логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Давление на трубы Оксана МИКОЛАЙЧУК - «Контракты» №28 Июль 2005г.

Газовый конфликт между Россией и Украиной обусловлен в первую очередь политическими факторами


Газовая атака...

Июнь текущего года стал едва ли не рекордным по количеству скандальных сообщений на тему украинско-российских отношений в газовой сфере. Сначала официальная Москва заявила, что из украинских подземных хранилищ газа (ПХГ) якобы исчезло 7,8 млрд куб. м природного газа, принадлежащего России. Впрочем, вскоре газ нашелся. Делегация Газпрома во время визита в Киев получила в НАК «Нафтогаз Украины» необходимые подтверждения, на основании которых российской стороной в середине июня был подписан акт сверки. В соответствии с ним в ПХГ Украины хранится 7792 млн куб. м российского газа, из которых 1972 млн куб. м — остатки закачанного газа до 2000 года и 5820 млн кубометров закачаны в 2002-2003 годах. Однако впоследствии выяснилось, что актом сверки конфликт не исчерпался. Владимир Путин заявил о том, что российский газ в украинских ПХГ существует только на бумаге.

Несколько дней спустя, во время визита делегации «Нафтогаза» в Москву, появилась информация о том, что российская сторона намерена в одностороннем порядке зачислить 7,8 млрд куб. м газа в счет оплаты за транзит этого года и предоставить Украине во втором полугодии лишь 1,1 млрд куб. м.

Следующие газовые претензии россиян касались цены. Российская сторона намекнула на желание поднять цены на газ для Украины до $160 за 1000 куб. м (вместо $50, предусмотренных нынешним контрактом, который действует до 2013 года). «Нафтогаз Украины» неоднократно заявлял, что условия «$50 за 1000 куб. м — $1,09 за 100 км транзита российского газа» являются целиком приемлемыми и что он не намерен их пересматривать.

При этом еще в начале июня сам Газпром, похоже, не имел ценовых претензий к Украине. «23 млрд кубометров газа мы поставим в счет оплаты за транзит по $50 за 1000 куб. м. Такая цена действительно не является высокой, но я считаю это соглашение выгодным для нас, — отметил на брифинге, посвященном вопросам сотрудничества со странами — экс-членами СССР, заместитель председателя правления Газпрома Александр Рязанов. — Цена транзита по Украины составляет $1,09 и поэтому цена газа — $50. Через Украину в прошлом году мы поставили только на экспорт около 106 млрд кубометров газа. То есть я считаю, у нас партнерские отношения с Украиной».

...политика

По мнению ряда украинских отраслевых экспертов, политиков и политологов, внезапное изменение настроений объясняется исключительно политическими факторами. Как рассказали Контрактам источники, причастные к украинско-российским газовым переговорам, один из депутатов российской Госдумы, который был в составе «поисковой» делегации Газпрома, отвечая в кулуарах на вопрос о причинах возникновения конфликта, высказался предельно откровенно: «Проблема возникла у вас этой зимой во время выборов».

С одной стороны, заострение российских газовых отношений с Украиной для некоторых российских политических сил дает возможность пропиариться (для примера можно вспомнить последнюю инициативу фракции ЛДПР поднять цены на газ для «недружественных» Украины, Грузии, Латвии, Молдовы и Эстонии). Кроме того, появляется повод выставить Украину ненадежным партнером в глазах Запада. «На самом деле здесь дело не столько газовое или экономическое, сколько политическое, — считает народный депутат Андрей Шкиль. — Сейчас Россия пытается выставить Украину перед Западом как ненадежного партнера. О чем идет речь? К Украине обратилось несколько потребителей российского газа — стран и фирм, которые обслуживают эти государства — с тем, чтобы располагать свой газ в украинских хранилищах. После этого сразу начали распространяться слухи, мол, Россия теряет в Украине свой газ».

Ряд украинских политиков также считают, что воспользовавшись газовым скандалом, Россия стремится добиться от Украины уступок по некоторым межгосударственным проблемным вопросам. В первую очередь речь идет об общем управлении отечественными магистральными газопроводами — на что, собственно, и надеялась Россия, договариваясь с предыдущей властью о создании газотранспортного консорциума. Нынешняя же позиция правительства заключается в том, что консорциум возможен только в новых проектах, тогда как руководить существующими ГТС Украина будет самостоятельно. «Первая схема, которую пытались реализовать россияне, — завладеть газотранспортной системой Украины, — считает народный депутат Павел Качур. — Понятно, почему россияне после того, как выяснилось, что у них отобрали этот лакомый кусок, ведут себя сейчас так, а не иначе».

Политический подтекст газовых претензий российской стороны к Украине подтверждаются историей с отечественными газохранилищами. По наблюдениям экспертов, информационная атака россиян в значительной степени была направлена на то, чтобы у общественности сложилось мнение, что подземные хранилища — это своеобразный «газовый сейф», из которого можно в любое время забрать любой объем газа, но украинцы почему-то не хотят этого делать. На самом же деле назначение ПХГ совсем другое. Хранилища создавались как звено единой газотранспортной системы бывшего СССР, которое должно обеспечивать бесперебойную поставку природного газа в Европу. От восточной до западной границы Украины газ идет 36 часов — и когда в пиковые сезоны резко вырастает потребление газа (например, в связи с похолоданием), прокачать «дополнительные» объемы напрямую невозможно. В этой ситуации для поддержания рабочих давлений в трубе используется газ из ПХГ. Соответственно, выкачка газа из хранилищ, по существу, означает нарушение системы экспортной поставки российского газа.

Собственно, настоящее назначение украинских ПХГ не является новостью для россиян — такая система разрабатывалась еще советским Мингазпромом. А в действующем контракте между Нефтегазом и Газпромом указано, что газ, закачанный в ПХГ, используется для обеспечения надежности экспортных газовых поставок Газпромом в Европу, а также для увеличения согласованных объемов газа для экспортных поставок с учетом технической возможности газотранспортной системы. Надежность поставок «Нафтогаз» обеспечил — в нынешнем году Украина оттранспортировала в Европу на 2 млрд куб. м газа больше, чем было определено контрактом. В то же время технических возможностей увеличить экспортные поставки в этот период не было — именно из-за максимального заполнения трубопроводов вследствие роста потребления, вызванного холодной весной. Режим отбора газа из подземок также подробно определен соответствующим техническим соглашением, которое составляется на каждый год, и он, как утверждают в Нефтегазе, не был нарушен.

...и соглашения

По мнению отраслевых экспертов, для украинской стороны в лице «Нафтогаза» сейчас главное — все газовые вопросы с россиянами решать сугубо в экономической, а не в политической плоскости. «Речь идет о том, что интересы на газовом рынке Украины и России связаны, — говорит Павел Качур. — Нельзя диктовать условия, потому что в проигрыше будут обе стороны. Очевидно, что идет проба сил: насколько можно подвинуть чьи-то интересы, чтобы отвоевать свои. Но система передачи энергоносителей является настолько взаимосвязанной, что резкий конфликт просто невозможен».

Эффективность именно бизнесовой составляющей в переговорном процессе подтверждает недавнее решение туркменско-украинского газового вопроса. Власти Туркменистана заявили, что Украина задолжала им сотни миллионов за поставленный газ. Впоследствии появилась информация о планах Туркменбаши повысить цену на газ для Украины в полтора-два раза. Однако Нефтегаз оперативно провел ряд переговоров с туркменскими властями. Как выяснилось — эффективных. Цена на туркменский газ для Украины была уменьшена с $58 до 44 за тыс. куб. м, а объемы «инвестиционного газа» выросли на 0,5 млн куб. м уже в этом году и на 1,5 млн — в следующем. Кроме того, подписан протокол о намерениях поставлять в Туркмению отечественные товары на сумму до $500 млн, тогда как в прошлом году в качестве оплаты за газ Украина поставила товаров на $200 млн. Наконец, по информации Контрактов, скорее всего, уже в сентябре с Туркменистаном будет подписано соглашение на долгосрочную поставку газа.

Вы здесь:
вверх