько обновляем и увеличиваем мощности, к каким месторождениям привлекаем иностранных инвесторов, в каком соотношении к государственной доле. Я считаю, что отечественные добывающие мощности должны находиться в государственной собственности. У нас не такие большие запасы полезных ископаемых, отрасль очень распыленная, нет достоверной информации о количестве, потенциале и составе этих месторождений. Влияние государства в этой сфере необходимо пересмотреть, а иностранных инвесторов привлекать только к большим проектам, например, к разработке шельфа Черного моря.

Экологический контроль

Министерство планирует создать эффективную экологическую инспекцию. Что представляет собой эта структура сегодня?

— Я не удовлетворен качеством экологического контроля. Сейчас мы проводим кадровые изменения в регионах, ведь количество проверок поразительно, а экологические проблемы не решаются. Изучив информацию за последние четыре года, выяснил, что по большинству крупных загрязнителей ситуация не изменилась.

И как министерство собирается влиять на такие предприятия?

— Когда изменим основы хозяйственной деятельности, введем принцип «загрязнитель платит». Сейчас инициируем повышение платы для промышленных предприятий за загрязнение окружающей среды в два раза. Надеюсь, Кабинет Министров рассмотрит это предложение уже в ближайшее время.

Проводим обучение экологических аудиторов, будем развивать экологическое страхование. Среди приоритетов министерства — увеличение количества заповедных территорий и разрешение проблем с отходами, в частности запретим их сжигание. А для поощрения развития экологического бизнеса намереваемся внедрить дешевые кредиты. Однако наибольшее препятствие в этом направлении — отсутствие четких расчетов относительно финансирования конкретных экологических программ. Поэтому прежде всего следует изменить принципы финансирования экологического направления.

Для финансирования экологических проектов я попробую убедить Верховную Раду и правительство выделять необходимые средства в пределах бюджета. Впрочем, хорошо понимаю, что экологические вопросы не решаются при помощи бюджетных поступлений. Альтернативой выбивания средств из госбюджета является развитие, в частности, экологического бизнеса, привлечения средств международных сообществ для решения тех или иных проблем.

Миллионы на мусоре

Вы инициируете закрытие существующих мусоросжигающих заводов. Как министерство будет реализовывать эти планы, ведь предприятия находятся в частной собственности?

— Начиная с июня экологи определяют уровень влияния мусоросжигательных предприятий на окружающую среду. Даже если они отвечают экологическим нормам, утвержденным в Европе и у нас, все равно заставим предприятия установить дополнительные комплексы очистительных сооружений. И в любом случае эти предприятия будут внесены в сводный перечень наибольших загрязнителей окружающей среды, над которым мы сейчас работаем.

Возможно, речь будет идти о переселении заводов как можно дальше от населенных пунктов и заповедных зон. А может, будет выделена дополнительная государственная помощь для установления на этих объектах более мощных очистительных сооружений. Однако я сторонник того, чтобы эти заводы вообще закрыть и в дальнейшем их не строить.

Государственная компания Укрэкокомресурсы — монополист в сфере бытовых отходов — справляется со своими функциями?

— Компания не находится под контролем министерства. Однако мне известно, что ее тщательно проверяют, и уже есть серьезные вопросы относительно расходов средств, полученных в результате деятельности компании.

Вообще я считаю, что большинство экологических проблем могут решаться за счет бизнеса. Поэтому на рынке бытовых отходов должны работать частные структуры.

Регулирование сферы переработки отходов вам приходится делить с другими министерствами и ведомствами. Планируется ли здесь какая-то реорганизация?

— Наша задача — как можно быстрее привести правила хранения и переработки отходов в соответствие с европейскими нормами На Минприроды возложены контрольные функции, а прочими вопросами должны заниматься городские советы и другие органы власти. Пока что об изменениях в государственном управлении этой отраслью речь не идет.

Не по протоколу

Некоторые специалисты утверждают, что при существующих организационных проблемах, кадастрах выбросов парниковых газов, которые не отвечают реальным цифрам, Украина вместо прибыли от участия в Киотском протоколе может получить убытки. Вы согласны с таким утверждением?

— Киотский протокол предусматривает уменьшение выбросов парниковых газов в атмосферу странами-участницами при помощи экономических механизмов. В рамках протокола есть два проекта: торговля положенными государству квотами на выбросы и экологические проекты общего осуществления, которые более интересны для предприятий и способствуют уменьшению выбросов парниковых газов. В частности, если уровень выбросов парниковых газов в стране ниже указанного в протоколе, страна может продать на рынке лишние объемы квоты государствам, которые не укладываются в протокольные уровни, если выше — докупить квоты у экологически достаточных государств. Проекты общего осуществления позволяют отечественным предприятиям привлекать западные инвестиции в модернизацию — при условии снижения производственниками выбросов в атмосферу. Я не рассматриваю Киотский протокол только с точки зрения природоохранного направления. Торговля квотами — серьезный рынок, больший по мощности, чем фондовый. Мы поддерживаем внедрение экологических проектов на частных предприятиях, но нужно осторожно относиться к предложениям западных инвесторов. Ведь цены на выбросы растут очень быстрыми темпами. Если месяц назад тонна выбросов диоксида углерода стоила около 6-7 евро, то сейчас она уже оценивается в 15-20 евро за тонну.

Нужно создать необходимые элементы минимизации рисков — мониторинг цен, юридическое обеспечение, ведь каждый из проектов подпадает под международные отношения. Пока не будет ответа на все вопросы, возникающие при воплощении проектов общего осуществления, об их реализации говорить рано. Для того чтобы заработал проект общего осуществления, необходимо пройти два уровня согласования в министерстве и письмо одобрения. На сегодня я не подписал ни одного письма и не подпишу, пока Кабмин не утвердит конкретный план мероприятий. В идеале я хотел бы видеть, чтобы в ближайшие два года все проекты финансировались национальным фондом за счет украинских банковских капиталов, а сертификаты об уменьшении выбросов переходили к посреднику, то есть нацфонду.

Поговаривают, что в качестве посреднического фонда хочет выступить одна международная структура, которая просит за свои услуги 10% от продажи квот?

— Существует большое количество финансовых посредников, и Европейский банк реконструкции и развития занимается вопросом общего финансирования этих проектов. Международные компании могут предлагать свои услуги, касающиеся участия в проектах совместного внедрения, за комиссионные либо предприятиям, либо, наоборот, инвесторам.

В некоторых странах, например, создают отдельный госорган, который будет заниматься вопросом, связанным с Киотским протоколом.

— У нас эти функции возложены на министерство. Но недавно мы проводили совещание по этому поводу, и пришли к выводу, что государственный центр действительно должен быть создан. Я считаю целесообразным функционирование дополнительной государственной структуры, которая возьмет на себя, в частности, ведение кадастра выбросов.

Каков уровень заинтересованности украинских предприятий в проектах общего осуществления?

— В прошлом году было подано 17 проектов, которые получили письма согласования. Но пока пакет документов по внедрению Киотского протокола не пройдет через правительство, он будет недействителен. Впрочем, мне кажется, что заинтересованность этих предприятий основывалась преимущественно на представлении об очень дешевых инвестициях на модернизацию.

Какие прибыли может иметь государство от участия в Киотском протоколе?

— Говорить о конкретных заработках государства не имеет смысла, пока не будут разработаны показатели роста промышленности и экономики вообще. Может случиться так, что в связи с развитием промышленности мы будем докупать эти квоты.


Досье Контрактов

Павел Игнатенко родился 2 июня 1973 г.

1994 г. — закончил Киевский государственный экономический университет по специальности экономист.

1995 г. — управляющий директор ЗАО «Альфа-Капитал», г. Киев.

Январь 2001 г. — главный специалист отдела управляющих проектами управления активами ЗАО АКБ «КиевИнвестБанк».

Март 2001 г. — управляющий проектами ЗАО «Альфа-банк».

2002 г. — народный депутат 4-го созыва от блока «Наша Украина», № 38 в списке. Член Комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, член Специальной контрольной комиссии по вопросам приватизации.

Март 2005 г. — министр охраны окружающей среды.

Женат, есть сын.

Контракты №25 / 2005


Вы здесь:
вверх