логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Семейный подряд Елена ШКАРПОВА - «Контракты» №21 Май 2006г.

Миллионер Олег Чуркин готов и дальше скупать украинские активы


В интервью Контрактам Олег Чуркин рассказал, что:

1) стартовый капитал семья Чуркиных заработала на бартере и взаимозачетах

2) Игоря и Олега Чуркиных поддерживают те, кто знает, что такое машиностроение

Олег, почему вы решили заняться большим бизнесом в Украине, а не в России?

— У Украины большой приватизационный потенциал. В России первичный передел собственности закончился, большая часть привлекательных предприятий уже приватизирована. В Украине же приватизационный бум продолжается. Учитывая высокие темпы роста украинской экономики в последние годы, вести бизнес здесь очень интересно.

Вы с братом являетесь собственниками двух крупных заводов в Украине. Откуда деньги на приватизацию?

— У нас есть схожий бизнес в России. Там мы занимаемся машиностроением, строительством, недвижимостью. А стартовый капитал заработали на взаимозачетах. Помните, когда облэнерго поставляли электроэнергию в обмен на оборудование? Вот и у нас был такой бизнес. Но сейчас уже нет.

Назовите ваши российские предприятия.

— Названия ничего вам не скажут. Есть большие предприятия, есть маленькие. Вообще в России мы не светимся.

Говорят, вы заработали большие деньги на возмещении НДС. Это правда?

— Мы не имеем никакого отношения к схемам возмещения фиктивного НДС. На этом невозможно заработать большие деньги по определению. Расходов много, а риски значительно превышают потенциальную прибыль.

Сколько вы инвестировали в ЛАЗ и ЧСЗ?

— Сумму инвестиций в ЛАЗ не знаю, нужно спрашивать у Игоря. В ЧСЗ — в целом за два последних года вложили около $30 млн.

Вы инвестируете из собственных средств?

— Да. Кстати, когда мы покупали ЛАЗ, на заводе ситуация была намного хуже, чем сейчас на ЧСЗ. Тогда на ЛАЗе работали 75 человек. Оборудование было разрушено и украдено, завод, по сути, остановился. Сегодня ЛАЗ и по украинским, и по российским меркам — один из наиболее конкурентоспособных производителей автобусов на восточноевропейском рынке. Сейчас мы даже не ориентируемся на внутренний рынок, основные покупатели автобусов ЛАЗа — Румыния, страны ЕС.

Почему выбрали машиностроение? Вы сами не раз заявляли в СМИ, что рентабельность в судостроении — не больше 5%?

— Мы смотрим в будущее, когда для украинских судостроителей будут созданы комфортные условия. Несмотря на то что этот бизнес сложный и низкорентабельный, он очень масштабный и поэтому интересный. Да, мы могли купить недвижимость в Киеве и быстро отбить вложенные средства. Но смысл жизни ведь не только в том, чтобы зарабатывать деньги. Лично для меня главное — сделать что-то стоящее. Браться за легкие проекты априори неинтересно.

Насколько сейчас загружены мощности ЧСЗ? Что происходит с заказами на постройку судов, которые вы подписывали в прошлом году?

— Загружены на 30%. В этом году заложим 4 буксира, сдадим — 1. Один уже строится, а второй начнем в июне и так каждый месяц будем по буксиру закладывать. К тому же, мы провели реструктуризацию ЧСЗ: прописали все процессы, выделили структуры, распределили людей. Мы выстраиваем судостроительный бизнес очень масштабно: есть управляющая компания, производственные бизнес-единицы, которые работают не только на родной завод, но и на внешних заказчиков.

Зачем перебросили активы ЧСЗ в собственность офшорных компаний? Почему в этом не участвовал миноритарный акционер — Фонд госимущества?

— Мы перевели активы ЧСЗ на чистые компании, без долгов, иначе банки не финансировали наши проекты. На ЧСЗ мы погашаем долги, а чистые компании с активами ЧСЗ показываем кредиторам. ФГИ не участвовал, потому что у нас 93% акций завода, мы имеем право принимать решения в отношении завода без участия Фонда.

Кому выгодна реприватизация Черноморского судостроительного?

— Тем, кто хочет сделать из ЧСЗ порт. Думаю, что сам завод никому не нужен, нужна площадка. Это ведь уникальный комплекс кранов и береговых стенок. В Украине сейчас большой интерес к портам — порт прибыльнее, быстрее зарабатывает деньги.

А вам самому невыгодно превратить ЧСЗ в порт?

— Какой смысл? Нам это неинтересно. Ну будет порт в Николаеве, и что? Если бы нашей единственной целью было заработать, то давно бы снесли производство и построили на месте ЧСЗ коттеджи или развлекательный комплекс.

Кому из политиков вы симпатизируете и кто вас поддерживает?

— Нас поддерживают разные люди, не обязательно политики. Скорее, те, кто понимает, что такое машиностроение, что судно за один день не построить.

Связан ли бизнес братьев Чуркиных с Виктором Черномырдиным?

— С Черномырдиным мы знакомы, но бизнес-отношений никогда не имели. Он посол России, курирует всех российских бизнесменов в Украине, помогает им. Так работают все послы.

Где вы учились?

— В Англии, Швейцарии и Москве.

В каких именно учебных заведениях?

— Не скажу.

Правда ли, что Игорь Чуркин был связан с Уралмашевской ОПГ?

— Никогда этого не было. И встречный вопрос. Что, на ваш взгляд, определяет человека? По-моему, отнюдь не его принадлежность к тому или иному социальному слою.

Правда ли, что ваш отец — бывший агент советских спецслужб?

— Он журналист. А на ваш вопрос не могу ответить ни да, ни нет. По факту — нет.

— Каковы ваши планы в Украине?

— Хотим инвестировать в авиастроение и еще несколько отраслей. Также будем переносить свой опыт ведения земельных активов на украинский рынок. Но пока покупать что-то в Украине нет смысла. Вот когда люди перестанут бегать и кричать «банзай!» или «долой Чуркиных!» — можно будет покупать.

Вы и ваш брат олигархи?

— Нет. На мой взгляд, олигархи — это бывшие партократы, те, кто вышел еще из советской системы. А мы — новые.

Вы здесь:
вверх