логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Запросы мельчают Беседовала Мария БОНДАРЬ, фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №49 Декабрь 2005г.

Спикер ВР Владимир Литвин признался Контрактам, что письменные требования депутатов станут действенным инструментом решения проблем, если парламент будет продуцировать не более 10-20 запросов в неделю


С приближением выборов число депутатских запросов и обращений растет. Чем это объясняется?

— Страна втянулась в предвыборный марафон, и в деятельности парламента доминирует политическая составляющая. Верховная Рада продуцирует лавины депутатских запросов. Только в 2005 году мы отправили 6034 документа — около половины от общего числа запросов, зарегистрированных с начала созыва (13052).

В среднем, каждый вторник мне приходится зачитывать до 200 запросов, каждую пятницу — 130-140. Неоднократно обращал внимание коллег, руководителей фракций и комитетов на то, что депутатские запросы должны затрагивать лишь резонансные события и принципиальные тенденции. А ответы на запросы должны предоставлять информацию для анализа процессов, происходящих в стране. Но содержание запросов мельчает. Зачастую речь в них идет о частностях.

Большинство депутатских писем, оформленных как запросы, являются, по сути, обращениями. Парламентарии часто путают эти две формы, несмотря на то, что функции и статусы запросов и обращений далеко не идентичны. Запрос — это требование, адресованное органу власти, руководству предприятия, словом, любому юридическому или физическому лицу в стране. Тогда как обращение — это предложение или просьба о предоставлении информации.

И все-таки: почему число запросов растет именно сейчас? Депутаты используют последние возможности для решения проблем третьих лиц?

— В канун выборов политики чаще общаются с избирателями, поэтому получают больше жалоб. Сейчас парламентарии пытаются как можно быстрее решить точечные проблемы, накопленные месяцами. Таким образом депутаты рассчитывают заручиться поддержкой различных общественных групп на этих выборах. Труднее всего приходится правоохранительным органам (особенно — Генпрокуратуре), куда направляется больше всего запросов и обращений. Впрочем, парламент нового созыва, скорее всего, будет продуцировать еще больше запросов и обращений. В депутатском корпусе появятся новые лица, которые, стремясь оплатить политические счета, засыплют исполнительную власть требованиями и предложениями.

Проще говоря, запросы и обращения — это одна из составляющих парламентского бизнеса?

— Некоторые депутаты действительно рассматривают свой статус как выгодное вложение капитала или способ уйти от ответственности. Всегда есть вероятность того, что человек, облеченный властью, злоупотребит ею в собственных интересах. Но я бы не рассматривал запросы и обращения как бизнес. Для решения личных или корпоративных проблем есть телефон. К тому же народный избранник всегда может встретиться с руководителем любого предприятия или государственного института. Зачем оставлять документальные доказательства собственной нечистоплотности, если можно влиять на действия госслужащих другими средствами? Кроме того, к большинству депутатских писем прилагаются обращения избирателей, послужившие поводом для запроса.

Иногда такого рода поводы просто комичны. К примеру, вам не кажется странным интерес пенсионерки к процедурным нюансам размещения тендерных объявлений?

— За каждой мелкой жалобой стоят живые люди — частные лица, коллективы, население целых территорий, — для которых эти мелочи важны. Проблема в том, что обращения избирателей зачастую рассматриваются поверхностно. Скажем, если коллектив одного из бюджетных предприятий жалуется на невыплату зарплат, депутату следовало бы написать несколько обращений в разные инстанции, чтобы изучить проблему, и только потом оформлять запрос. Но, как правило, у парламентариев нет на это времени. Вместо того чтобы искать причины, они реагируют на последствия, делая запрос сразу же по получении жалобы. Соответственно, их официальные письма касаются, как правило, мелочей.

Каковы наиболее вероятные мотивы депутатского обращения, рекомендующего руководителю бюджетного предприятия то или иное управленческое решение?

— Ничего не могу сказать о документе, которого не читал. Я вообще не обязан читать обращения, а депутаты, соответственно, не обязаны мне их показывать. Другое дело — запросы. Они озвучиваются на парламентских заседаниях, я собственноручно подписываю их и отсылаю адресатам. Запросы к президенту выносятся на голосование.

По поводу каждого из них парламентарии голосуют дважды. На первом этапе для положительного решения требуется 150 голосов, на втором — 226. Такая процедура нужна для того, чтобы оградить главу государства от рассмотрения мелких вопросов. Ко всем остальным представителям власти (включая премьер-министра) парламентарии обращаются беспрепятственно.

Впрочем, количество запросов обратно пропорционально качеству реакции чиновников. Аппарат ВР следит за своевременностью ответов, и, как правило, они приходят в установленный пятнадцатидневный срок. Однако в 90% случаев ответное письмо — простая формальность, не содержащая необходимой информации. Депутаты экономят время на подготовке запроса, а исполнительная власть — на его рассмотрении. Письменные требования депутатов могли бы стать действенным инструментом решения социально значимых проблем, если бы в течение пленарной недели парламентарии направляли не более 10-20 запросов.

Контракты №49 / 2005


Вы здесь:
вверх