логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Инвестиционные диалоги Беседовали: Игорь НАУМЕЦ, Евгений ДУБОГРЫЗ.
Фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №27 Июль 2005г.

Российская инвестиционная компания «Тройка Диалог» — новичок на украинском рынке, а глава представительства компании в Украине Олег Шейко, несмотря на накопленный опыт работы в инвестиционном бизнесе, еще не успел разобраться в отечественных реалиях. Поэтому его видение украинского рынка дает ответ на вопрос — как относятся к Украине заинтересованные в новых проектах зарубежные инвесторы.


Олег Шейко
Что привлекает российские инвесткомпании на украинском рынке?

— Изменения, происходящие в последнее время в Украине, а также позитивные тенденции в макроэкономике — рост ВВП, рост промышленного сектора, развитие финансового рынка, совершенствование его правовой базы, наметившееся улучшение законодательства. Не стоит забывать, что среди развивающихся стран Украина в прошлом году занимала первое место по темпам роста ВВП.

Занимала — макроэкономические показатели в Украине за последние месяцы значительно ухудшились. Не считаете ли вы, что опоздали с выходом на украинский рынок?

— Нет. Во-первых, рано еще говорить, что произойдет даже в этом году. Во-вторых, мы не смотрим на развитие бизнеса в Украине с точки зрения одного года. Предупреждая следующий вопрос, скажу, что решение о выходе Тройки Диалог на украинский рынок принималось осенью прошлого года. То есть оно было принято независимо от событий, происходивших в конце 2004 — начале 2005 года.

Представители одной из компаний — ваших российских конкурентов в разговоре с Контрактами сказали, что не намерены вести бизнес в нашей стране, объясняя это низкими оборотами на украинском рынке и его низкой ликвидностью...

— Действительно, украинский рынок неликвидный и по сравнению с российским он в десятки раз меньше. Free float всего украинского рынка находится на уровне одной крупной российской компании. Конечно, если акционеры считают, что единственный путь удержания контроля над компанией — сосредоточение более 90% акций в руках одного акционера, ликвидность вряд ли будет увеличиваться. Этот вопрос неразрывно связан с улучшением стандартов корпоративного управления. Я думаю, что в скором времени начнутся положительные изменения и в этом направлении.

Каковы, по вашему мнению, причины низкой ликвидности?

— Прежде всего это низкие стандарты корпоративного управления, непрозрачность бухгалтерской отчетности, структуры собственности, системы оплаты вознаграждения топ-менеджеров компаний, слабая защищенность миноритарных акционеров. То есть все стандартные вопросы корпоративного управления и прозрачности организационной структуры. Если в соседних странах кодекс корпоративного управления стал неотъемлемой частью управления компаний, то в Украине ситуация к настоящему времени обстоит иначе. Необходимость введения в практику стандартов корпоративного управления понимают пока немногие собственники украинских компаний. Другая причина небольшого прироста инвестиций — отсутствие оформления инвестиционных проектов в общепринятых мировых стандартах. Стратегические инвесторы требуют информацию в формате, которого в Украине пока нет.

Почему украинские собственники этого не осознали? Ведь те же российские олигархи весьма активно привлекают средства на международном рынке капитала.

— В России эти процессы начались несколько раньше, и тоже потребовалось много времени для понимания выгод, получаемых компанией от прозрачности бизнеса и введения принципов корпоративного управления. Украине это еще предстоит пройти. Сейчас украинские собственники сразу после приватизации озабочены консолидацией активов и реструктуризацией бизнеса, а не проблемами корпоративного управления. В России, например, от завершения приватизации до начала внедрения стандартов корпоративного управления прошло около восьми лет. Украине, по моему мнению, хватит двух.

Как доказать украинским олигархам необходимость прозрачности бизнеса?

— Очень просто — в мире существует огромное количество успешных публичных компаний, выполняющих требования, предъявляемые инвесторами, ориентируясь в своей хозяйственной деятельности на долговременный рост акций. И практически нет примеров успешных компаний, использующих серые схемы для ведения бизнеса. Тенденции мирового рынка капитала таковы, что именно на нем, а не в коммерческих банках находятся «дешевые» и «длинные» деньги.

Большинство из существующих больших украинских компаний станут публичными. Это опять же вопрос времени. Но я не стал бы говорить, что IPO значительного числа украинских компаний за рубежом могут произойти уже в этом году. Два-три года — более реальный срок. А вот частные размещения, продажа пакетов акций стратегическим и портфельным инвесторам уже происходят. Это также связано с проблемой раскрытия информации компаний. В этом отношении частное размещение — самый простой способ выхода на рынок капитала. Украинские компании в основной своей массе готовы к этому этапу. Для получения листинга необходимо пройти определенную процедуру и привести компанию в соответствие с требованиями органов, регулирующих деятельность бирж. А в случае частного размещения сам инвестор зачастую приходит и выполняет за вас необходимую работу — проводит финансовый, юридический, налоговый, технический аудит, совершенствует организационную и юридическую структуру. Он входит в предприятие с пониманием рисков и принимает на себя эти риски.

Если правительство введет обязательное раскрытие отчетности, это повысит прозрачность бизнеса и корпоративную культуру?

— Нормативную базу, конечно, нужно совершенствовать. Но заставлять предприятия ходить строем, наверное, неправильно. Административно-командные методы управления, как показал опыт СССР, не работают, тем более не стоит ожидать, что они заработают в отношении частных компаний.

Какие отрасли вы считаете наиболее перспективными в Украине — с точки зрения инвестиционной компании?

— Прежде всего металлургию, химическую и пищевую промышленность, энергетику и телекоммуникации. То есть те, большинство из которых остались базовыми для страны еще со времен СССР. Но для дальнейшего их развития необходима масштабная модернизация и огромные инвестиции. Естественно, можно и нужно развивать не только базовые предприятия, но и наукоемкие отрасли. Тогда, возможно, инвестиций потребуется меньше, но не стоит ожидать быстрой отдачи. Думаю, что в ближайшие годы вышеперечисленные отрасли останутся локомотивом украинской экономики.

По вашему мнению, улучшился ли инвестиционный климат в Украине с приходом новой власти?

— В Киев я приехал из нашего лондонского офиса в феврале. Поэтому не могу сравнивать с тем, что было раньше. Но по отчетам, которые делает правительство, и после разговора с моими родителями, живущими в Одессе, я делаю вывод, что в Украине жизнь стала лучше. Интерес к тому, что происходит в Украине, огромный — в последнее время проходит множество конференций, форумов, заседаний, куда приглашаются потенциальные инвесторы. Я в своей жизни посещал немало конференций, но нечасто бывал на таких, где всем приехавшим не хватало мест в зале.

Подобные форумы результативны или это просто имиджевые акции?

— Инвестиции не происходят на следующий день после конференции или форума. Существует временной лаг для обдумывания и принятия решений. Инвесторам надо значительно больше времени, чтобы провести анализ рынка, изучить происходящие в нем изменения, сделать анализ рисков и возможности получения доходности на свои инвестиции, понять происхождение изменения в законодательной базе и принять соответствующее решение об инвестициях. Думать, что после пяти конференций или форумов объем инвестиций увеличится в пять раз — это все-таки неоправданный оптимизм.

Заявления украинского правительства о реприватизации — это хорошо или плохо для инвестклимата Украины?

— Это не хорошо и не плохо. Насколько я понимаю, реприватизация не предусматривает национализацию собственности. Хотя механизм реприватизации до сих пор не совсем понятен, но собственник, как я понимаю, имеет возможность либо сохранить собственность, полученную в результате прежней приватизации, либо получить возмещение произведенных ранее инвестиций. Однако необходимо заметить, что стоимость создается не переделом активов, а путем их эффективного управления.

Тройка Диалог планирует участвовать в приватизации?

— После представления правительством программы приватизации мы ее обязательно очень внимательно изучим и примем соответствующее решение о возможности и форме нашего участия.


Досье Контрактов

Олег Шейко родился в 1957 году. В 1981 году закончил экономический факультет Московского университета, в 1992 году — Академию внешней торговли РФ. Кандидат экономических наук. В 1992-1994 годах работал менеджером в лондонском офисе NM Rothschild & Sons Ltd, с 1994 по 1996 год — руководитель московского представительства компании. В 1996-1997 годах — руководитель департамента корпоративных финансов ЗАО «Роспром». В 1997-1998 г. занимал должность главы департамента корпоративных финансов ЮКОСа. С 1998 по 2001 год — управляющий директор Standard Bank London в Москве. С 2001 по январь 2005 года — вице-президент, директор департамента корпоративных финансов ЮКОСа. Среди сделок, заключенных Олегом Шейко, — слияние ЮКОСа и Сибнефти, приобретение ЮКОСом контрольного пакета Mazeikiu Nafta (Литва). С 2005 года — управляющий директор, глава украинского представительства Тройки Диалог.

Вы здесь:
вверх