логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Гривня в отвязке Наталья ЗАДЕРЕЙ - «Контракты» №35 Сентябрь 2005г.

Под давлением правительства и МВФ Нацбанк готов отказаться от привязки курса гривни к доллару. Как способ борьбы с инфляцией эта затея обречена на провал.


Валютный рынок в ожидании перемен. Череда взаимосвязанных событий — эксперименты Нацбанка на межбанке, благословение президента на проведение либерализации валютного рынка, отставка апологета фиксированного курса зампреда НБУ Сергея Яременко, регулярные совещания Кабмина и Нацбанка — заставили банкиров и финансистов запаниковать. Вместе со снятием с банков ряда ограничений по работе на валютном рынке ожидается второй этап укрепления гривни — до 4,8 UAH/USD.

Нацбанк никаких внятных объяснений по этому поводу не дает. Все на что удосужился регулятор — это озвученное заместителем главы НБУ Анатолием Шаповаловым заверение в том, что после отставки Яременко резкой ревальвации не будет и «все будет по прогнозу». Традиционно, более щедрым на комментарии о валютно-курсовой политике оказался министр экономики Сергей Терехин. Терехин спрогнозировал прогресс в либерализации валютно-курсовой политики и следующим образом очертил перспективы курсообразования: «Давайте ставить коридор. Допустим, 4,98-5,11 UAH/USD. Если будут отклонения, Нацбанк будет выходить с интервенциями». Пролил свет на происходящее и Сергей Яременко, объяснивший суть своих разногласий с Владимиром Стельмахом. Консенсуса не достигли в вопросе, должен ли Нацбанк, осуществляя интервенции, поддерживать курс гривни к доллару. Судя по всему, НБУ намеревается отказаться от ценового якоря в виде валютного курса и сдерживать инфляцию путем коррекции денежной массы.

Валютная неопределенность

В начале года Владимир Стельмах заявил, что в целях борьбы с инфляцией Нацбанк может допустить волатильность курса гривни, а также анонсировал валютную либерализацию. Среди реализованного на данный момент: отмена обязательной продажи 50% валюты экспортерами, укрепление гривни с 5,3 до 5,05 UAH/USD, передача в Минюст пакета постановлений, упрощающих процедуру торгов на межбанке и порядок инвестирования в Украину. Упомянутые постановления разрешают банкам в течение одной и той же сессии как покупать, так и продавать валюту, форвардные операции при условии реальной поставки актива, расширяют временные рамки торговых сессий и т. д.

Если в апреле укрепление гривни Владимир Стельмах охарактеризовал как одноразовую меру и пообещал, что Нацбанк будет продолжать осуществлять интервенции, без которых доллар может вконец обвалиться, то после визита МВФ, в НБУ заговорили по-иному. Теперь чиновники с Институтской грозятся выходить на межбанк при определенных условиях, сглаживать избыточную волатильность, но не присутствовать на рынке постоянно. Шокированные таким поворотом событий банкиры предрекают быстрое обесценивание доллара до 4,8 UAH/USD, если маркет-мейкер, то есть Нацбанк, действительно уйдет с рынка. Впрочем, больше всего участников рынка смущает неопределенность.

«Мы привыкли к стабильности, но если будут колебания, в этом тоже не будет ничего плохого. Но Нацбанк должен показать, в каком коридоре будет держаться курс», — говорит директор казначейства банка «Финансы и Кредит» Андрей Войтенко. Вместо внятных комментариев о том, что будет с курсом, и какой валютный режим будет действовать в Украине, руководители Нацбанка перекладывают ответственность за курсовые колебания на банки с иностранным капиталом, которые якобы сговорились с целью дестабилизации курса гривни. Молчание руководства Нацбанка лишь подогревает нервозность на рынке.

С другой стороны, нежелание Нацбанка вводить в курс дела общественность также можно понять. Смена приоритетов монетарной политики — переход от таргетирования валютного курса к таргетированию иного монетарного показателя — вопрос нешуточный. Опрометчивость в этом вопросе грозит более серьезными последствиями, чем отток валютных вкладов из банков и повышение цен на недвижимость после апрельской ревальвации. Например, спадом кредитной и инвестиционной активности, невозможностью контролировать инфляционные ожидания.

Кроме того, Нацбанку предстоит найти человека, который вместо хлопнувшего дверью Сергея Яременко курировал бы валютный рынок. Задача не из простых, ведь претендент на эту вакансию помимо профессиональной компетентности и здоровых амбиций должен обладать желанием взвалить на себя большую ответственность. Бывший зампред НБУ Арсений Яценюк отметил по этому поводу, что валютчиков уровня Яременко в Украине нет. Важна и непричастность претендента к банковскому капиталу — разрешение проводить форвардные и арбитражные операции позволит банкам зарабатывать, спекулируя валютой. При этом в наиболее выигрышной ситуации могут оказаться те участники рынка, которые в курсе намерений регулятора.

Борьба с ветряными мельницами

Комментируя свою отставку, Сергей Яременко весьма резонно упрекнул власти в излишней приверженности монетаризму. Тот факт, что бороться с инфляцией, спровоцированной ростом социальных выплат и подорожанием энергоносителей, Нацбанк и Кабмин хотят уменьшением темпов роста денежных агрегатов, действительно внушает опасения. С другой стороны, гибкий валютный курс оправдывает себя как способ добиться независимой от состояния торгового сальдо монетарной политики, повысить эффективность таких инструментов, как рефинансирование, операции на открытом рынке. Кроме того, гибкие валютные режимы обеспечивают защиту от рисков, связанных с изменчивостью потоков капитала.

Все эти благие цели, может, и стоили бы того, чтобы отказаться от поддержания курса, если бы не одно «но». В первом полугодии положительное сальдо торговли товарами и услугами по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уменьшилось более чем в два раза. Дальнейшее укрепление гривни усугубит эту тенденцию. По этой причине многие чиновники и независимые эксперты склонны полагать, что Нацбанк все-таки не станет серьезно отклоняться от среднегодовых курсовых ориентиров, определенных советом НБУ — 5,10-5,15 UAH/USD.

Интересно, что ни руководители Нацбанка, ни Терехин, ратующие за гибкость курса гривни, не ведут речи об альтернативном «номинальном якоре» (показателе, который фиксируется для обеспечения ценовой стабильности). Что, кстати, вызывает недоумение у бывших топ-менеджеров НБУ, в частности Яременко или Яценюка. Альтернативой фиксации курса может быть установление целевых показателей денежной массы или непосредственно инфляции.

Первый способ для стран с экономической ситуацией, аналогичной положению дел в Украине (с низким уровнем монетизации экономики), совершенно непригоден ввиду отсутствия связи между темпами роста денежных агрегатов и темпами инфляции. Второй вариант — таргетирование инфляции (установление целевого уровня инфляции) — Украине предлагали эксперты МВФ. Эту модель, собственно, и собиралось внедрять предыдущее руководство НБУ. Нынешние власти на такие нововведения не настроены.

Так, после прихода в Нацбанк Владимира Стельмаха договор с МВФ о предоставлении технической помощи по вопросам перехода к инфляционному таргетированию был разорван. В этом вопросе солидарен со Стельмахом и его извечный оппонент Терехин. То есть фиксированный курс гривни сочтен атавизмом, но взамен ничего определенного не предложено. Такая неопределенность по поводу переходного периода таит в себе для экономики гораздо большие долгосрочные риски, чем резкая ревальвация гривни.

Вы здесь:
вверх