логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Его цель — коммунизм Беседовал Константин СМИРНОВ, фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №48 Декабрь 2005г.

Главный таможенник страны Александр Егоров рассказал Контрактам об упрощении таможенных процедур, едином окне, стоп-картах и о том, что давно пора отменить уголовную ответственность за экономическую контрабанду. Таможенник Верещагин слушал и смотрел с портрета одобрительно


О новой стратегии

Каких нововведений ГТСУ ождать предпринимателям?

— Я, наверное, впервые скажу о том, что сейчас существенно меняется стратегия деятельности таможенной службы. Пока в стране практически нет единого методологического механизма госконтроля за перемещением товаров. Не таможенного, а в целом, по всем государственным органам (фитосанитарный, экологический, радиологический контроль и т. п.). Есть множество нормативных актов, как правило, ведомственных, посвященных отдельному объекту (перемещение валюты, граждан, транспортных средств и т. п.). Для того чтобы предприятию ввезти или вывезти определенный товар, надо знать все законодательство, все нюансы каждого ведомства, которые иногда злоупотребляют своей властью. До сих пор каждый госорган шаг за шагом усложнял контроль. И мы уже натворили такого, что сами не можем в этом разобраться. Существует коллизия законодательных актов, возникает непонимание. То есть защищаться предприятие нормально не может.

Что конкретно вы предлагаете сделать?

— Во-первых, инвентаризацию всей ведомственной нормативки, регламентирующей перемещение товаров через границу, из которой только 15% непосредственно относится к таможенным документам. Мы подготовили общий перечень всех документов, необходимых для государственного контроля — всего 25 наименований (вместо целой сотни различных ведомственных инструкций). Этот перечень будет утверждаться постановлением правительства, а не отдельными госорганами. И чтобы внести еще какой-то документ в этот список, понадобится решение правительства. К нему будет приложение — сетка, где написано, какой документ, какого ведомства, для какого таможенного режима требуется при оформлении того или иного товара. Это то, что сейчас в некоторых справочниках пытаются сделать, а мы осуществим на государственном уровне. Документ уже согласован с 21 ведомством.

Во-вторых, в этом же постановлении мы указываем, что должен быть список документов по каждому виду товаров. И на следующем этапе каждое ведомство, уже отталкиваясь от вида товара, все свои нормативы (уже определенные правительством) должно согласовать по товарным кодам. Чтобы не было такой неразберихи, как сейчас.

А вот когда сделаем это, можно приступать к третьему этапу — созданию интегрированного таможенного тарифа. Это единый документ, содержащий инструкцию по оформлению любого груза. У нас будут тарифные ставки, код товара, и все дополнительные нетарифные методы регулирования, связанные с оформлением груза (как их сейчас называют — меры торговой политики).

В конечном счете получится справочник, где предприниматель сможет найти ответы на все вопросы: какие документы необходимы для оформления конкретного товара, какова процедура их оформления и по какому тарифу надо платить. И тогда нам остается лишь перейти на электронное декларирование. Вот это будет коммунизм (смеется).

Когда все это будет?

— Первое, основополагающее постановление Кабмина, выйдет в ближайшее время. Таким образом, будет заложена основа, а остальное будет требовать только времени для дальнейшего согласования. Так мы дадим возможность предприятиям защищаться и снимем головную боль, в том числе и у себя, ведь почвы для злоупотреблений будет гораздо меньше.

И все-таки, если на границе при оформлении груза таможенники станут требовать ненужные справки, что делать предпринимателю?

— Если только кто-то потребует документ, не предусмотренный этим перечнем, то этот человек не будет работать в таможенных органах.

Хорошо, но у человека сейчас стоит машина на границе, что ему делать — оформлять справку, а потом обжаловать действия таможенника?

— Мы сейчас вводим совсем другой порядок. В прошлый вторник мы уже вручили первые стоп-карты тем предприятиям, которые заслужили наше доверие и согласны с нами работать честно. На этой карте указаны права и обязанности ее владельца. И если такой случай возникнет, то достаточно предъявить такую карту человеку в форме, после чего он уже обязан доложить об этом своему начальнику, который в свою очередь обязан провести служебное расследование. О его результатах начальник обязан доложить мне лично, как и предприниматель обязан сообщить о предъявлении стоп-карты. Такая мера направлена не столько на пресечение нарушений, сколько на их профилактику. Когда таких карт будет сто или двести...

Их количество не ограничено?

— Нет. Все, кто готов с нами сотрудничать, могут получить такую карту. Их может быть сто, тысяча, две тысячи. Это предприятия, которые попадают в белые списки, готовы раскрывать перед нами свою бухгалтерскую документацию при проверках и работать легально. Кроме того, они получают право на либерализацию таможенного оформления. Сейчас такое право получили компании, торгующие рыбной и мясной продукцией, а также торговцы автомобилями, то есть те, кто подписал с нами соответствующие меморандумы.

Вы не боитесь, что появятся липовые стоп-карты или их начнут использовать так же, как удостоверения помощника народного депутата?

— Карта должна предъявляться только при выявлении нарушения, а не до начала оформления. В противном случае карта подлежит изъятию, даже если она настоящая. Ведь предприятие тоже несет серьезную ответственность за применение стоп-карты. Следовательно, это может повлечь за собой увольнение таможенника или даже возбуждение уголовного дела. Так что все очень серьезно. Главное, что есть обратная связь...

На горячую линию таможни тоже звонили и жаловались, значит, не в обратной связи дело?

— Давайте посмотрим, как оно все заработает. Горячая линия себя не оправдала, так как было много анонимных звонков, которые не подтверждались. А здесь ответственность обоюдная. И потом, потерять доверие таможни — это очень серьезно. Одно дело быть в белом списке, и совсем другое — в черном...

Вы говорите о белых списках, попасть в которые можно, выполнив требования совместного приказа ГНАУ, ГТСУ и Минэкономики?

— Нет. Составление таких списков очень трудоемкий процесс. И сейчас мы инициируем процесс передачи ГТСУ всех прав по определению таких предприятий. В тех списках сейчас 24 предприятия, но я говорю о других, более расширенных. Туда попадают предприятия, тоже соответствующие определенным критериям, но менее жестким. Если предприятие подписало меморандум и раскрывает свою документацию после прохождения таможенного контроля, то оно практически автоматом зачисляется в такой список. С вручением стоп-карты.

Об индикативных ценах и сером импорте

А если импортеры, подписавшие с вами меморандумы, будут использовать предоставленную вам информацию о ценах на свои товары для борьбы с конкурентами, не вошедшими в список избранных?

— Этого не случится. Ведь на самом деле подписание меморандума не значит, что мы перестанем контролировать импортеров, вошедших в список. Есть формы контроля, связанные с проверкой такой информации. Есть подписанные соглашения почти со всеми странами, откуда к нам везут товар. Это почти 80% всего импорта в Украину. Мы просто делаем запрос на таможню страны отправителя и получаем объективную информацию.

Будут ли вводиться индикативные цены на импорт, на чем настаивало прежнее правительство и ваш предшественник?

— Индикативные цены уже стали притчей во языцех — это нельзя, это противоречит правилам ГАТТ-ВТО и так далее. Я тоже хотел бы отойти от этой терминологии. Мы ориентируемся на живые контрактные цены участников рынка. Есть ведь сезонные факторы, когда цена плавает. Поэтому введение индикатива или минимальной цены будет все-таки неправильно. К этой цене можно поднять стоимость товара, но можно ведь и опустить, что и произошло летом этого года. Когда, с одной стороны, часть товаров, ввозившихся ниже минимальной цены, стали ввозить по минималке, а с другой — декларируемую стоимость большей части импорта опустили до этого минимального уровня. Более эффективной оказалась практика заключения соглашений. И тот факт, что к уже заключенным соглашениям присоединяются все новые и новые предприятия, подтверждает правильность таких действий. Вот уже и табачники с нами заключают договор.

В чем заключается упрощение таможенных процедур для подписавших меморандумы?

— Главная цель такого сотрудничества — одолеть серую контрабанду. Это и манипуляция с кодами, ценой, и даже подмена товара. Главное для нас — доверие. Но, как говорится, доверяй, но проверяй. Мы предоставляем предприятию возможность не терять время при таможенном оформлении товаров. Зачем нам полностью проверять все на границе, если мы можем потом, в любое время посмотреть бухгалтерские документы предприятия, и нам все станет ясно. Мы даем возможность практически с колес снимать товар без таможенного оформления и даже пускать его в реализацию. Сейчас мы уже подали проект постановления правительства о продлении периода таможенного оформления с 15 до 30 дней. Напомню, что по истечении этого срока нужно платить таможенные сборы за пребывание под таможенным контролем. И уже с 1 января мы готовы перейти на электронное декларирование предварительных уведомлений и предварительных деклараций. Если мы это сделаем, это будет настоящий прорыв в оформлении грузов.

Весь год нам обещали создать единое окно на таможне, причем реально, а не экспериментально. Оно есть или его все-таки нет?

— Вместо единого окна есть единый офис. Предприниматели поняли единое окно слишком буквально. Мол, один человек все документы оформит — и вперед. Но от специализации мы никуда все равно не денемся, не можем научить одного таможенника быть и статистом, и разбираться в таможенной стоимости, и досмотр производить. Таким образом, мы вернулись бы к дедовским методам. Поэтому предприниматель, конечно, подает документы в одно окошко, за которым трудится целый офис, оформляющий его документы. А в идеале нужно, чтобы вся эта информация циркулировала в электронном виде. Например, ЕС намерен прийти к единому электронному офису только в 2007 году. Но для этого надо совместить электронные системы различных ведомств и субъектов ВЭД. Пока мы делаем единый офис, в котором бумаги передают из рук в руки. Но направление — правильное.

Сколько времени должно занимать оформление документов в едином офисе?

— В октябре на совещании представителей таможенных органов 32 стран ЕС и СНГ обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что в самых трудных случаях все оформление документов на границе (не только таможенных) должно занимать не более двух часов. Мы сейчас подали в Кабинет Министров проект постановления, где расписали по срокам прохождение таможенного и других видов контроля. В самых сложных случаях процедура будет занимать 3 часа.

Борьба с контрабандой

Таможенники, участвующие в операции «Контрабанда-стоп», получают свою долю от стоимости выявленной контрабанды?

— Это мизерные суммы. Я не хочу даже называть их.

Мало выявляют?

— Нет. Выявляют достаточно. Уже на 500 млн грн задержано грузов. И эффект есть. Если в два раза увеличилась и общая стоимость контрабанды, и «стоимость» конкретного дела по контрабанде, то это уже очень хороший результат. Сейчас идет увеличение платежей почти в два раза по сравнению с прошлым годом. Все вместе это результаты спецоперации. А финансирование, конечно, должно быть, но это не главное.

В свое время таможенники выступали за предоставление им права на оперативно-розыскную деятельность. Вам такой статус нужен?

— Таможня — орган, изначально не являющийся правоохранительным, но которому делегированы такие функции для борьбы с контрабандой. Мы вправе возбуждать административные дела (финансово-хозяйственные) и проводить дознание. Но кто может сказать, что этого достаточно, чтобы вскрывать истинные злоупотребления? Без оперативно-розыскной деятельности ни одно серьезное, резонансное дело не может быть раскрыто. Поэтому мы прибегли к помощи ведомств, у которых такое право есть. Сейчас возвращаемся к ранее существовавшей схеме, когда на каждой таможне будет находиться офицер действующего резерва СБУ. В центральном аппарате уже работают два человека — в департаменте контрабанды и департаменте собственной безопасности.

Хотя в концепции по реформированию правоохранительных органов, которая сейчас находится в СНБО, такое право для таможни предусмотрено. Будет ли оно нам предоставлено, покажет время. Нас устраивает любой вариант. И еще одно. Нужна декриминализация ответственности за экономическую контрабанду. Контрабандой должны считаться наркотики, оружие, исторические и культурные ценности. Все остальное — нарушение таможенных правил. Решение суда — конфискация груза. А так у нас есть дела, которые зависают в судах на 5-8 лет. Потому что речь идет о лишении свободы...


Досье Контрактов

Александр Борисович Егоров, председатель Государственной таможенной службы Украины.

  • Родился 3 октября 1957 г. в г. Броварах Киевской области.
  • Закончил Киевский госуниверситет им. Т.Г. Шевченко (1983 г.) по специальности романо-германские языки и литература.
  • С 1986 по 1992 г. — инспектор, старший инспектор, заместитель начальника Бориспольской таможни.
  • С 1992 по 1996 г. — заместитель председателя Государственного таможенного комитета Украины.
  • С 1996 по 2003 г. — первый заместитель председателя Гостаможслужбы Украины.
  • С 2003 по 2005 г. — начальник Киевского центра повышения квалификации и переподготовки кадров Гостаможслужбы.
  • С 23 сентября 2005 г. — председатель Гостаможслужбы Украины.
  • Женат, воспитывает двух дочерей.
Контракты №48 / 2005
Вы здесь:
вверх