логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Инфляция мгновения Иван ЛУЧКОВСКИЙ - «Контракты» №14 Апрель 2006г.

Вчерашние лидеры рынка фотоуслуг — Koniсa Minolta и Kodak — снова могут стать первыми, но уже на рынке антиквариата


Отсталых бьют

В начале 2006 г. Konica официально признала свою технологическую отсталость и решила покинуть фоторынок. В эпоху аналогового фото такое заявление Konica Minolta было бы похоже на первоапрельскую шутку. Позиции японской компании (по сути, двух, которые в 2000 году слились в единую структуру) еще в 90-х годах прошлого века выглядели незыблемыми.

Во времена, когда аналоговое фото воспринималось как high-tech, в Японии ей не было равных. Именно Minolta насаждала в стране культуру фотографии и ошеломляла потребителя то цветной пленкой, то первой фотобумагой. Компания оставила след даже в космосе: на первом американском космическом корабле Friendship 7 был установлен фотоаппарат производства Minolta.

Мировой рынок знает японскую компанию еще и как изобретателя так называемых мини-лабораторий — компактных систем обработки и печати фотографий, значительно упростивших и удешевивших работу студий. Но со временем и эти удобства стали ни к чему — в жизнь ворвалось цифровое фото, и даже самые продвинутые технологии обработки пленки начали терять рыночную привлекательность. Если бы Konica Minolta в свое время не диверсифицировала бизнес и не наладила производство офисной техники, ее дела были бы совсем плохи.

В профессиональных кругах не исключают, что компанию вскоре проглотит Sony — корпорация, быстро овладевшая цифровой фототехникой. Сейчас в Konica Minolta признают, что не сделали в свое время ставку на технологию CCD — ключевую в цифровом фото. Некоторое время компания еще пыталась конкурировать благодаря инновациям в области оптики, механики, электроники. Но вскоре постигла тщетность усилий. Последние разработки в области фото Konica Minolta таки согласилась передать Sony. Производство фотопленки планируют свернуть к апрелю 2007 года. И до того же времени продлится сокращение подразделений фото — компания уволит 3700 сотрудников.

Подобные, но менее трагические события пережила и компания Kodak, достигшая успеха благодаря постоянному стремлению приблизить искусство съемки для любителя-новичка. Ведь именно Kodak в конце XIX в. стал отцом первого в мире портативного фотоаппарата. Новое тысячелетие компания встретила в статусе транснациональной с дочерними структурами, созданными в более чем 150 странах мира.

Но чрезмерная уверенность в себе расслабила молодое поколение менеджеров Kodak, и приход цифровых технологий они тоже проспали. Когда в 2001-2003 годах падали продажи пленки, компания самоуспокаивалась, рассказывая, что вспышки террора, атипичная пневмония и т. д. уменьшают туристическую активность, а значит и спрос на пленку.

Однако акции Kodak начали обесцениваться — капитализация упала почти на 10%. Игнорировать «цифру» и дальше было просто опасно, и компания направила 70% дивидендов на разработки в области цифрового фото. Потом началась зачистка представительств: «пленочные» подразделения закрывали в США и странах Евросоюза — там, где спрос на аналоговую технику был мизерным. Дальнейшие сокращения происходят пропорционально тому, насколько доступны, а значит и востребованы цифровые камеры на национальных рынках.

Konica Minolta и Kodak были одними из первых компаний, пришедших на украинский рынок фотоуслуг и покоривших его удивительно удобной пленочной фототехникой, но сегодня уже не они играют первые скрипки на этом рынке. Украина стремительно оцифровывается. По данным исследований AVentures Group, рынок цифровых камер в Украине в прошлом году вырос на 129%, по итогам трех кварталов 2005 г. его объем составлял $57 млн. При этом нижний ценовой сегмент цифровых камер уже составляет $150-200 за единицу.

Лидерами в этой области являются Canon — 33,4%, Olympus — 30,4%, Sony — 13,8%. «С начала этого года мы прекратили продавать в Украине аналоговую технику. Во многих других странах Canon значительно раньше отказался от торговли камерами этого типа.

Цифровая техника удобнее, и она довольно активно вытесняет пленку с рынка, на аналоговые камеры еще есть спрос в небольших провинциальных городах, но пользователями являются преимущественно лица пенсионного и предпенсионного возраста, которым трудно овладеть цифровой техникой, и которые не очень хорошо разбираются в компьютерах», — говорит Дмитрий Букатый, дилер-менеджер представительства Canon в Украине.

Удовольствие без цифры

Через несколько поколений аукционный лот «последняя модель пленочного фотоаппарата фирмы Х» будет стоить миллионы свободно конвертируемых в то время денежных единиц. Нынешние искренние почитатели пленочных фотоаппаратов — не такие уж отсталые люди, как пытаются их представить PR-специалисты производителей цифровых фотокамер.

Среди профессиональных потребителей пленки можно выделить две категории — обычные коллекционеры, собирающие предметы старины, и фотографы, которые убеждены, что отказываться от аналоговой техники еще не время. Идти на фоторепортаж с аналоговой камерой мало кто решится. Пленка, проявка, печать — всех этих затрат можно избежать, если довериться цифре.

Но людям, снимающим ради собственного удовольствия и разбирающимся в нюансах фотоискусства, современная техника не заменит аналоговый аппарат. Работа с цифровой камерой минимизирует участие фотографа в процессе, что не каждому по душе. Ручная работа, вложенная в кадр, эффект нетерпеливого ожидания от момента съемки до печати карточек — некоторых этот обряд завораживает.

Сторонники пленки говорят, что главный недостаток цифрового фото — своего рода инфляция изображения: огромное количество карточек, которое можно получить при использовании «цифры», уничтожает эффект кропотливой работы, удачно пойманного мгновения и мастерски выставленных параметров съемки. Это увлечение напоминает страсть к реставрации ретро-автомобилей, когда чудо-механик дает вторую жизнь, казалось бы, безнадежно устаревшей технике.

Пленочные аппараты последних лет еще не приобрели антикварное значение, а вот за советские камеры до- и послевоенных годов киевские коллекционеры сегодня платят в среднем $50 за единицу. Особенно ценятся аппараты в фабричной упаковке с паспортом, в котором можно увидеть такое трогательное определение: «Фотоаппарат ФЭД-2 является совершенным фотоаппаратом, который способен удовлетворить высокие требования, выдвигаемые к фотоаппарату квалифицированными фотолюбителями, фоторепортерами и научными сотрудниками». Коллекционирование пригодных к съемке фотоаппаратов сегодня не требует больших капиталовложений, но и коллекционеры, и антиквары знают будущую цену своим «игрушкам» и уверены, что через несколько десятков лет подборка советских аппаратов 50-х годов в денежных единицах может быть эквивалентом спортивного автомобиля.

Винил еще жив

Уверенности в перспективности аналоговых фотоаппаратов как антиквариата и предмета хобби придают закономерности научно-технического прогресса. Звук, как и изображение, ныне активно одевается в цифру, но в то же время существует рынок виниловых пластинок, переживший триумф магнитной пленки и CD-формата. На Западе бывшие хиппи и панки зарабатывают на хлеб распродажей своих коллекций пластинок. Не платя никаких налогов ненавистному государству, бывшие бунтари обеспечивают себе довольно сытое существование в эпоху глобализации и mp3.

«Ценность и привлекательность винила заключается в том, что звуковые дорожки пластинки максимально сохраняют амплитуду звукового колебания оригинала. Игла проигрывателя передает не искаженный звуковой сигнал. Все остальные технологии, включая цифровые, не дают такого эффекта», — говорит Михаил, коллекционер винила и аудиоаппаратуры.

«Только винил, только ламповый усилитель, только широкополосные динамики дают настоящий звук. У меня в детстве был проигрыватель «Весна» — всю свою взрослую жизнь я ищу звук, который давала эта аппаратура. Сейчас я заказал себе проигрыватель, максимально соответствующий этим требованиям», — так объясняет свое увлечение киевский коллекционер винила Максим Мостовой.

Торговля пластинками еще с советских времен была делом закрытой касты, которую партийные идеологи называли фарцовщиками. Но сегодня на одних «пластах» много не заработаешь. Новая пластинка (ведущие рекординговые компании до сих пор делают виниловые копии новейших альбомов) стоит в Киеве 100-200 грн. Редчайшие старинные экземпляры могут оцениваться на порядок выше. Но настоящий haute couture сегодня — реконструкция проигрывателей.

Минимальная цена на модель воскрешенной «вертушки» (заново собранный ламповый усилитель и другие правильные детали размещены в аутентичном деревянном корпусе) сегодня составляет $2 тыс. Виниловая «мафия» всегда в курсе, когда рекординговые компании, на которых записывались Beatles и Rolling Stones и другие монстры рока продают устаревшее оборудование и за довольно короткий срок превращают вчерашний хлам в ценную игрушку для коллекционеров.

В области фотографии подобные традиции только зарождаются. Уже функционируют элитные салоны, которые делают черно-белые фотографии в стиле ретро с элегантными белыми рамочками по периметру снимка. Печать карточек в такой студии в разы превышает расценки обычных мини-лабов a la Minolta. Возможно, со временем возрастет спрос и на реинкарнацию пленочных аппаратов по канонам фабрик, которые либо безнадежно обанкротились, либо с энтузиазмом штампуют «цифру».

Вы здесь:
вверх