логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Сергей Терехин: Тимошенко не врет Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №38 Сентябрь 2005г.

Теперь уже экс-министр экономики Сергей Терехин и его коллеги из партии «Реформы и Порядок» пришли в правительство как члены команды президента Виктора Ющенко, а ушли как союзники Юлии Тимошенко. Поговаривают, что во время ночных переговоров между Ющенко и Тимошенко они договорились, что именно представители ПРП должны быть принесены в жертву — Тимошенко должна согласиться на их увольнение. Однако после ночного совещания Кабмина премьер изменила свое решение.


О чем говорилось на ночном собрании министров накануне отставки правительства?

— Это была встреча некоторых министров с премьером. Обсуждали ситуацию, возникшую после заявления теперь уже экс-госсекретаря Александра Зинченко. Мы разошлись около трех часов утра, решения тогда не приняли, но общее настроение было такое: поскольку обвинений в коррупционности или непрофессионализме правительства не было, решили, что нас этот скандал не касается.

Раскололось ли правительство на тех, кто связывает свое будущее с президентом, и тех, кто с премьером?

— Этого не было. В правительстве подчеркивалось, что из министров-политиков следует создать единую команду.

Руководители Народного союза «Наша Украина» в частных разговорах утверждают, что российские политтехнологи, в частности Станислав Белковский, услугами которого пользуется Тимошенко, подталкивали премьера к самостоятельному участию в выборах, а следовательно, и к конфликту с Ющенко. Это так?

— Я знаю Тимошенко много лет. Но идеологию этой женщины и политика я более-менее понял, только работая в правительстве. Накануне отставки в 2 часа ночи я чувствовал, что Юлия Владимировна очень волнуется и не хочет конфликтов. Более того, могу сказать, что я не раз получал «по голове» от премьера на Кабмине, когда позволял себе жесткие высказывания по экономическим или социальным вопросам.

В позе «Ку!»

С кем ПРП — с Тимошенко или с Ющенко?

— Я не могу узурпировать решения партии. Нас называют маленькой партией, средней или какой-то еще. Однако, откровенно говоря, я точно знаю, что количество членов партии зависит от ее бюджета, а не от идеологии. Помните культовый фильм «Кин-дза-дза»? Там покойный Леонов, главный персонаж, когда не знал, что делать, разводил руками и говорил «Ку!». В позе Леонова мы сейчас и пребываем. (Когда верстался номер, парламентская фракция партии «Реформы и Порядок» вместе с Блоком Юлии Тимошенко решили не принимать участия в формировании нового правительства и не голосовать за него.)

Учитывая выступления Тимошенко, она настроена на переход в оппозицию к президенту и его партии НСНУ.

— Юлия Владимировна не может перейти в оппозицию к президенту, потому что следующие выборы не президентские, а парламентские.

Но ведь Ющенко является почетным председателем НСНУ!

— А я почетный председатель Союза бирж Украины. Если речь идет о конкуренции между различными партиями, она вполне возможна. Однако это не является свидетельством того, что экс-премьер будет выступать во главе оппозиционной к президенту политической силы, поскольку оппозиция к президенту — это конкуренция на президентских выборах. Тимошенко не раз говорила о своих амбициях относительно должности президента (экс-премьер заявляла, что таких амбиций нет. — Прим. Контрактов). Думаю, она не врет. (Когда верстался номер, Тимошенко заявила, что будет участвовать в следующих выборах президента.)

Кризис, заложенный Майданом

Ющенко говорил, что не раз мирил Тимошенко с Порошенко, не вынося это на публичное обсуждение. Правда ли, что в правительстве чувствовался постоянный конфликт?

— Да, это было постоянно. Я непосредственно не присутствовал во время стычек Порошенко и Тимошенко. За два дня до отставки своей жене рассказал об ощущении, будто 90% моей работы — борьба со своими плюс подготовка к оправданиям. Я был на нескольких ключевых совещаниях с президентом, где обсуждались проблемы ВТО, ЕЭП, инвестиционной и бюджетной политики. Эти заседания проводились под эгидой СНБОУ. Президент всегда начинал дискуссию в очень плохом настроении. Но после продолжительного разговора — пять, а однажды восемь часов подряд — заседания всегда завершались поддержкой Ющенко позиции правительства. Окружение президента делало это преднамеренно, поскольку больше внимания обращало на собственные амбиции, чем на достижение гармонии в отношениях.

То есть причина политического кризиса в амбициях окружения Ющенко?

— Она была заложена еще Майданом в день инаугурации президента. Думаю, он почувствовал внутренний дискомфорт, когда во время инаугурации народ скандировал: «Ющенко — наш президент, Тимошенко — наш премьер!», ведь ему не оставляли выбора. Это ощущение не покидало президента и в последующие месяцы, а масла в огонь подливал Петр Алексеевич Порошенко, считавший себя обиженным. Наверное, он думал, что правильнее было назначить премьером его, а не Тимошенко.

Были ли, по вашему мнению, другие варианты решения политического кризиса, кроме отставки?

— Конечно, были. Давайте смотреть формально. Прозвучало обвинение одного из членов вспомогательного органа президента в адрес других членов других вспомогательных органов. Говорил ли Зинченко, у которого сдали нервы, о ком-то из правительства? Нет. Госсекретарь высказал обвинение и подал в отставку.

Окей. Отставка принята, и назначен другой. В нормальной стране, если обвинения серьезны или политически весомы, людей не выгоняют, как было сделано с Порошенко, а на время проведения расследования отправляют в отпуск, временно устраняют с должности и тому подобное. Понятно, что для правящей политической силы это плохо, поскольку сор выносится из избы. Но это уже сделано, и его нужно либо убирать, либо говорить, что мусора нет.

А у нас все перешло в плоскость Тимошенко — Порошенко. Если на Порошенко наехали, значит, блок, это сделавший, должен принести какие-то жертвы. Президент признал, что у нас есть два конкурирующих центра принятия решений. Далее начались поиски выборочных жертв отстрела. Если из одного центра следует кого-то уволить, потому что прозвучало серьезное политическое заявление Зинченко, то давайте с целью поддержания равновесия найдем кого-то для отставки в правительстве Тимошенко, чтобы ослабить ее позиции. Вот такая сложилась ситуация.

Я оказался слабым звеном

Вас называли в качестве кандидатуры на отставку в случае так называемого мягкого конфликта.

— Совершенно верно. На переговорах с Ющенко я не был, но называлось три фамилии. По алфавиту — Терехин, Томенко и Турчинов.

Почему вы попали в этот список?

— Выступал много, конфликтовал. Предлагал уволить из правительства аграрного министра-социалиста, «валившего» вступление в ВТО, политика которого привела к повышению цены на сахар на 70%. Я говорил, что в заявлении Порошенко после выступления Зинченко прозвучала неправда о принятии президентского указа по инвестициям. Я оказался слабым звеном, поскольку министра экономики можно обвинять во всем, начиная с повышения цен на нефть, на которые я не могу влиять, и заканчивая повышением цен на сахар, которые я также не регулирую. Лучше спросите, почему в этот список попал председатель СБУ Александр Турчинов.

Как раз с Турчиновым все понятно — он давний соратник Тимошенко. Не понятно, за что президент хотел выгнать Томенко. За его неудержимое желание комментировать все, что происходит в государстве?

— Нет. Томенко сделал несколько важных заявлений относительно создания общественного телевидения, относительно единства команды и т. п. По своему образованию, по своему духу и в сердце он — журналист. Ему рот не закроешь.

Контракты №38 / 2005


Вы здесь:
вверх