логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Венгерский вариант Юрий Макаров - «Контракты» №33-34 Август 2005г.

Кто-то вспоминает отпуск в Турции, кто-то на Багамах, а я свою законную неделю провел в Карпатах. Впечатлений — куча. От свеженьких, только что построенных гостиниц, которые все больше создают почти полную иллюзию Европы, до музыки в ресторанах, которая неумолимо возвращает тебя в Азию.


Но я не об этом. После многолетнего перерыва оказавшись в Мукачево, я обратил внимание на сверхнормативное количество мемориальных досок. В чью честь их установили, удавалось выяснить не сразу, потому что текст на них венгерский, преимущественно без перевода. В советские времена не считалось хорошим тоном вспоминать, что Мукачево когда-то было столицей венгерского княжества Трансильвания, что именно здесь был эпицентр освободительного движения куруцев против габсбургских лабанцев, что первая железная дорога связала город не со Львовом, а с Будапештом.

Но узнать об этом из досок тяжело: венгерский язык — не английский. Пришлось консультироваться у местных жителей. Отвечали охотно. «В этом доме провел одну ночь Шандор Петефи». «На этом месте стоял дом, где родился выдающийся художник-реалист Михай Мункачи». «В этом доме жил Ференц ІІ Ракоци». Кое-где висят веночки с красно-бело-зелеными лентами.

Ей-богу, этот энтузиазм заражает. Думаю, венгры подозревают, что Мункачи... как бы это сказать... не Леонардо да Винчи. Но для национального сознания его творчество значит немало, и этого достаточно, чтобы поддерживать память о нем, пусть даже за границей. Отсутствие комплекса неполноценности в этом и состоит: не переоценивать, а просто ценить наследие.

Не утверждать, что все мы прямые потомки ариев, а прилежно фиксировать опорные пункты своей настоящей, не придуманной истории. В семейном альбоме я храню фото людей, которые ничего не значат для мировой культуры. Они что-то значат для меня, и мне этого достаточно. Им я обязан своей индивидуальностью, а индивидуальность и есть то, что больше всего ценится в современном мире.

А мы крутим в своих кнайпах самое гадкое из всего, что когда бы то ни было порождала русская культура. Вероятно, нам кажется, что это делает нас менее провинциальными. Ошалев от российской попсы, которая даже в гомеопатических дозах вызывает у меня раздражение кожи, я привез из очередной экспедиции в город несколько дисков: Руслана, «Океан Эльзы», «ТНМК». С тех пор в ресторане, где мы завтракали, обедали и ужинали, окончательно установился дух Европы. Все остальное, включая интерьер и кухню, и без того было на уровне.

Контракты №33-34 / 2005
Вы здесь:
вверх