логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Государственный предприниматель Беседовала Мария БОНДАРЬ, Фото Романа ДЕВЯТОВА - «Контракты» №27 Июль 2006г.

Первый заместитель председателя Госкомпредпринимательства Константин Ващенко воюет с Минфином за единый налог


10 секунд на чтение

В интервью Контрактам Константин Ващенко рассказал о том, что:

1) подчинение комитета Минэкономики — досадная ошибка

2) профессиональная дискуссия с Минфином по поводу упрощенной системы налогообложения себя исчерпала

3) за 10 лет работы полюбил госслужбу

Контрольное решение

С середины мая вашу деятельность координирует министр экономики. Как чувствуете себя под его руководством?

— Пока что подчинение Госкомпредпринимательства Минэкономики не сказалось на нашей работе. К счастью, министр Арсений Яценюк понимает нелогичность сложившейся ситуации и никоим образом не давит на нас. Хотя, если смотреть на эту ситуацию системно, трудно не заметить конфликт интересов. С одной стороны, по закону у нашего комитета особый статус — мы, в частности, имеем право приостанавливать действие решений центральных и местных органов исполнительной власти (в случае, если они мешают развитию бизнеса), а также согласовывать проекты регуляторных актов (в том числе — и Минэкономики). С другой стороны, нас административно подчинили учреждению, деятельность которого мы должны контролировать.

Снизилась ли от этого эффективность контроля?

— Пока что нет. Но в прошлом году, например, каждый пятый регуляторный акт, разработанный Минэкономики, был отклонен нашим комитетом. Большинство документов согласовано с замечаниями. Учли бы нашу позицию, если бы комитет был подконтролен министру? — Неизвестно. Кроме того, к нашей компетенции отнесено рассмотрение жалоб предпринимателей касательно лишения или непредоставления лицензий. А подчинение Минэкономики дает ему возможность препятствовать административными методами нашей работе. То же самое касается и ряда других функций комитета, в частности, контроля над соблюдением Законов «О разрешительной системе» и «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей». Арсений Яценюк нас понимает, но ведь многое зависит от того, кто будет министром экономики в новом правительстве. Вполне может случиться, что эту должность займет человек, который иначе отнесется к нашему подчинению и станет использовать свои полномочия как инструмент влияния на позицию комитета.

Причина вашего беспокойства имеет конкретную фамилию?

— Мы надеемся, что будет реализовано политическое решение, заявленное главой правительства Юрием Ехануровым, — Госпредпринимательство должен стать независимой структурой. По крайней мере, проект соответствующего постановления уже подготовлен и передан на рассмотрение премьеру. (Когда верстался номер, это постановление было принято. — Ред.)

А кто, собственно, инициировал ваше подчинение Минэкономики?

— Трудно сказать, мы не были задействованы в этом процессе, с нами никто не консультировался. Похоже, наше подчинение министерству является составляющей общей тенденции. Логика политической реформы такова, что полномочия министров, отныне назначаемых парламентом, должны расшириться, а уровень их ответственности — возрасти. В том, что отраслевые учреждения должны быть подчинены соответствующим министерствам, также есть смысл. Но ведь наш комитет — не отраслевой, а функциональный орган, и эффективность выполнения его функций напрямую зависит от уровня независимости. Кстати, президент Виктор Ющенко поддержал идею преобразования комитета в Нацкомиссию по вопросам регуляторной политики и предпринимательства, которая должна быть подотчетна Верховной Раде.

Когда будет создана Нацкомиссия, и чем она будет заниматься?

— Соответствующий законопроект уже рассматривали на заседании правительственного комитета, сейчас его дорабатывают — идет согласование с Минфином, Минэкономики, Минюстом и Главгосслужбой. Окончательный вариант документа получим в течение двух-трех недель. В случае его принятия в работе наших специалистов существенных изменений не произойдет, но решения о согласовании регуляторных актов будут приниматься коллегиально на заседаниях Нацкомиссии с участием заинтересованных общественных организаций. Это сделает процесс принятия решений более прозрачным.

Ювелирное осложнение

Чем закончилась дискуссия с Минфином об упрощенной системе налогообложения?

— Фактически дискуссия с экономическим блоком правительства, продолжавшаяся несколько месяцев, зашла в тупик. Мы, собственно, сделали все возможное, чтобы сохранить систему — разработали соответствующую концепцию и законопроект. Теперь все зависит от политического решения руководства государства по упрощенной системе налогообложения — надо подтвердить или опровергнуть необходимость ее существования как таковой. Пока существуют два противоположных подхода к этой системе. Мы рассматриваем ее как средство поддержки и обеспечения трудоустройства более 3 млн граждан, занимающихся предпринимательством или работающих у плательщиков единого налога. Минфин во главе с Виктором Пинзеником оценивает упрощенную систему с фискальной точки зрения, рассматривая ее как неоправданную льготу, применение которой мешает государству эффективно контролировать уплату налогов. Обе дискутирующие стороны признают, что указ президента от 1998 года устарел. В упрощенной системе налогообложения действительно есть дыры, позволяющие крупным предприятиям уклоняться от уплаты налогов. Но это не означает, что упрощенная система должна быть ликвидирована.

Объясните конкретнее, о каких расхождениях с Минфином идет речь?

— Мы, в частности, настаиваем, что упрощенцы не должны платить НДС на общих основаниях. Субъектам предпринимательской деятельности нужно оставить возможность самим выбирать, платить НДС или нет. Минфин, в свою очередь, предлагает взимать НДС с упрощенцев в общем порядке. Однако такой подход, на наш взгляд, нивелирует принцип упрощенности ведения учета, начисления налогов и отчетности, заложенный в основу специальной системы налогообложения субъектов малого бизнеса. В случае реализации инициативы Минфина большинство упрощенцев потребуют возмещения НДС. Безусловно, будут возникать ситуации, когда суммы налогового кредита превысят налоговые обязательства СПД, которые не смогут избежать общих сложностей, связанных с администрированием НДС и налаживанием отношений с налоговиками.

Кроме того, Минфин предлагает втрое увеличить максимальную ставку единого налога (с 200 до 600 грн) и отстаивает сохранение действующей нормы относительно увеличения этой ставки из расчета на каждого наемного работника — до 50%. А также настаивает на том, что пенсионные и социальные взносы, входившие в единый налог, упрощенцы должны платить отдельно. По сути, это увеличит налоговую нагрузку на упрощенцев на 40% от ФОТ, и у них (особенно — у начинающих бизнесменов), бесспорно, возникнут проблемы с администрированием налогов.

Типичный пример: среднемесячная выручка упрощенца составляет 8300 грн, производственные и прочие расходы — около 70% указанной суммы, скажем, 5800 грн. После уплаты единого налога по ставке 600 грн, доплаты за 2-х наемных работников (еще плюс 600 грн) и взносов в социальные фонды (более 300 грн) у предпринимателя остается нераспределенная прибыль в размере целых... 1000 грн. С учетом того, что бизнесмен должен выдать еще и зарплату работникам, средств на развитие у него фактически не остается. Таким образом, упрощенец, на собственный риск ведущий хозяйственную деятельность и создающий рабочие места, в условиях усложнения налогообложения фактически остается без средств к существованию. При этом предложения Минфина даже не предусматривают компенсаторов, благодаря которым можно было бы корректировать фискальную нагрузку на упрощенцев, к примеру, в части уплаты социальных взносов. Прямым следствием предложенных изменений станет стремительное развитие механизмов оптимизации налогообложения. Консалтинг, риэлторские услуги и другие сложные для контроля отрасли вообще уйдут в тень.

На введении каких налоговых ставок для упрощенцев настаиваете вы?

— Для юрлиц мы предлагаем ввести ставку 3% + НДС (в отличие от 6%, указанных в предложениях Минфина) и 5% без НДС (вместо действующей ставки — 10%). Для физлиц, на наш взгляд, целесообразно установить единый налог в размере до 300 грн (плюс 20% за каждого наемного работника). Кроме того, комитет предлагает увеличить предельный объем выручки для плательщиков единого налога — с 1 до 1,5 млн грн. А также — помимо законопроекта об упрощенной системе (в котором изложены все эти предложения) — принять закон о едином социальном взносе. Ведь одним из существенных недостатков существующей системы единого налога является незащищенность наемных работников, чьи работодатели не платят взносы в социальные фонды. Ряд механизмов законодательного решения этой проблемы уже разработан, но, к сожалению, политического решения правительства для их принятия еще нет.

Возможности для профессиональной дискуссии с Минфином по поводу упрощенной системы уже исчерпаны. В условиях ее принципиального непринятия трудно искать компромиссы с экономическим блоком правительства. Все дискуссии (а их было немало — круглые столы, совместные совещания, рабочие группы и т. д.) начинались с того, что представители Минфина приводили примеры злоупотреблений, возникших благодаря применению единого налога. Мы постарались учесть эти замечания, предложили ввести ограничения по видам деятельности при применении единого налога (чтобы предотвратить искусственное дробление крупных предприятий с целью оптимизации налогообложения), но к согласию с Минфином так и не пришли. С просьбой о поддержке наших инициатив — в частности, по законодательному закреплению упрощенной системы — обратились к президенту. Подходить к этой проблеме следует не с позиции, как отрубить хвост по самую шею, — нужно думать, как не зарезать курицу, несущую золотые яйца.

Состав нового правительства почти определен. Рассчитываете ли вы на понимание экономического блока коалиции?

— Наши предложения по единому налогу учли при формировании коалиционного соглашения. В них, в частности, говорится об усовершенствовании упрощенной системы налогообложения, чтобы, с одной стороны, предотвратить злоупотребления, а с другой — не осложнить жизнь малому бизнесу. Также в этом соглашении учтены предложения о постепенном снижении налоговой нагрузки на ФОТ, начиная с 2007 года. Фиксация этих тезисов на уровне коалиции укрепляет наши позиции. Тем более что новые министры будут не столько чиновниками, сколько представителями определенных политических сил. Соответственно, до министров будет проще достучаться через партийные структуры.

В общем, добросовестным плательщикам единого налога пока ничего не угрожает. Проблемы будут там, где упрощенная система налогообложения «притянута за уши», — в частности, у предпринимателей, занимающихся игорным бизнесом, ювелиров, торговцев подакцизными изделиями и т. д. Им, наверное, придется перейти на общую систему налогообложения.

Из нашего окна

Бюджетный процесс уже начался. Каких изменений в налогообложении вы ожидаете?

— Учитывая регламент работы Верховной Рады, едва ли она примет существенные налоговые изменения до 1 июля. Будем выступать против нарушения бюджетного законодательства и введения искусственных изменений. Что касается перспективы — мы категорически против введения прогрессивной шкалы налогообложения физических лиц. Это едва ли повлечет за собой положительные последствия для госказны, но наверняка загонит в тень значительную часть зарплат.

Каждое следующее правительство обещает бизнесменам уменьшение налоговой нагрузки на ФОТ. Когда будут реализованы обещания?

— Мы не отвечаем за разработку соответствующего законопроекта — этим занимается Минтруда и соцполитики, инициативы которого (изложенные в законопроектах «О едином социальном взносе» и «О размерах ставок единого социального взноса») мы поддержали. Сейчас все наработки по этой проблеме объединены в один проект — «О единой системе сбора и учета взносов на общеобязательное государственное социальное страхование», выводы по которому мы предоставим в ближайшее время.

Ваш комитет отвечает за внедрение «единых регистрационных окон». Почему возле них всегда выстраиваются очереди предпринимателей?

— В целом система работает. В прошлом году мы избавились от всех нормативных препятствий для функционирования «единого окна». Уже отработана процедура обмена информацией с нашими контрагентами — налоговой администрацией, Пенсионным фондом, фондами социального страхования и органами статистики. Проблема, о которой вы говорите, актуальна только для городов-миллионников, например, Харькова, Одессы, а также для центральных районов Киева. Возникновение организационных осложнений естественно. Скажем, за год только в одном Шевченковском районе столицы регистрируют столько же предприятий, сколько во всей Черновицкой области. К тому же не хватает регистраторов. Мы увеличиваем количество штатных единиц, но найти людей трудно, ведь должность регистратора не является высокооплачиваемой.

Как изменились динамика вашей работы в период правительственного межвластья?

— Работал в обычном режиме.

Если верить вашей официальной биографии, то у вас нет опыта ни предпринимательской деятельности, ни работы на должности топ-менеджера. Не мешает ли вам это решать проблемы бизнесменов?

— Я считаю себя профессиональным менеджером государственного управления. Это — отдельная специальность. Не каждый предприниматель, который придет на государственную службу, сможет разработать конструктивное предложение законодательного или организационного характера. Бизнесменам свойственно рассматривать любую ситуацию сквозь призму собственных интересов, тогда как на существующие проблемы нужно смотреть шире. Вообще госслужбу нужно любить. Лично я работаю в органах госуправления уже более 10 лет и, кажется, это именно то, что у меня получается.

Вы — состоятельный человек?

— Состоятельный не тот, у кого много денег, а тот, кому их хватает.

Зачем вы поступили в академию госслужбы в Санкт-Петербурге, когда работали в аппарате СНБОУ?

— В Украине тогда не было учебных заведений соответствующего профиля, а я стремился сделать карьеру в органах госуправления. Собственно в Северо-Западную академию госслужбы меня никто не направлял. Я поступил туда по собственному желанию, учился за собственные средства и никогда об этом не жалел.


Карьера чиновника

2005 г. — первый заместитель председателя Госкомпредпринимательства

2003 г. — заместитель председателя Госкомпредпринимательства по связям с ВР, член правления Фонда социального страхования по временной потере трудоспособности

2002 г. — первый заместитель председателя Госкомитета по делам семьи и молодежи — директор Госдепартамента по вопросам молодежной политики

2001 г. — начальник управления, заместитель директора Госдепартамента по вопросам молодежной и семейной политики Госкоммолспорттуризма

1998 г. — начальник отдела ООО «Юридическая международная служба»

1996 г. — главный консультант аппарата СНБО Украины

1995 г. — закончил Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко

1994 г. — помощник-консультант народного депутата А. Емца

1993 г. — специалист Министерства Украины по делам национальностей и миграции

1972 г. — родился в г. Туле (Российская Федерация)

Вы здесь:
вверх