логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
От жалко пацана* Дмитрий Фионик - «Контракты» №33-34 Август 2005г.

Барские замашки сына президента угрозы обществу не представляют


Частное лицо Андрей Викторович Ющенко уехал с родителями на море. Скандал, связанный с его в меру неприличным образом жизни вроде бы поутих. О том, чем все закончилось, мы узнаем, когда социологи подсчитают очередной рейтинг доверия действующему президенту, а пока самое время без лишних эмоций задуматься, что же на самом деле произошло.

Итак, личная жизнь президентского отрока оказалась вынесенной на суд народного подсознания. Электорат узнал, что набожный и во всех отношениях одаренный тинейджер ездит на эксклюзивном авто, пользуется мобильным телефоном Vertu, живет в пентхаусе и питает пристрастие к дорогому шампанскому. Учитывая, что проблема бедности в нашей стране еще не окончательно решена, вполне естественными, на первый взгляд, выглядят обвинения в аморальности и подозрения в коррумпированности.

Последние особенно обострились после того, как отец первого мажора в государстве заявил, что его отпрыск, будучи студентом стационара, где-то подрабатывает консультантом и этих небольших (с точки зрения папаши) денег хватает и на содержание охраны, и на аренду автомобиля, и на прочие маленькие радости. Однако среднестатистический украинец, чье дитя в свободное от учебы время моет полы в Макдональдсе, не поверил в то, что его чадо глупее Андрюши Ющенко. И пошло-поехало: подаренный приятелем мобильник и «небольшие» трудовые доходы стали рассматривать как завуалированные взятки президенту. А зря.

Я не очень силен в бухгалтерии, но мне кажется, что семейство, задекларировавшее 60 га земли и 770 кв. м жилья в Украине и США (стоимость этой недвижимости составляет несколько миллионов гривен, если не долларов), могло бы при желании обеспечить сына автомобилем и покруче, чем BMW M6.

И потому вряд ли президента можно подкупить такой мелочевкой, как телефон Vertu или несколько тысяч долларов. Все забыли, что Андрейко — не обыкновенный мальчик. Он — юный представитель украинского высшего класса. Его мачеха — богатая женщина, папа, хоть и бессребреник, но человек уважаемый, дядя (по отцу) — преуспевающий банкир, кумовья тоже не бедствуют. Да и девочка у него из хорошей семьи.

А с такими родственными и дружескими связями мальчик-звезда, как, впрочем, и многие из его социального круга, способен оказать немало «консультационных» услуг любому предприятию. Ну, например, дядя может без лишних проволочек выдать кредит фирме племянника, кум подсуетится с заказом, а чиновник не рискнет у такого молодого человека потребовать взятку... И все это в рамках закона.

На риторический вопрос, какими знаниями должен обладать 19-летний юноша, чтобы без отрыва от учебы зарабатывать несколько тысяч долларов в месяц, есть вполне конкретный ответ. Никакими особыми умственными талантами этому юноше выделяться не обязательно, а на своем рабочем месте ему можно и вовсе не появляться — так даже лучше: убытки от активной деятельности менеджера-тинейджера способны перекрыть предполагаемую прибыль.

Более того, согласно последней версии Гражданского кодекса Украины, деловые связи являются нематериальными активами, которые могут быть внесены в уставный фонд предприятия (статья 1133 ГК). А это значит, что, обладая одинаковыми с остальными гражданами правами, сын президента лишь в силу своего происхождения способен на полностью законных основаниях проконвертировать свои связи и знакомства в собственность на средства производства.

Кстати, главный юрист революции и первый зампред ГНАУ Николай Катеринчук проболтался о том, что Андрей Ющенко уже успел стать собственником — ему принадлежат авторские права на оранжевую символику. Однако это могло бы вызвать вопросы у юристов только в одном случае: если бы владельцу прав предъявили претензии непосредственные создатели символики — художники, дизайнеры, райтеры. Но последние делают вид, что сын президента все это сам нарисовал. Так что проблем здесь нет.

Президентский отпрыск, как уже отмечалось, не уникален. В первом скандальном репортаже на «Украинской правде» есть интересный эпизод. Возле Андрея Ющенко останавливается джип сына опального экс-замминистра МВД Фокина, и парни какое-то время обмениваются не то приветствиями, не то последними новостями. И то, что они знакомы, — закономерно. Украинский политический класс представляет собой что-то вроде царской деревеньки, где все всех знают, молодежь тусуется на одних и тех же дискотеках, пьянствует в одних и тех же злачных местах.

Мажоры — такой же неприглядный, но неотъемлемый элемент экосистемы капиталистического общества, как и бомжи. Во всех демократических странах и те и другие не только существуют, но и пользуются снисхождением сограждан. Украинская же специфика заключается в том, что отечественные мажоры — не потомственные аристократы, а дети маргиналов, в свое время удачно выбравшихся из села в город. Чувство глубокой внутренней ущербности наша элита заглушает африканской страстью к демонстративному потреблению. Это хоть неэстетично, но и не противозаконно.

На предельно конкретный вопрос: какой закон (кроме Правил дорожного движения) или какую Божью заповедь нарушил Андрей Ющенко? — ответа нет. Юношу можно упрекнуть лишь в отсутствии чувства меры и вкуса. А о вкусах, как известно, не спорят.

Проблема, по большему счету, заключается лишь в том, что этот скандал вообще стал возможен. И в этом заслуга Ющенко-старшего. И вовсе не потому, что он плохой педагог. Именно благодаря ему народ получил возможность познакомиться со своей властью в домашней обстановке и... вскрикнул от ужаса. Но это с непривычки. Если привычка не выработается, то власти и народу придется строить качественно иные отношения, исключающие прямой контакт друг с другом. Кстати, на постсоветском пространстве множество положительных примеров воплощения в жизнь такого домостроя. Тут может пригодиться и белорусский, и туркменский опыт.

*Реплика одного из героев пьесы Леся Подеревянского «Место встречи изменить нельзя...»

Контракты №33-34 / 2005
Вы здесь:
вверх