логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Теневая власть Татьяна ШУЛЬГАЧ - «Контракты» №6 Февраль 2005г.

В 1996-м президент Кучма объявил, что Павел Лазаренко плохой премьер.
Целый год Леонид Данилович всем рассказывал об этом, хотя достаточно было одной подписи Кучмы под указом, чтобы нелюбимого премьера не стало. Такие странные отношения в украинской политике называются оппозицией.


Украинская оппозиция всегда была специфичной. Само существование позиции и оппозиции у нас вызывается несколько другими, чем в обычных странах, причинами.

В нормальной стране оппозиция — это все те, кто не находится у власти в данный конкретный момент времени. Имеется в виду — в исполнительной власти, так как понятно, что законодательная власть предполагает существование самых разных точек зрения. Задача оппозиции в такой ситуации — получение власти, то есть избрание своего президента (в США) или формирование своего Кабинета (в Европе). Отсюда — неизбежно критическая позиция по отношению к власти любого политика, оказавшегося вне ее. Странно было бы поддерживать существующую власть, с одной стороны — не имея шансов войти в нее, с другой — имея все шансы самому стать властью в следующий раз.

В Украине, разумеется, все не так. Исполнительная власть, по сути, двуглавая. Есть президент, избираемый на прямых выборах, и есть Кабинет, назначаемый совместно президентом и парламентом. Мало того, Конституция прямо запрещает президенту быть членом партии, в результате чего, в политическом смысле он остается в «свободном полете». Фактически, президент полностью свободен в выборе того, «кем быть» в политике. Он сам формирует свою «группу поддержки» и меняет ее, когда захочет. В таких условиях оппозиция — крайне неприятное и хлопотное дело, хотя бы потому, что вместо единственной оси «власть — все прочие политики», возникает множество взаимопересекающихся направлений, в которых может существовать эта ось. Украинцы были свидетелями нескольких уникальных явлений в политике, связанных с отношениями во власти.

Первое — когда в 1996 году президент Кучма был в оппозиции собственному премьеру Лазаренко. В течение чуть ли не целого года Леонид Данилович объяснял всем, какой у него плохой премьер. Между тем, достаточно было одной подписи Кучмы под указом, чтобы нелюбимого премьера не стало. Такая ситуация (а, по сути — обман избирателя) была бы просто невозможна, существуй у нас четкая и однозначная политическая система. Второе замечательное явление — это «президент в оппозиции». Леонид Данилович всегда делал вид, что он только что вернулся с Марса и происходящее в стране является для него большой новостью. Более того, фактически на выборах 1999 года Кучма занял оппозиционное по отношению к власти положение и, располагая практически полной монополией на СМИ, выиграл эти выборы. Ну и, наконец, просто невероятный, с точки зрения цивилизованной практики, кульбит совершила в свое время СДПУ(О). Будучи активным участником так называемого парламентского большинства, эта партия поддержала назначение Виктора Ющенко премьер-министром. Однако через некоторое время усилиями этой же партии он был смещен с поста. При этом СДПУ(О) осталась в «большинстве». В такой ситуации, понять, кто против кого и почему уже просто невозможно.

Таким образом, в Украине позиция и оппозиция существуют как достаточно произвольные категории. Фактически они являются делом свободного выбора того или иного деятеля и отражают взаимодействие не политики как некоторых последовательных действий на пути к заявленной цели, а политиков как персонажей с никому толком не известными мотивами поведения и обязательствами.

Все это было бы неплохо и даже забавно, если бы существовало в каком-то специально отведенном для политических игрищ месте и никак не касалось бы нашей повседневной жизни. Увы, это не так. Наша феодальная система предполагает сильную зависимость любого нашего шага от политической власти. Поэтому оппозиция крайне важна для общества, хотя бы потому, что дает ему надежду на лучшее будущее. Между тем сама оппозиция этим обществом интересуется мало. Оно для нее лишь некий источник «требований», которые нужно озвучить на выборах, чтобы получить поддержку избирателя. Очень показательны в этом смысле президентские программы, которые, похоже, писались по результатам социологических опросов. Собственно, программ там нет, есть обещания по тем позициям, которые представляются политикам наиболее значимыми для людей. И что особенно интересно, — программа Януковича, который вроде бы был кандидатом от власти, составлена точно таким же способом.

В определенной степени описанная ситуация характерна и для классических политических систем, дескать, оказавшись не у власти, оппозиция набирается ума-разума, заучивает требования трудящихся, выигрывает выборы и снова становится властью. Критическая разница в том, что и у власти, и в оппозиции оказываются не отдельные персонажи, а партии, с которыми эта метаморфоза происходила уже множество раз (особенно, если к парламентским выборам добавить муниципальные, региональные и пр.). Персонажи вольны менять позиции и взгляды, они их даже могут вообще не иметь. Для партий такая политика бесперспективна. Ее хватит на одну-две кампании. Именно эта разница не позволяет партиям впадать в популизм и, в целом, является главным механизмом контроля общества над властью.

Кстати, похоже, что новая власть не собирается менять сложившуюся практику. Конечно, времени еще прошло мало, но факт наличия чуть ли не у каждого видного деятеля своей собственной программы спасения отечества говорит о многом, и, прежде всего, о том, что единой команды, способной проводить целостную политику, там нет. Это означает, что и новая оппозиция будет опять формироваться по отношению к личностям, а не той или иной политике. Ну, а для общества значение имеют как раз не сами личности, а то, что они делают по отношению к нему.

Перспективы украинской оппозиции диктуются выборами 2006 года, после которых вступит в действие политреформа. План, который вынашивает сейчас любая оппозиционная структура, прост — получить на выборах 2006-го внушительную фракцию, создать коалиционное большинство и войти, таким образом, в усилившуюся исполнительную власть. При этом многие, очевидно, рассчитывают взять реванш за выборы 2004-го, так как по их представлениям, полномочия президента после 2006-го сильно сократятся. По поводу этой простой стратегии можно сделать два замечания. Первое — в связи с тем, что после вступления в силу политреформы, баланс между президентом и правительством изменится, количество желающих участвовать в парламентских выборах в качестве «партии власти» значительно уменьшится. Оппозиционная ниша на этих выборах будет более привлекательна. Второе — на самом деле, баланс между президентом и Кабинетом в той системе, которая ждет нас после вступления в силу политреформы, будет определяться явочным порядком. Новая система еще более замысловата и нелогична, чем старая и потому реальная политическая модель, которая возникнет после 2006-го, зависит от того, кто де-факто присвоит себе те или иные полномочия. Поэтому, после парламентских выборов следует ожидать продолжения любимого украинского политического спектакля под названием «противостояние ветвей власти». Правда, это обстоятельство для многих, рассчитывавших на легкую победу, станет неожиданностью, пока что очевидным является лишь первый фактор (президент «ослабнет» после политреформы), и именно он определяет поведение политических субъектов.

Сама оппозиция будет формироваться вместе с формированием новой власти. Поскольку, напомню, механизмы ее возникновения не изменились и новая власть даже декларативно не собирается их менять, то определять ситуацию будут уже привычные нам механизмы. Это означает, что выборы являются не единственной возможностью реализации своих целей. Многие могут быть «кооптированы» во власть в ходе ее формирования, позиция других может измениться в результате политического торга и т. д. и т. п. Реальную картину распределения политических сил мы увидим лишь к началу 2006 года. До этого времени расстановка будет определяться тем, как власть поведет себя в нескольких ключевых моментах, важных для ее формирования и что в этих моментах сможет выторговать для себя оппозиция. Таких моментов несколько. Первый — формирование правительства. Второй — утверждение премьера в парламенте. Третий — утверждение программы правительства. Это очень важный момент, так как программа дает Кабинету индульгенцию на год, что фактически означает, что сформированный сегодня Кабинет просуществует до следующих выборов и будет оказывать на них непосредственное влияние, в частности, определяя состав «партии власти». Наконец, четвертый момент — голосование за поправки к Конституции, предусматривающие корректировку прав местного самоуправления. Напомню, что вступление в силу этого закона связано со сроками вступления в силу закона 4180. Если поправки не будут проголосованы до 1 сентября, то политреформа вступит в силу только после нового года. Кстати, политреформа дает Ющенко запас маневра в кадровом вопросе. Формальное изменение процедуры назначения на некоторые должности может стать поводом для назначения других людей и, соответственно, для торга с предполагаемой оппозицией.

Пока что мы увидим в оппозиции все те же, привычные за многие годы, лица. Единственной причиной оппозиционности СДПУ(О) является неприличное поведение ее лидеров на президентских выборах, коммунистов, которые всегда будут в оппозиции любой власти. В скором времени оппозиция пополнится «разочаровавшимися» в новой власти или изгнанными оттуда. Донецких, скорее всего, ожидает раскол, так как специфика их бизнеса и этого региона в целом, по совместительству являющегося промышленной отраслью, сильно зависящей от бюджета, заставит часть из них искать дружбы с властью.

Правда, положение все-таки не настолько печально, и мы не до конца обречены наблюдать бессмысленные политические танцы. Впервые в новой украинской истории исход политического противостояния решили прямые политические действия народа, что уже радикально меняет ситуацию. Как мы видим, Ющенко и его окружение оказались неадекватны новой ситуации, они действуют так, будто выиграли выборы сами, без посторонней помощи. Пока что власть делает вид, что никакой революции не было, ну а сами революционеры просто не знают, как воспользоваться победой. Им кажется, что ею уже воспользовалась команда Ющенко, хотя это не совсем так. Если в обществе найдутся силы, способные понять, что же произошло и перевести это понимание на язык политического действия, мы увидим совершенно новую оппозицию.

Контракты №6 / 2005


Вы здесь:
вверх