логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Беспощадный банкир Наталья ЗАДЕРЕЙ, Роман КУЛЬЧИНСКИЙ Фото Анатолия КУХАРУКА - «Контракты» №13 Апрель 2006г.

Председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин не считает себя обязанным кредитовать малый и средний бизнес и полагает, что Элита-Центр должен был лопнуть раньше


О жадности вкладчиков

В Украине один за другим рушатся мелкие банки. С чем это связано?

— Проблема карманных банков типична — они собирают деньги для финансирования бизнеса хозяев. Если этот бизнес развивается, с банком все в порядке. Если же нет, то и у банка, соответственно, возникают финансовые затруднения. Еще один риск — ссора между учредителями карманного банка. Людям свойственно делить деньги и сворачивать не доведенные до конца проекты. Ведь деньги из банка вывести несложно. В связи с недавними банкротствами активно дискутируется вопрос о капитализации банков. Мол, капитал должен быть большим, уставный фонд — огромным. Но ведь выводится не капитал. Вы когда-нибудь слышали о том, чтобы акционеры собрались и проголосовали за уменьшение уставного фонда? Капитал — это пассив, а выводятся активы. К примеру, чтобы обнулить корсчет, требуется всего 20 минут, изъять деньги из кассы можно за 2 часа. Вывести активы, раздав кредиты связанным лицам, — не проблема.

Разве Нацбанк не в состоянии отследить кредитование связанных лиц банковскими учреждениями?

— В Украине нет предпосылок для идеального надзора. Немногие бизнес-структуры показывают реальных собственников.

Правда ли, что любой банк может с легкостью ввести в заблуждение регулятора, приукрасив финансовую отчетность?

— Сложно «нарисовать» отчетность. Мы ежедневно подаем в Нацбанк баланс и массивы отчетности, включающей данные по депозитам и кредитам. Хотя качество кредитов путем перекредитовки приукрашают. НБУ сложно это заметить.

То есть НБУ может вычислить, какой банк в зоне риска?

— Может. Но что дальше? Если поднять шум, мол, банк в зоне риска, то ему точно конец, даже если он на самом деле не был в зоне риска. У Нацбанка непростая миссия врача — он должен пытаться лечить и при этом не навредить.

Ожесточающаяся конкуренция стимулирует отмирание карманных банков?

— В каком секторе ожесточается конкуренция? Если небольшой банк рекламирует депозиты под 17% в гривне и под 11-12% в валюте, как с ним конкурировать? Все равно жадный вкладчик понесет деньги в карманный банк. Когда я смотрю на демонстрации под стенами Нацбанка, ужасаюсь вопиющей безответственностью граждан. Если ты несешь деньги в маленький банк, который платит высокие проценты, будь добр, сам отвечай за риски, а не требуй компенсации от общества. У нас еще очень мягкая система гарантирования вкладов. Фонд гарантирования вкладов физических лиц возмещает 8 тыс. грн вкладчикам даже тех банков, в которых была введена временная администрация. Лично я не принимал бы в Фонд всех подряд. Членство в нем должно быть признаком элитарности, а не обязаловкой.

Дело не только в жадности вкладчиков. Интерконтинентбанк, к примеру, красиво пиарился.

— В том-то и дело. А рассказать о себе ничего не мог. Я никогда не читал ничего дельного о его бизнесе, никогда не видел анализа его баланса.

Слежка за Авалем

Уставный фонд Укрсоцбанка меньше, чем у других крупнейших банков, но он продался иностранному инвестору дороже остальных. Как акционерам удалось сторговаться с покупателем?

— У банка есть капитал. А уставный фонд — это подарок учредителей. Я горжусь тем, что наш банк заработал капитал, а не получил в подарок. Что же касается высокой цены, то она обусловлена тремя составляющими: успешной работой организатора сделки Meryll Lynch, эффективным участием Интерпайпа в переговорах и достойной работой банка, которому было что показать.

Охлаждение экономики не пугает иностранцев, интересующихся нашими банками?

— Поверьте, что дела в экономике обстоят неплохо. Мы, как банк, видим, когда есть экономическая активность, а когда ее нет. Сейчас разворачивается огромное количество проектов. Вчера, к примеру, наш кредитный комитет заседал до полседьмого вечера. Это рекорд! Такие заседания и раньше бывали в четвертом квартале, но чтобы в первом... Иностранцы идут в Украину, поскольку понимают, что украинцы уже не начнут строить социализм и не пойдут по пути Беларуси.

Что изменится в политике Укрсоцбанка, после того как сделка по продаже итальянскому Intesa будет завершена?

— Прежде всего, подход к оценке рисков станет более жестким. Особенно при кредитовании корпоративного сектора. Плюс жесткая стандартизация розничных продаж.

Как отразится на процентных ставках появление на банковском рынке Украины трех западных игроков?

— Чудес ждать не стоит. Да, в рамках группы будут предоставляться более дешевые займы. Но даже финансируя своих дочек, иностранные банки все равно будут закладывать в стоимость ресурсов премию за риск. Кроме того, пассивы проданных банков не будут на 90% состоять из такого рода финансирования. Поэтому рекордного снижения стоимости ресурсов не произойдет. В начале года в связи с избытком денег мы снизили депозитную ставку по гривневым депозитам до 11%. Но потом приподняли — понятно, что у нас есть определенные планы относительно рыночной доли на рынке депозитов.

Что касается средств, привлеченных за рубежом, то мы уже получили $125 млн под 8,25% и в этом году получим еще $600-650 млн под 7,5-8%. Более активно работаем с евро — в этой валюте можно одалживать примерно на 2% дешевле. Сейчас, к примеру, выдаем в евро ипотечные кредиты под 10,5%. Вчера под 10,5% раздали часть средств крупным корпоративным заемщикам. К слову, лидеры рынка депозитов устанавливают ставку по гривневым депозитам на уровне 17%. А мы кредиты выдаем под 15-16%. Получается, что в одной и той же системе одни организации покупают деньги дороже, чем другие продают. Это абсурд.

Чем обусловлена эта ситуация?

— Идет борьба за долю рынка. Мы бы охотно давали кредиты под 50% годовых. Вот только брать никто не хочет. Есть две категории банков. Первая — типа Гарант, которых доля рынка не волнует. Они решают частные проблемы, привлекая дорогие ресурсы и вкладывая их в выгодные, но рискованные проекты. Для банков второй категории, занимающихся банковским бизнесом, доля рынка — важнейший показатель. Мы постоянно следим друг за другом: если Аваль снизил ставки, значит, и мы будем снижать.

Полагаете, что банки с иностранным капиталом будут остро конкурировать между собой?

— Не только банки с иностранным капиталом. Хорошо организованный банк вполне может составить конкуренцию. К примеру, у того же Привата есть все возможности привлечь дешевые ресурсы из-за рубежа.

Кого еще из иностранцев интересует украинский рынок?

— По моей информации, французский Societe Generale, венгерский OTP, австрийский Erste, пара греческих банков, а также банки из Германии, Швеции, Турции.

Кто кому должен

После вхождения в Польшу западных банков там невозможно взять кредит на развитие малого бизнеса. Украину ждет та же участь?

— Во-первых, не надо сравнивать Украину с Польшей. Там все происходило стремительно — социализм за год сменился капитализмом. У них была неразвитая банковская система, вот ее всю и скупили. А во-вторых, почему, скажите, банки обязаны кредитовать малый бизнес? Это асоциальная сфера. Малые предприятия, которые почти не платят налогов, очень рисковые. Или вы хотите, чтобы деньги, которые вы вложили в банк, пропали? Тогда кредитуйте малый бизнес.

Однако все вошедшие в Украину западные банки назвали кредитование населения, малого и среднего бизнеса приоритетными направлениями.

— С населением — нет проблем. А малых предпринимателей мы кредитуем под их личную ответственность. Возьми у жены разрешение, заложи квартиру и бери, сколько хочешь, развивай малый и средний бизнес. Нет, я, конечно, сгущаю краски. В действительности мы активно кредитуем малый и средний бизнес, даже готовим новый продуктовый ряд. Но, поймите, что банки никому ничего не должны. Вернее, должны, но только вкладчикам и акционерам. А эта обида, мол, кто-то чего-то не дает малому и среднему бизнесу — обида на самих себя. Обижаются непрозрачные, непонятные, рисковые, вороватые и т. п. Западные банки неспроста осторожно дают взаймы малому и среднему бизнесу — за этим стоят вековая история и опыт.

Ваш банк объявил о том, что будет привлекать деньги населения в фонды финансирования строительства. Уже достигнуты договоренности с застройщиками?

— Договоренности есть, идет их оформление, подготовлены определенные технологические процедуры, дорабатывается внутренняя нормативная база. Направление очень интересное. Мы будем спокойнее кредитовать покупку строящегося жилья и охотнее кредитовать самого застройщика, поскольку сможем полностью контролировать его денежные потоки. Такая схема напрашивалась давно, ведь деньги в строительство привлекаются огромные. А инвестдоговоры видели все. Сам, когда подписывал такой договор, делал это по понятиям. Я знал человека, которому доверял деньги, он знал меня. Вообще-то, странно, что скандал с Элита-Центром произошел только сейчас. Я ждал чего-то подобного намного раньше. Кстати ни один наш клиент не прогорел на Элита-Центре, поскольку мы не давали кредитов под ее проекты. Зато попали пару сотрудников — взяли кредиты в других банках.

Валютная истерия

Разделяете ли вы опасения по поводу возможного падения курса доллара в связи с тем, что арабские страны намерены перевести золотовалютные резервы в евро?

— Истерики вокруг возможного падения доллара прекращаются, как только долларовая ставка Libor превышает 5%. Добавьте еще процент, и доллар начнет быстро укрепляться. К сожалению, мир устроен так, как и бабушки, стоящие под стенами НБУ. Всем правит алчность. Долларовая ставка снизилась, и интерес к фондовому рынку США упал. Ставка возросла — возрос интерес. Хотя евро, как вторая резервная валюта, укрепляет свои позиции.

Изменится ли курс гривни после выборов?

— Страна не может развиваться, имея отрицательное торговое сальдо. Мы должны четко платить по счетам, проедать только то, что заработали, а желательно — чуть-чуть меньше. Я был противником ревальвации гривни. Она была искусственной и не способствовала снижению инфляции. Лично я сторонник курса на уровне 5,3 UAH/USD.

Когда на рынке банковских услуг Украины начнут продавать длинные деньги?

— Их уже продают.

Не так-то просто взять кредит, к примеру, на семь лет...

— Но и не очень сложно. Более того, идет борьба за нормальных клиентов, которые работают с пятью-семью банками. Средний бизнес тоже может брать длинные кредиты, если у него есть капитал. Но сплошь и рядом приходят клиенты, у которых ничего нет, кроме уставных фондов. Наш ответ: если хотите работать с легальной банковской системой, принесите баланс, показывайте прибыль, капитализируйте ее, а не съедайте. Да, придется платить налоги. Но если не хочешь платить – ищи деньги где-то в другом месте.

Как вступление Украины в ВТО отразится на банковской системе?

— Думаю, что никак. Это все фобии, а боятся всегда слабые и убогие. Но убогие не должны править миром. Не имеет значения, вступим мы в ВТО или нет. Разве на следующий день после вступления у нас откроются тысячи филиалов западных банков? Нет. Соответствующий проект изменений к Закону «О банках и банковской деятельности» выписан мудро. Массовому допуску филиалов иностранных банков на наш рынок воспрепятствует положение о том, что иностранный банк может открыть филиал в Украине только при условии, что в его стране получат право открывать филиалы украинские банки. А большинство стран Европы защищены от этого жесткими нормами своего законодательства. Разработчиков нужно поблагодарить, а законопроект принять безотлагательно. Проблема в том, что большинство депутатов не вникли в суть закона, посмотрели на название документа и проголосовали против.

А вступать в ВТО Украине нужно. Сейчас просто недопустимо занимать пассивную позицию. Страна, не имеющая четкой, агрессивной стратегии развития, обречена плестись в хвосте. Посмотрите, как действуют Китай и Индия. Через 50 лет мир будет принадлежать этим странам. А сопли Украины, постоянно надеющейся где-то что-то поделить, прихватить, выторговать заведут нас в тупик. В стране экономика до сих пор поставлена с ног на голову. Почему в Украине двойная цена на газ? Почему предприятия, покупая его оптом, платят за газ больше, чем население? Почему разнятся цены на аренду помещений предприятиями и банками? Если населению тяжело, то следует повысить налоги для предприятий. Но за ресурсы все должны платить одинаково.

Хлеб, политика и яхта

В парламенте бизнесменов больше, чем политиков. Что им мешает принять законы, необходимые для нормальной работы предприятий?

— Это огромная проблема. Большинство бизнесменов идут в политику, чтобы решать личные вопросы, причем за счет сотоварищей. Они бьют коллег по голове дубиной, одновременно являющейся их идеологическим знаменем. Нормальной классовой консолидации в Украине нет, и она будет не скоро. Бизнес-элита настроена, в основном, не на системную, кропотливую работу, а на сиюминутные прибыли, полученные благодаря использованию власти.

К примеру, создать ритейловый банк такой, как наш, — огромная работа: открыть сотни филиалов, нанять тысячи людей, наладить программное обеспечение и т. д. Гораздо проще потратить бюджетные деньги, что-то поставить госучреждению или покрутить газовым вентилем. Это как бы и бизнес, но бизнес в кавычках, он работает пока предприниматель при власти. Во время революции меня часто спрашивали, что будет с банком, которым владеет Виктор Пинчук. Я отвечал, что ничего страшного с нами не случится, ведь банк создавался в живой бизнес-среде и ничего даром не получал.

Революция оправдала, возложенные на нее надежды?

— Год назад страна вступила в очень неприятную полосу популизма, заигрывания с людьми, ничего не смыслящими в организации экономики и функционировании государства, а действующими на основании примитивных инстинктов. Так развивалась Римская империя, где существовала аристократия и клиенты. Последним давали хлеб и зрелища, но даже быдло иногда восставало и свергало императора. Это были не граждане, они не создавали фундамент для развития страны, и империя, в результате, рухнула.

Инициатором революции была буржуазия, которой хотелось больше свободы, власти, статуса, ей было тесно в системе. Но протест вылился в безудержное заигрывание власти со значимой частью населения, большинство представителей которой и гражданами-то не являются. Ведь в Украине угрожающе много людей, не платящих никаких налогов, поскольку формально получают минимальную зарплату, с которой налог не взимается. Хотя даже бандиты сбрасываются «на общак». Очень надеюсь, что политики еще чуть-чуть позаигрывают с бедными, а потом поймут, что не должны люди, которые хотят только брать, влиять на развитие страны. Нет-нет, да и проскочит мысль о том, что число голосов у каждого избирателя должно быть пропорционально заплаченным налогам.

У вас не возникало желания пойти в политику?

— Нет, мне хватало других интересных задач. У меня никогда не было внутренней нацеленности на завоевание какого-то особого положения и использования его в своих интересах.

Что самое трудное в работе топ-менеджера банка?

— На начальном этапе — умение говорить: «нет». С этим сталкиваются все банкиры, чувствующие, что некоторым клиентам не стоит давать кредит. Нужно выработать четкое понимание того, что ты никому ничего не должен, кроме вкладчиков и акционеров. Часто «нет» приходится говорить влиятельным людям. Недалече, как прошлой весной, нас просили выдать кредит под 15% годовых «для села» без каких-либо гарантий. Это в то время, когда мы депозиты привлекали под 18%. Правда, за отказом не последовало никаких оргвыводов, проверки не приходили, но нас пытались выставить в глазах общественности врагами народа. Непросто лавировать между просьбами сильных мира сего, ведь большому банку всегда что-то нужно от власти. Мы же живем не в вакууме.

Вы возглавили банк, когда он был, мягко говоря, не в лучшем состоянии. В чем секрет успеха?

— Старт переменам дал Валерий Хорошковский, тогда он был контролирующим партнером. Он привел московскую команду, а потом занялся формированием команды наших менеджеров. Мы прошли непростой путь. Было много амбициозных людей, все тянули одеяло на себя, команда формировалась в агрессивной среде. Руководители, не сумевшие приспособиться к новым условиям, ушли. Думаю, большое значение для возрождения банка имела стратегическая смелость. Мы ставили перед собой достаточно высокую планку, правильно определяли интересующие нас показатели, жестко и быстро их достигали, невзирая на кадровые потери. Работали много и агрессивно, особенно в сфере возвратов кредитов, вернули их много. Моей главной задачей было сбалансировать команду, чтобы ее агрессивные представители не разорвали корабль на куски.

Как долго вам помогали москвичи?

— Около года. Это был интересный эксперимент. Для банка их работа стала сильным стрессом. Тридцать человек, которые приехали, доверяли друг другу. Это очень важно, поскольку им не нужно было тратить время на притирку. Кое-где они дров наломали, но старые бастионы снесли, и новым украинским менеджерам было намного легче.

Когда вы начали увлекаться виндсерфингом?

— Я перестал им увлекаться.

Почему?

— Купил яхту.


Карьера банкира (схема)

С 2001 года — председатель правления АКБ «Укрсоцбанк»

топ-менеджер

С июня 1994 года — заместитель председателя правления Первого Украинского Международного Банка

С сентября 1993 года — руководитель Киевского филиала Первого Украинского Международного Банка Финансовый директор СП «Укрпроминвест»

менеджер

1987 г. — заместитель директора по маркетингу компании «Интеркомпьютер» Заведующий отделом в Госкомитете по снабжению народного хозяйства

служащий

1980 г. — кандидат экономических наук (защитил диссертацию «Вопросы оценки экономической эффективности компьютеризации управления»)

cтудент

1973 г. — выпускник Киевского института народного хозяйства

1951 г. — родился в Киеве

Вы здесь:
вверх