логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Президентский подряд Дмитрий КРАПИВЕНКО - «Контракты» №7 Февраль 2005г.

Семьи лидеров бывших советских республик, а ныне государств Центральной Азии, сконцентрировали в своих руках не только власть, но и мощные бизнес-структуры. Великие родители, как правило, передают «станы» своим потомкам. Впрочем, помешать им может революция наподобие грузинской или украинской.


Возрождение средневековых традиций

Установление родственных связей между правящими президентами — явление довольно редкое для современного Востока. Прецедент в Центральной Азии создали в 1998 году Нурсултан Назарбаев и Аскар Акаев. Самую младшую дочь казахского президента Алию отдали замуж за сына лидера киргизов Айдара. Тогда оба президента были уверены, что занимать свои должности будут долго, и в политических и экономических интересах обоих правящих режимов целесообразно было бы породниться. Молодожены остались в Казахстане, т. е. на родине новобрачной, что в некоторой степени противоречило традициям этих народов. Не без помощи тестя Айдар Акаев занял ведущую должность в Казкоммерцбанке, а Алия осталась работать в администрации своего отца. Однако брак продлился недолго — в 2001 году чета Акаевых-Назарбаевых развелась.

С экономической точки зрения этот брак был выгоден, прежде всего, киргизскому президенту. Богатый нефтью Казахстан зажиточнее аграрного Киргизстана, поэтому и доходы семьи Назарбаевых намного больше, чем у Акаевых. Назарбаевы же не имели существенной выгоды от зятя-киргиза.

Развод Алии с сыном президента Киргизстана больше года Назарбаевы держали в тайне. Но когда она вышла замуж во второй раз — теперь за бизнесмена Данияра Сакенова из состоятельной казахской семьи (его отец возглавляет представительство Kodak в Казахстане), общественность узнала о ротации назарбаевских зятьев. Интрига по-мексикански в семье казахского президента сделала Алию довольно известной и эмансипированной женщиной. В одном из своих интервью Алия Назарбаева призналась, что имеет собственный фитнес-клуб и строительную компанию.

В ожидании революции

Среди кочевников бытует мнение, что благородная кровь передается только через сыновей. В этом смысле у Аскара Акаева больше шансов продолжить род, чем у его казахского коллеги, ведь ему Аллах дал аж двоих сыновей, в то время как у Назарбаева три дочери и ни одного сына. Развод Айдара Акаева с Алией Назарбаевой в Киргизстане также объясняют благородными мотивами. Дескать, Айдар соскучился по родине и вернулся домой строить киргизскую государственность вместе с отцом. Отчасти это подтвердилось: после возвращения домой Айдар Акаев получил должность в Министерстве финансов.

Возвращение старшего сына из Казахстана было для Аскара Акаева очень кстати. В конце этого месяца в стране должны пройти парламентские выборы, которые, по прогнозам некоторых политологов, могут перерасти в ненасильственную революцию наподобие грузинской и украинской. Именно на родственников Акаев делает ставку на будущих выборах: в парламент баллотируются его дети Айдар и Бермет (старшая дочь— писательница), а также сестра жены.

Ставку на семейно-клановую систему оппоненты Акаева из демократической оппозиции Ата-Журт (Родина) считают слабой стороной киргизского президента. Ведь выдвигая в парламент своих родственников, он пренебрегает интересами нынешних депутатов — ведущих киргизских бизнесменов. Поэтому Ата-Журт готовится к своей мирной революции и изучает грузинский и украинский опыт. Правда, в успехе киргизской оппозиции есть основания сомневаться. «В Киргизстане чрезмерно коррумпированная власть одного лица и его ближайших родственников длится уже 15 лет. Наша страна доведена до крайнего предела отчаяния и апатии, когда люди уже не хотят, а власть не может. Акаев давно исчерпал народный кредит доверия на свое бессрочное президентство. Но высшая власть готова и далее паразитировать на мягком и терпеливом менталитете киргизов. Общественное сознание, политическая культура у грузинов и украинцев на голову выше, чем у нашего народа. Мы, к сожалению, менее пассионарны, — говорит Контрактам Улан Мелисбек, киргизский оппозиционер и главный редактор интернет-сайта gazeta.kz — При определенном стечении обстоятельств события в Киргизстане могут подтвердить пословицу, что Бог любит троицу».

Россияне же считают, что успешность киргизской революции непосредственно зависит от финансирования Запада. «Киргизстан — страна маленькая и дешевая в смысле организации всяческих народных смут. О чем свидетельствуют предыдущие расценки — опыт Аксийских походов (на столицу сторонниками заключенного оппозиционного депутата Азимбека Бекназаорова. — Контракты.) и последние митинги. Средних размеров революцию можно провести при бюджете в $1 млн. Но это при условии, если работать с головой, а не просто давать деньги киргизским оппозиционерам — тогда и за $10 млн ничего не выйдет. Деньги просто разворуют, — прогнозирует Виталий Хлюпин, руководитель проекта «ЦентрАзия». — Кстати, между Киргизией и Украиной вырисовывается параллель — четкий географический раскол по клановому признаку: «акаевцы» — север и восток, «антиакаевцы» — юг и запад».

Президентство в наследство

Для нынешних лидеров стран Центральной Азии, в свое время бывших первыми секретарями республиканских компартий, президентские выборы, которые могут закончиться изменением политических элит, являются процедурой малознакомой и совсем нежелательной. Значительно ближе им передача власти по азербайджанскому сценарию, когда под видом якобы демократической процедуры президентская должность перешла в наследство от отца к сыну. Политологи допускают, что в ближайшее время примеру азербайджанцев Алиевых могут последовать Узбекистан и Туркменистан.

Сапармурад Ниязов имеет титул Богом избранного и пожизненного президента. Но сам Туркменбаши недавно выступил с заявлением, что после 70 лет хочет сложить с себя полномочия и назначить президентские выборы — назвать своего преемника он пообещал в 2006-м или 2007 году. Возможным наследником трона Туркменбаши называют сына президента Мурада. О потомке туркменского лидера ходит немало легенд. В основном о бизнесе и личной жизни. И по обоим критериям Мурад имеет довольно сомнительную репутацию. Доподлинно не известно, сколько раз он женился, но есть информация минимум о двух неудачных браках. История бизнесмена Мурада Ниязова не менее увлекательна. Незадолго до распада СССР Ниязов-младший успел получить юридическое образование и поработать следователем московской прокуратуры. В 1993 году он стал бизнесменом. Круг его коммерческой деятельности был довольно широким: от строительства 5-звездного отеля в Ашхабаде до экспорта туркменского газа. Однако в Москве Мурад Ниязов был недолго — якобы задолжал большую сумму денег, которую строгий отец отказался погасить. Главный бизнес Мурада в Туркменистане — импорт сигарет. Его фирма «Гок гушак» благодаря официальному освобождению (указ самого Сапармурада Ниязова) от уплаты акцизных сборов получает $150 млн прибыли в год. Иногда наследник туркменского престола выезжает в Европу на отдых или по делам бизнеса и подкупает западных партнеров значительным обещанием «познакомить с отцом». Впрочем, о похождениях Ниязова-младшего сами туркмены вряд ли догадываются — в стране господствует жесткая цензура. Поэтому со временем и молодого повесу могут представить народу Туркменистана как высокоморального и образцового политика, достойного потомка самого Туркменбаши.

Выдвижение на президентскую должность женщины, даже если она является дочерью самого правителя, — для Востока событие довольно редкое. Однако именно такой сценарий может развернуться в Узбекистане. Тамошний президент Ислам Каримов достаточно крепко сидит в своем кресле и под лозунгом борьбы с исламским экстремизмом искореняет своих политических противников. Но с недавних пор ходят слухи о том, что Каримов со временем может передать полномочия своей дочери Гульнаре. «Восточная принцесса» и просто красавица действительно довольно популярна в Узбекистане.

Брак дочери Ислама Каримова также был политически взвешенным, но непродолжительным. В 19 лет Гульнару выдали замуж за бизнесмена Мансура Максуди — представителя узбекской диаспоры в США. Узбекистан гостеприимно открыл свой рынок зятю Каримова. Максуди возглавлял представительство Coca Cola. Как результат — конкурентов у американских напитков в стране нет. Под контролем он также держит Кувасайский цементный завод и телекоммуникационные компании. Сама же Гульнара отправляется на учебу в США и там входит в ипостась бизнес-леди. С Мансуром Максуди они прожили около 10 лет — муж «восточной принцессы» начал в американском суде процесс развода. Тогда же американский суд выдал на-гора информацию о состоянии Каримовой — бриллианты на сумму $4,5 млн, банковские счета в Швейцарии и ОАЭ на $11 млн, недвижимость на $10 млн. Приговор американской Фемиды был довольно строгим: Гульнаре запретили въезжать в США и присудили оставить детей мужу. Ислам Каримов отомстил за дочь: против фирм Максуди в Узбекистане были возбуждены уголовные дела, а его самого и родственников объявили в розыск. В итоге все предприятия, когда-то принадлежавшие зятю, Каримов передал дочери. И сама Гульнара реализовала в Ташкенте несколько успешных бизнес-проектов, один из которых — престижный ночной клуб «Баша». Заведение Гульнары — единственное в городе работающее после двенадцати ночи, его завсегдатаи — состоятельные гости узбекской столицы. В прошлом году Гульнара Каримова вместе с детьми отправилась в Москву работать советником в посольстве Узбекистана в РФ.

Игнорирование Каримовым темы престолонаследия некоторые аналитики склонны считать тактической хитростью: не называя конкретных фамилий, он сохраняет единство своего окружения. Гульнару Каримову называют только одним из возможных претендентов на высшую должность в государстве — все-таки в патриархальной исламской стране тяжело сагитировать большое количество людей голосовать за представительницу слабого пола.


Вопрос Контрактов

Президентская семья является хозяином страны. Это восточная традиция?

Мухаммад Салих, узбекский диссидент,глава партии «Эрк» (Свобода):

— Почти 95% населения Узбекистана с ненавистью смотрят на правящий клан президента. Такое положение не является «традиционным укладом жизни» узбеков. Это скорее можно объяснить советскими традициями. Потому что нынешняя узбекская власть принадлежит представителям бывшей советской номенклатуры.

Олег Шестакевич, представитель международной ассоциации «За демократические реформы в Узбекистане»:

— Люди негативно относятся к накоплению денежных и имущественных активов в руках семей правящих президентов. На фоне общей бедности это выглядит по меньшей мере нечестно по отношению к собственному народу. Узбек относится к узбекам хуже, чем во времена СССР к ним относился «старший брат». В то же время это отвечает традиционному способу жизни в Узбекистане. Каждый из государственных руководителей считает своим правом сосредоточить в своих руках капитал.

Виталий Хлюпин, руководитель проекта «ЦентрАзия»:

— Зависть к богачам и накопление капиталов внутри правящей семьи является закономерным явлением для стран Центральной Азии.

Улан Мелисбек, киргизский оппозиционер и главный редактор интернет-сайта gazeta.kz:

— Стяжательство хана и его свиты при бедном и голодном народе противоречит национальным традициям. Обычаи наших предков-кочевников каких-то сто лет назад предполагали взаимопомощь и более справедливое распределение общественных благ.

Контракты №7 / 2005


Вы здесь:
вверх