логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Программная мифология Татьяна ШУЛЬГАЧ - «Контракты» №7 Февраль 2005г.

Такой правительственной программы не может быть у главного органа исполнительной власти. Такая программа может быть только у оппозиционной партии. Это очень грустный диагноз, так как говорит о стереотипах мышления. Если Кабинет будет действовать как оппозиция, ничего хорошего не получится.


Успех правительства станет следствием успехов в укреплении доверия украинцев к новой власти, умении этой власти дойти до выборов 2006-го в составе одной команды и сформировать настоящую партию власти, получив большое количество голосов. Разумеется, речь идет о некоем политически однородном Кабинете Министров как наиболее полном и действенном олицетворении новой власти. Понятно, что у отдельных политиков и их группировок внутри правительства, равно как и вне его, могут быть совсем другие цели.

Доверие украинцев — вещь наиболее критичная в дальнейшей политической судьбе любого деятеля революционного призыва. Более того, это доверие в случае Украины есть некая настолько всеобъемлющая и взаимопротиворечивая материя, что подсказать, в чем же именно должны состоять действия президента и правительства для того, чтобы его получить, очень трудно. Доверие должно каким-то непостижимым образом охватить большинство украинцев вне зависимости от убеждений. Иначе вновь наступит разочарование, которое именно для этого правительства может закончиться плохо.

Поясню. Когда в некоей цивилизованной стране партия А побеждает партию Б на выборах, сторонники проигравшей партии просто ждут следующего шанса. Они не сильно любят партию А, но, в общем-то, дальше этого их недоверие не распространяется. У нас, как видно, вообще нет проигравшей партии, кроме СДПУ(О). Политики, еще вчера клеймившие Юлию Тимошенко, сегодня стали в очередь, чтобы засвидетельствовать ей свое глубочайшее почтение и поддержку. Крайне тяжело действовать в такой политически размытой ситуации, она подобно трясине, сковывает активность любого политика. Но это еще только вершина айсберга проблемы доверия.

В стране, где только-только началось настоящее политическое размежевание, от новой власти ожидают улучшений ВСЕ группы населения. При этом, новая власть должна обеспечить доверие не только к себе, но и к политической власти, как таковой, к государству в целом и часто даже — к украинской независимости. Напомню, что до сих пор доверие в обществе имело некую сетевую структуру, оно существовало между отдельно взятым гражданином и отдельно взятым чиновником. Обеспечивать это доверие должны были некие правила (кумовство, взятки и прочее), большинство из которых выходило за рамки общепринятой морали. От новой власти ждут, прежде всего, возможности жить вне этих правил.

О намерениях правительства пока что можно судить только по его программе. Кстати, возможно, авторы программы ощущают некую присущую всему обществу потребность, так как разного рода моральные обещания размещены в первых частях программы Кабинета. Правда, никакой конкретики они не содержат, если не считать таковой пункты вроде «назначение в органы власти порядочных и честных профессионалов». Во всем остальном Кабинет открыто декларирует популизм. «Социально-экономические ориентиры нашего правительства — ежегодный рост заработной платы, пенсий и других социальных выплат», — сказано в начале текста. Эта фраза кочует по всему остальному тексту в разных версиях от «увеличение прямых социальных выплат в общих затратах государственного и местного бюджетов» до совершенно анекдотического «смена приоритетов работы топливно-энергетического комплекса — переход от обеспечения монопольных доходов олигархических групп к удовлетворению социальных потребностей общества».

Создается впечатление, что Кабинет догадывается о своей главной задаче, но других путей ее решения, кроме банального подкупа, не знает. Особенно это заметно в обещаниях увеличить зарплату и финансирование (культуры, духовности и так далее). Как сказал один умный человек, «там, где обещают увеличить зарплату, на самом деле, не знают, что делать». Конечно, доверие может зарабатываться и громкими акциями, вроде отбирания Криворожстали, разоблачения врагов, наведения порядка в милиции и так далее. Но надолго таких акций не хватит. Публика имеет свойство уставать даже от экшена, и если хоть одно мероприятие такого рода даст сбой — к примеру, после нового конкурса Криворожсталь окажется, скажем, у Ахметова — нивелирование результата всех дальнейших действий гарантировано.

Реальные действия по завоеванию доверия могли бы быть сосредоточены в политэкономической сфере. Ведь на обещанный народу популизм нужно где-то брать деньги, а их источники в программе не просматриваются. Самый надежный источник — экономический рост и детенизация экономики. Ни того, ни другого правительство, судя по всему, не планирует. Нет, конечно, вы найдете в программе соответствующие намерения и даже довольно подробно расписанные механизмы некоторых правильных политэкономических решений, но не более того. Почти такую же программу могло бы написать реформаторское правительство и в начале 90-х. И даже много такого и было написано. Правда, реализовано не было. И видимо, в анализе причин этого «не было» и кроется главная ошибка Кабмина.

Складывается впечатление, будто авторы программы считают, что предлагаемые ими меры до сих пор не были реализованы в силу того, что никто «взаправду» и не собирался их реализовывать. Скорее всего, правильный ответ состоит в том, что реализовать их было просто невозможно, даже, если бы у предыдущих правительств было такое желание. За время с начала 90-х экономисты проделали большую работу для того, чтобы понять причины столь тяжелых и медленных реформ в странах бывшего СССР. Более того, даже такие монстры, как МВФ изменили под влиянием этих исследований наборы своих рекомендаций. И, как ни странно, эти рекомендации сегодня находятся куда «ближе к людям», чем рекомендации правительства, предлагающего действовать в рамках устаревших воззрений.

Трудно найти в программе однозначно неверные решения или ошибочные представления, программа просто не устанавливает концептуальных рамок и, соответственно, в ней не предлагаются меры, очевидные при несколько другом понимании действительности. Например, в программе почти ничего не говорится о снижении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда (сейчас почти 40%). Даже в программе Ющенко упоминалось сделать это в течение нескольких лет. Между тем, если бы приоритетами правительства действительно был вывод экономики из тени и борьба с коррупцией, с этой проблемой стоило бы покончить в первую очередь.

Сохранить «налог на зарплату» в нынешнем виде можно было бы в случае необходимости борьбы с инфляцией, но, похоже, правительство не заметило дискуссии, закончившейся еще где-то в 1998 году и в ходе которой выяснилось, что монетарная компонента в источниках нашей инфляции не столь велика. Понятно, что выплата зарплаты «черным налом», стимулируемая налогом на зарплату, является одним из наиболее массовых действий в «теневой экономике». Тут важно и то, что выплаты в соцфонды, которые предприятие делает «за» своих работников, являются одним из столпов коррупции. Ибо если в политэкономических отношениях основная часть приходится на отношения государство-предприятие, а не на отношения государство-гражданин, коррупция неизбежна. Пока предприятия будут платить налоги на работников и вместо работников, системная коррупция не исчезнет.

Кстати, в борьбе с коррупцией правительство собирается ограничиться исключительно административными мерами. Причем многие меры вызывают даже не удивление, а опасения, например, «введение механизма анализа судебных решений на предмет их соответствия Конституции и законам Украины, обеспечение одинакового применения судами законов Украины». Получается, что Кабинет намерен контролировать суды и даже выполнять функции Конституционного Суда.

Очевидно, что с точки зрения чистой политики, утвержденный документ является идеальным, так как совершенно не понятно как оценить его исполнение. В нем нет не только сроков и цифр (что, в общем-то, можно простить), но и, прежде всего, внутренней целостности, документ противоречив по декларируемым целям. Более того, не всегда ясно, кто же в нем является субъектом.

Многие задачи входят в компетенцию и законодательной, и судебной власти, и президента страны, а многие вообще выходят за рамки компетенции политической власти. Такой программы не может быть у правительства — главного органа исполнительной власти — в принципе. Такая программа может быть только у оппозиционной партии. Это очень грустный диагноз, так как он говорит о стереотипах мышления, которые не могут не отразиться и в последующих действиях. Если Кабинет будет действовать как оппозиция, ничего хорошего не будет.

Видимо, ближайшая тактическая задача — выборы 2006, все-таки оказывает серьезное воздействие на новую команду. Если отбросить сантименты и моральные ожидания, то в виду этой задачи действия премьера выглядят совершенно рационально и даже цинично. Тимошенко, став премьером и получив столь впечатляющее одобрение в ВР, таким образом, дистанцирует себя от Ющенко. Понятно ведь, что Ющенко не уволит ее в ближайшие полгода, а от критики парламента она получила индульгенцию на год. Таким образом, перед Юлией Владимировной появились две перспективы — в случае успеха начинаний Кабмина — приписать заслуги себе, в случае неудачи вину сложить на «мягкотелого» Ющенко. Впервые за новую украинскую историю взаимоотношения между премьером и Президентом полностью изменились.

Напомню, что мы имеем дело с первым политическим правительством, которое де-факто пришло к власти в результате революции и выборов, а не было назначено президентом, как это происходило все предшествующие 13 лет. Сейчас Президент, который по Конституции не имеет даже формальных полномочий по руководству исполнительной властью, может остаться не у дел.

Его единственный инструмент воздействия на правительство — отставка премьера. Но в «революционной ситуации» применение этого инструмента должно быть как-то обосновано, так как с правительством связаны слишком большие ожидания и его отставка непременно ударит по самому Ющенко. Конечно, следующий премьер будет куда более послушным и ситуация войдет в привычные со времен Кучмы рамки, но Ющенко от этого не легче. У него слишком мало времени, так как выборы 2006-го означают вступление в силу политреформы, усиление полномочий премьера и, фактически, новый этап борьбы за перераспределение полномочий в треугольнике премьер — президент — ВР.

Тимошенко, сумев протянуть ничего не говорящую программу, обезопасила себя от ВР, инструмент «частичных отставок», состоящий в увольнении отдельно взятых министров, дает ей большую свободу маневра, позволяет, с одной стороны, держать разнообразные группировки на удалении, с другой — не допускать их перехода в открытую оппозицию. Таким образом, Юлия Владимировна либо будет формировать партию власти на выборах 2006, либо с гордо поднятой головой — оппозицию на тех же выборах. И в том и в другом случае положение Президента пока что выглядит куда более слабым. Успех достается Тимошенко, поражение — Ющенко. Ну, а убедиться в том, насколько такая стратегия правдива, можно будет по реакции Тимошенко на предложение Ющенко о формировании единой партии. Если она ответит отказом, значит, Виктору Андреевичу лучше сразу ее уволить.

Контракты №7 / 2005


Вы здесь:
вверх