логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Герой своего времени Наталья ГАМОЛЯ, Елена МОКРОУСОВА - «Контракты» №28 Июль 2005г.

Николаю Бунге, сыну врача, удалось за свою жизнь построить две карьеры — в Киевском университете от преподавателя до ректора и в правительстве Российской империи. На посту министра финансов он осуществил несколько реформ в экономике страны, в частности, ввел подоходный налог и создал налоговую службу.


Конец аптекарской династии

Как Христиан Бунге, потомственный лекарь, расценил жизненный выбор сына Николая, сказать трудно. С деда или прадеда — история не сохранила фактов — Бунге занимались врачеванием, не то в Германии, не то в Швейцарии. После смерти Георга Федоровича Бунге, который еще в 1750-х годах поселился в Киеве и имел аптеку на Подоле, отцовское дело унаследовали старшие сыновья Иван-Фридрих и Андрей. На их же плечи легло воспитание и обучение младших братьев Христофора и Христиана. Христиан, волонтером поступив в Санкт-Петербургский медицинский институт, получил право на вольную практику. Степень доктора медицины он получил в Иенском университете, защитив диссертацию «Об эпидемических болезнях в Киеве». Вернувшись в родной Киев, Христиан Бунге занимался вольной практикой как педиатр, служил штаб-лекарем при Киевской духовной академии, и за отличную службу был пожалован сперва в надворные советники, а затем и в коллежские. Уходя со службы по собственному желанию, получил в награду знак отличия беспорочной службы за тридцать лет и как дворянин был «украшен в 1814 г. бронзовою медалью на Владимирской ленте и получил свидетельство, что исполнял эту должность рачительно и усердно». Конечно, практику детского врача он не бросил, его еще не однажды приглашали на консилиумы или вызывали в экстренных случаях в военный госпиталь. «Его серьезная научная подготовка, его большая опытность, гостеприимство и полное отсутствие профессиональной зависти привлекали к нему всех молодых врачей», — рассказывает автор «Исторических сведений о семье Бунге в России» (1901 год).

Николай был единственным сыном Христиана Бунге во втором браке — первая жена умерла, оставив двоих дочерей и сына. Молодая жена Екатерина Гебнер, вдова полковника Изюмова, занялась воспитанием детей. Помогала ей родная сестра Мария, которая особенно любила племянника и завещала ему все свое небольшое состояние. В семье Бунге царил дух образованности, отец с детьми говорил по-немецки, но с женой и младшим сыном — по-русски. Как и Бунге, Екатерина Гебнер была лютеранкой, но семья их настолько обрусела, что немецкий Екатерина знала плохо. Николай же кроме немецкого и русского со временем овладел французским и английским. На образование сына отец денег не жалел. Николай учился в Первой киевской гимназии, которую закончил с золотой медалью. А после решил поступать в Киевский университет Святого Владимира — на юридический факультет. О медицине думал вряд ли.

Иммунитет от звездной болезни

В 1845 году Николай Бунге закончил юридический факультет киевского университета, получил степень кандидата законоведения и стал преподавателем. Начинал свою педагогическую деятельность Николай Христианович в лицее Нежина, а через несколько лет вернулся в родной университет — читать курс лекций по административному (полицейскому) праву. Вскоре он защитил диссертацию по теории кредита и читал в университете лекции по политической экономике. Занимаясь наукой, Николай Бунге снискал себе славу прогрессивного реформатора. За 1850-1870 годы его публицистические статьи печатали самые популярные издания: «Сборник государственных знаний», журналы «Отечественные записки», «Русский вестник», «Экономический указатель», «Университетские известия», газеты «Киевлянин», «Журнал для акционеров». Его перо касалось многих проблем: преобразования университетского дела, роли политэкономии в образовании, акционерного учредительства, таможенной политики и строительства железных дорог в государстве, задач правительства в области кредита, денежного обращения.

За это время Николай Бунге успел осуществить немногое из того, о чем писал в своих статьях. В 1860-м он был приглашен в состав комиссии по подготовке закона об отмене крепостного права — в своих работах 1858-1859 годов он рассматривал способы освобождения крестьян с землей за выкуп и доказывал неизбежные последующие экономические преобразования в стране. Оставаясь преподавателем университета, Николай Бунге инициирует некоторые преобразования в жизни губернской столицы. В частности, создание Киевской биржи в 1873 году и Киевского товарищества взаимного кредита. Также он принял должность управляющего киевской конторой государственного банка. Позже возглавлял финансовую комиссию городской Думы.

О Бунге в те времена говорили много, чаще хорошо, говорили в коридорах университета и в кулуарах власти, говорили в Киеве и Санкт-Петербурге. В 1859 году за тридцатипятилетнего профессора политических наук хлопотал сам профессор Пирогов — по его рекомендации Николая Бунге выбирают ректором Киевского университета. Стремления молодого ректора преобразовать систему высшей школы мало кем были восприняты. Через несколько лет он ушел с этой должности. Но в 1871 году, выиграв очередные выборы, вернулся в кресло ректора. Через год в университете учредили две стипендии имени Н. Х. Бунге, для чего Общество взаимного кредита выделило 6180 рублей. Через шесть лет новая стипендия была организована за счет процентов с капиталов, собранных по частной подписке. Проценты шли на содержание одного студента юридического факультета во время обучения (350 рублей) и на пособие по окончании университета (150 рублей).

Карьера профессора в университете не была усыпана звездами. Должность ректора Николай Христианович оставил еще раз, но через пару лет был избран на новый срок. Когда в марте 1880 года Бунге подал в отставку с престижной должности, все терялись в догадках — почему? Ходили слухи, что его назначили попечителем учебного округа. Однако все было намного проще — Николай Христианович, прослужив 35 лет науке, решил завершить свою карьеру.

О добром профессоре замолвили слово

Профессору Бунге еще в 1860-м представилась возможность начать карьеру в столице большой империи. А в 1863 году он был приглашен ко двору — два года преподавал науку финансов и политической экономии сыну Александра II цесаревичу Николаю. Как отмечают современники, Бунге был скромен и не искал корысти. «Бунге нигде не бывает на вечерах, — и благо ему, я ему завидую, я признаю эту черту характера в высшей степени почтенною, достойною подражанию всякого мудрого человека», — признавал в дневнике даже нелестный критик современников Кистяковский. Кроме того, на попечении Николая Христиановича оставалась мать, с которой он прожил в Киеве до самой ее смерти, своей же семьей Николай Христианович не успел обзавестись из-за занятости делами.

Но фортуна решила подать профессору руку еще раз. Карьера 57-летнего профессора политэкономии только начиналась. Отставка в университете стала первой ступенькой к восхождению по государственной правительственной лестнице. В 1880 году Николай Бунге был приглашен на службу в министерство финансов империи заместителем, или как тогда называлась должность, товарищем министра финансов Абаза. Этот пост Николаю Бунге удалось получить благодаря Сергею Юрьевичу Витте, по крайней мере, так утверждает в своих мемуарах этот петербургский чиновник, который через несколько лет и сам стал министром финансов России. План смены министра финансов он обсуждал с графом Лорис-Меликовым в Петербурге накануне 1880 года, тогда и порекомендовал киевского профессора на должность министра. «Бунге был одним из лучших в России профессоров по финансовому праву; человек он был в высокой степени образованный и почтенный, — писал Витте в мемуарах. — Так как Бунге был убежденным сторонником необходимости восстановить металлическое обращение, основанное на золоте, то я на него и указал графу».

Путь к должности министра был недолгим — уже через год Николай Бунге сменил на посту Абаза, предыдущего министра финансов. Еще будучи помощником министра, Бунге приступил к реформам. Например, с 1 января 1881 года в России повысили таможенные пошлины — по инициативе нового помощника министра. Все инициативы Николая Бунге были направлены на преодоление дефицита бюджета. Эту цель он преследовал все время своего управления финансами империи.

Соляное бремя

Министром финансов Российской империи Николай Христианович Бунге стал в 1881 году. В те времена министр финансов, можно сказать, был первой персоной в правительстве. Должности главы правительства, премьер-министра, тогда не существовало, а голос председателя комитета министров — совещательного, консультативного органа — не был решающим. Именно министр финансов занимался вопросами формирования экономической политики всей страны, и министерство финансов проводило эту политику в жизнь. Время, когда Николай Христианович получил бразды правления государством, было относительно спокойным, без войн, революций, народных волнений. Но все же перед Николаем Бунге предстала нелегкая задача — найти способы преодоления дефицита госбюджета. Причину постоянного дефицита новый министр, подкованный научно, изучавший все существующие на то время экономические теории и модели государственной политики, видел в первую очередь в постоянных недоимках по уплате налогов крестьянами — на 1880 год накопленный долг составлял 22% платежей. Поэтому первые шаги реформатора были направлены к народу: снизили выкупные платежи за землю, отменили подушную подать, отменили налог на соль. Налог на соль для крестьян был действительно обременительным, потому что этот товар в основном потребляли бедные люди. Доходы казны с соляного налога были невелики — 10-12 млн рублей в год, но для дефицитного бюджета и такая сумма была весьма ощутимой. Более существенным шагом была в 1882 году отмена подушной подати, которая приносила в бюджет 55 млн. В Петербурге по инициативе нового министра создали Крестьянский банк. Со смягчением налогообложения крестьян Николай Христианович связывал надежды на оживление сельского хозяйства, которые, впрочем, не осуществились.

Снижая налоги для бедных, министр финансов Бунге одновременно повышал налоги для богатых, чтобы сбалансировать бюджет. Росли акцизы на сахар, табак, пиво, все спиртные напитки. Налоги при Бунге повышались каждый год. Ставки таможенных тарифов, например, повышались в течение четырех лет, но это не помогло перекрыть потери, связанные с понижениями других налогов. Не привел к ожидаемым результатам и запрет транзитного провоза иностранных товаров через Закавказский край. Проблем добавляла и борьба с контрабандой и теневым импортом. Поэтому в 1884 году было решено расширить пограничную стражу. Изобретением Николая Бунге был специальный налог на личный доход. Такой налог в те времена уже существовал в Австрии, Италии, Пруссии, Англии. В 1885-м в России ввели налог на доход от денежных капиталов, налог на прибыль, а в первую очередь — пошлину на безвозмездно переходящее имущество. Вместе с тем были расширены штаты акцизного ведомства, в государстве появился новый тип чиновника — податный инспектор.

Результат реформаторской деятельности Бунге ощутили только в Украине, в Юго-Западном крае, где добывали уголь, руду, строили металлургические заводы, к чему привлекались иностранные инвестиции. В Луганске и Харькове появились паровозостроительные заводы, которые обеспечивали вагонами и рельсами всю Россию. А расходы в пользу казны сократились только лишь по некоторым статьям, например, по министерству финансов в 1887 году они были на два миллиона меньше, чем в 1880 г. Скромный министр отказался от роскошной квартиры в столице империи, старался, чтобы не слишком роскошествовали и подчиненные. Однако преодолеть бюджетный дефицит Бунге не удалось, наоборот, сумма государственных расходов за семь лет его реформ выросла на 20%, а расходы на обслуживание государственного долга — на 62%. Каждый год в бюджете недоставало от 9 до 79 млн рублей. И это было основным аргументом критиков, приверженцев консервативных идей управления государством. Более всего они были против восстановления золотого стандарта, который якобы вредил сельскому хозяйству, — твердая валюта была невыгодна экспортерам, игравшим на инфляции, девальвации, что облегчало экспорт. Ввести золотой стандарт и укрепить рубль Бунге так и не удалось. В 1887 году он освободил кресло министра финансов, заняв должность председателя комитета министров. На этой должности Бунге пробыл восемь лет, до самой смерти. Все-таки, несмотря на критику, к его мнению прислушивались. Сам же Николай Христианович не очень гордился сделанным, считая, что все осуществленное по большей мере заслуга императора, и Александр III войдет в историю как император, отменивший подушную подать. И был уверен, что все начатые перемены обязательно приведут экономику России к процветанию.

«Загробные заметки» министра

О записке Бунге императору разговоры ходили больше десяти лет, но никто не знал ее содержания. Уйдя в отставку с поста министра финансов, он написал царю Александру III политическое завещание. Эта неофициальная записка, в которой речь шла о перспективах экономических преобразований в стране, государственном управлении, народном образовании, налогообложении, крестьянском и рабочем законодательстве, национальном вопросе, должна была попасть в руки императора после смерти министра-реформатора. Но Александр III скончался раньше — в октябре 1894 года. Бунге переадресовал отредактированный вариант завещания Николаю ІІ. После смерти Николая Бунге, умершего на 72-м году жизни в июне 1895 г., «Загробные заметки» долго ходили в бюрократических кругах. Воспользовался ли Николай II замечаниями Николая Бунге, неизвестно.

Духовное же завещание бывшего министра исполнили в Киеве. Как и желал Николай Христианович, его похоронили на старом лютеранском кладбище в Киеве, рядом с могилой матери. А в 1907 году в только что открывшемся на ул. Липской, 18 двухклассном училище имени Н. Х. Бунге отправили панихиду в память о Николае Христиановиче. Николай Бунге оказывал финансовую поддержку студентам alma mater и будучи министром. После его смерти в Киевском товариществе по предоставлению помощи выпускникам университета решили увековечить имя профессора и благодетеля, построив школу его имени. В начале 1897 года Министерством внутренних дел было дано разрешение на сбор средств. Пожертвования биржевого комитета, частного Коммерческого банка, Николая Терещенко (его сыновей учил профессор Бунге), барона Гинзбурга, племянника Николая Христиановича Николая Андреевича Бунге и других зажиточных киевлян составили десять тысяч рублей. Через десять лет училище в Дворцовом участке города, построенное вблизи дома на Липской, в котором Николай Бунге прожил полвека, принимало первых студентов.


Как профессор Николай Христианович Бунге исполнил свою миссию верою и правдою. По долговременности и постоянству своего преподавания он представляет редкий образец хорошего профессора. В нем, хотя и родившемся в Киеве, сказалась немецкая кровь. Бунге не есть ни первостепенный, ни глубокий, ни истинно научный ум. По своим качествам это умственная сила второй руки. Но по энергии, трудолюбию, неутомимости и производительности — не ученой, конечно, — он, несомненно, из людей выдающихся.

Александр Федорович Кистяковский, известный украинский ученый,
криминалист, историк права, археограф и общественный деятель (кон. XIX — нач. XX в.)


Ирония судьбы

В журнале «Новое время» 1876 года в рейтинге публичных людей в статье «Наброски современников» первое место занял Николай Бунге.

«Дед был аптекарем, отец — ветеринарным врачом, а сын известный политик-экономист. Мне кажется, что тут есть известная преемственность способностей и талантов. Отец его написал между прочим «Руководство к распознанию и лечению внутренних конских болезней, за исключением повальных», а сын писал большею частию о повальных болезнях, например, о процветании бумажных денег, государственных долгах и проч. Говорят, человек строгий, и в Киевском университете, где он ректором, сделано распоряжение о запирании на замок дверей, ведущих из одного факультета в другой, замечательно, однако, что он не запер для себя дверей, ведущих в отделение государственного банка, где он директором. Ирония заключается еще и в том, что строгий к студентам, он снисходителен к себе».

Из дневника Александра Федоровича Кистяковского

Вы здесь:
вверх