логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
РазвОООД Иван ЗАЙЦЕВ - «Контракты» №27 Июль 2006г.

Как уладить конфликты собственников, не доводя дело до суда


Внутренний враг

Ссора двух предпринимателей погубила российско-украинскую компанию. Недоразумения между собственниками начались примерно полтора года назад, когда российскому учредителю (70% уставного фонда) стало известно о злоупотреблениях со стороны украинского собственника (30%), который с момента основания предприятия занимал должность директора компании.

Юристы, участвовавшие в процессе, уверены, что стороны вполне могли договориться, но амбиции помешали пойти на мировую: каждый из собственников заявлял о своей готовности к диалогу, но только при условии, что вторая сторона приедет и предложит перемирие. За полтора года развития конфликта учредители ни разу не встретились, предпочитая общаться официальными письмами, которые готовили адвокаты.

Ситуация обострилась после того как российский собственник воспользовался своим правом принять решение о смене директора компании. Второй владелец своеобразно отреагировал на отставку: забрал печати, уставные документы и... скрылся, парализовав тем самым работу предприятия. Россиянин обратился в суд, чтобы заставить партнера вернуть печать и документы, а также подключил милицию, надеясь разыскать беглеца. Тот, в свою очередь, пожаловался в прокуратуру, сотрудники которой провели проверку хозяйственной деятельности компании, а заодно завели уголовное дело в отношении нового гендиректора, который до назначения работал бухгалтером на этом предприятии.

Из-за отсутствия печатей и первичной документации предприятие уже много месяцев не отчитывается перед налоговой и соцфондами, заработав тем самым немалые суммы штрафных санкций. Несколько поставщиков обратились в суд с исками о взыскании задолженности предприятия за поставленный товар. Учитывая эти обстоятельства, собственникам, даже если они придут к согласию, едва ли удастся реанимировать бизнес: слишком дорого обойдется восстановление рыночных позиций и деловой репутации компании, а также уплата долгов и штрафов.

Сергей Кебкал, адвокат юридической фирмы «VIP-Сonsulting» считает, что на ранних стадиях развития конфликта можно было спасти бизнес, приняв решение о создании аналогичной компании, но с другим составом учредителей.

Конструктивные разногласия

В отличие от конфликта акционеров в АО (см. Контракты, № 47, 2005, стр. 38), конфликт собственников ООО часто приводит к приостановке деятельности компании и наносит обществу значительные убытки. Эксперты выделяют пять основных конфликтных ситуаций, угрожающих целостности и дееспособности организации:

1) принципиальные разногласия участников ООО при принятии ключевых решений на общем собрании участников;

2) включение в состав учредителей нового участника;

3) наследование доли в ООО после смерти одного из учредителей;

4) исключение недобросовестного совладельца;

5) расчет с бывшим партнером, если он принимает решение выйти из общества.

Каждый из этих конфликтов имеет свои особенности, возможные пути развития и урегулирования. Например, конфликты, связанные с принятием решений на общем собрании участников, можно условно разделить в зависимости от количества соучредителей и размеров долей, им принадлежащих, на несколько категорий.

Согласно Закону «О хозяйственных обществах», если одному из учредителей принадлежит более 60% общего количества голосов участников ООО, он может единолично решать все вопросы, связанные с деятельностью общества, поскольку имеет возможность самостоятельно созывать общее собрание участников и принимать на нем любые решения. В том числе о внесении изменений в устав и исключении любого другого участника из общества вне зависимости от принадлежащей тому доли. Похожая ситуация складывается и в случае, когда у двух участников суммарно набирается более 60% голосов. В таком случае, действуя по договоренности, два учредителя могут сами решать все жизненно важные для предприятия вопросы, практически не учитывая мнения третьего (у которого может быть до 40%).

Если у каждого из учредителей имеется 50% доля, то никаких решений без взаимного согласия уже не может быть принято. Мало того, любой из участников может фактически заблокировать деятельность общества, либо не являясь на ОСУ и тем самым гарантируя отсутствие кворума, либо голосуя против всех предложений партнера, что делает невозможным принятие любого важного решения. Ирина Марушко, партнер юридической фирмы «Лавринович и Партнеры», считает, что правового выхода из подобной ситуации нет — в законодательстве не предусмотрен механизм разрешения таких конфликтов. Партнерам придется так или иначе договариваться или по взаимному согласию сворачивать деятельность общества.

Не менее сложная ситуация, когда один или два собственника, действующие согласованно, контролируют более 50% голосов, а третий (или третий и четвертый) — 40% и более. В таком случае без присутствия обладателя 40% голосов кворума тоже не будет. Но как только он явится на собрание — все решения могут быть приняты независимо от его позиции, потому что у другой стороны — более 50% голосов. Зато, не являясь на собрание, он может значительно осложнить принятие ключевых для предприятия решений, например, назначение совета директоров или получение крупного кредита.

Ярослав Яременко, юрист международной юридической компании «Александров и Партнеры», отмечает, что легитимных способов заставить собственника прийти на собрание нет, поскольку в законодательстве предусмотрено право, а не обязанность владельца принимать участие в ОСУ (ст. 10 ЗУ «О хозяйственных обществах»). Поэтому эксперт советует прописать в уставе предприятия обязанность участников присутствовать на общем собрании.

Этот пункт не будет противоречить законодательству. Таким образом, по мнению юриста, для выполнения своих обязательств перед обществом, предусмотренных ст. 11 того же Закона, учредитель будет обязан присутствовать на ОСУ. Невыполнение же участником своих обязанностей может служить основанием для обращения в суд с иском об исключении его из ООО.

Михаил Гончарук, юрист правовой группы «Доминион», указывает на еще одну возможность провести общее собрание участников при наличии у одного из совладельцев блокирующей 40% доли. В случаях, предусмотренных уставными документами, разрешается принятие решения методом опроса (ст. 60 ЗУ «О хозобществах»).

Для этого проект решения или вопросы для голосования направляются участникам, которые обязаны в письменной форме уведомить общество о своем решении. Таким образом, если владелец 40% доли не желает лично являться на ОСУ, ему можно направить заказное письмо, где изложена повестка дня общего собрания, с уведомлением о вручении и описью вложения. В письме также можно указать, что если ответ участника не будет отправлен в предусмотренный уставом срок (например, две недели), будет считаться, что он воздержался от голосования.

Это позволяет владельцам, контролирующим более 50% голосов на ОСУ, принимать решение без физического созыва участников. Законодательных преград для проведения подобной операции нет.

По мнению Максима Лавриновича, управляющего партнера юридической фирмы «Лавринович и Партнеры», принятие решений методом опроса — сравнительно новый механизм, который нечасто используется на практике. В законодательстве не содержится четких указаний, каким образом и в каких случаях общество имеет право прибегать к этой процедуре, не описан механизм проведения и фиксации результатов опроса. Поэтому в уставных документах необходимо максимально детализировать механизм и процедуру проведения голосования методом опроса. В противном случае Максим Лавринович не исключает возможности подачи со стороны обиженного участника многочисленных исков о нарушении своих прав и нанесении ущерба действиями должностных лиц общества и других учредителей.

Посторонним В

Немало конфликтов возникает и в случае, если кто-то из совладельцев ООО заинтересован в увеличении числа участников, например, в привлечении к деятельности общества физического или юридического лица для развития производства или сети сбыта. Привлечение в ООО нового участника, как отмечают эксперты, нередко сопряжено с большими трудностями. Прежде всего нужно, чтобы устав общества не запрещал уступку одним из участников доли (ее части) третьим лицам. Иначе перед включением в состав собственников нового участника следует внести изменения в уставные документы.

Во-вторых, для принятия нового участника необходимо согласие всех действующих членов общества, независимо от размера доли, которой они владеют. То есть, даже если владельцы 99% УФ согласны с таким решением, собственник однопроцентной доли может заблокировать включение в состав участников нового члена (ст. 53 ЗУ «О хозобществах»). Поэтому, прежде чем привлекать в ООО нового участника, необходимо заручиться согласием даже самого мелкого совладельца. Таким образом, для увеличения количества участников необходимы два обязательных условия: отсутствие в уставе предприятия запрещающего пункта и согласие действующих членов общества.

Ввести новое лицо в состав учредителей можно двумя путями. Первый — принять решение на ОСУ об увеличении уставного фонда, с одновременной уступкой каждым из действующих участников какой-то части своей доли. В таком случае входящий учредитель вносит в УФ энную сумму, получая взамен определенную долю в обществе. Второй путь — обычная передача (продажа) одним из собственников своей доли или ее части новому участнику. Михаил Гончарук считает, что фактически включить желаемого партнера в состав участников ООО может один из совладельцев, передав свою долю в доверительное управление физическому или юридическому лицу, в сотрудничестве с которым заинтересован. Таким образом новый партнер получает право голоса на ОСУ, возможность ввести своего представителя в состав исполнительных органов общества. То есть, даже не будучи номинально в числе соучредителей общества, он сможет значительно влиять на деятельность ООО.

Впрочем, Максим Лавринович отмечает, что сопротивление владельца миноритарной доли включению в состав участников нового партнера можно преодолеть. Для этого совладельцы, контролирующие более 60% от общего числа голосов участников, могут провести внеочередное общее собрание учредителей и принять решение об исключении несговорчивого партнера из общества. Фактически это — единственный способ ввести в состав учредителей нового партнера, если кто-то из действующих участников против (см. Пожарный вход). А уже следующее собрание вполне может принять решение о передаче доли исключенного участника новому партнеру.

Исключения из общества

Для исключения несговорчивого участника из общества необходимо обязательное выполнение нескольких существенных условий. Во-первых, за такое решение должно проголосовать более 50% всех участников, причем сам исключаемый совладелец участия в голосовании не берет.

Кроме того, для исключения необходимы веские основания. Среди них законодатель выделил систематическое невыполнение или выполнение ненадлежащим образом обязанностей перед обществом и препятствование своими действиями достижению целей общества (ст. 64 Закона «О хозобществах»). Однако конкретной расшифровки, что именно является ненадлежащим исполнением обязанностей или препятствованием работе предприятия, в Законе нет.

По мнению юристов, подобная размытость формулировок играет на руку недобросовестному совладельцу, поскольку позволяет обоснованно оспаривать в суде исключение из состава участников. По мнению Ярослава Яременко, достаточным основанием для исключения может быть, например, доказанное разглашение участником коммерческой тайны или невыполнение решения ОСУ.

Максим Лавринович отмечает, что если в уставе предприятия закреплена обязанность учредителя принимать участие в общем собрании, то систематическое невыполнение им этого требования также может быть причиной для исключения. С другой стороны, если исключенный участник будет оспаривать решение ОСУ в судебном порядке и предоставит документы, подтверждающие, что он не присутствовал на собрании, например, из-за болезни, то вероятность удовлетворения иска достаточно высока.

То же самое относится и к препятствованию в достижении целей общества. Например, учредитель категорически выступает против включения в состав участников нового партнера. С одной стороны, это можно расценивать как создание препятствий эффективной работе предприятия, например, увеличению количества продаж или привлечению дополнительных средств. Но с другой стороны, опытный адвокат сможет обосновать позицию своего клиента, доказав, что эффект от вступления в общество нового участника не определен, а прямые экономические убытки клиента вследствие уменьшения его доли в ООО — очевидны.

Максим Лавринович рекомендует перед принятием решения об исключении кого-то из соучредителей общества тщательно подготовить доказательную базу. Например, если кто-то распространял сведения, наносящие вред репутации компании, следует собрать письменные свидетельства и обосновать наступление негативных последствий для предприятия. Если причины для исключения недобросовестного участника документально подтверждены, шансы успешно оспорить решение ОСУ об исключении значительно снижаются. Хотя в конечном счете вердикт о законности или незаконности исключения все равно будет выносить суд.

Наследники без права

Еще один вариант вхождения в состав участников нового лица — наследование доли умершего учредителя членом его семьи или другим лицом, указанным в завещании. Впрочем, и здесь появляются определенные проблемы. Вопросам наследования доли в ООО или ее части посвящена статья 55 все того же ЗУ «О хозяйственных обществах». В ней определяется преимущественное право наследника или наследников на вступление в общество. Имеется в виду, что в случае смерти соучредителя предприятия его доля не может быть сразу передана по решению остальных членов общества третьему лицу — сначала от права вступления в ООО должны отказаться наследники.

Однако и здесь все не так просто. Ирина Марушко обращает внимание, что действующие участники общества могут отказаться принимать в число соучредителей наследников своего партнера. В таком случае наследникам должна быть выдана доля в имуществе ООО, принадлежавшая умершему. Очень важно, что стоимость этой доли определяется на день смерти участника общества, а не на момент фактического вступления в право наследования, которое наступает через 6 месяцев после смерти. Оставшиеся участники не смогут искусственно уменьшить эту стоимость.

Ярослав Яременко констатирует, что закон не обязывает принимать наследников в число участников ООО. Даже если усопший был владельцем 90% доли в ООО. То есть в случае преждевременной кончины мажоритарного владельца как минимум в течение полугода (до вступления в право наследования родственников) участник, владеющий 10% в ООО, будет единолично управлять компанией. Правда, все вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания участников, решать он не сможет. Впрочем, даже после определения наследников и вступления их в права он может отказать им во вхождении в состав участников общества, выдав в натуральной или денежной форме часть имущества предприятия, принадлежавшей умершему владельцу. В таком случае он останется единственным учредителем общества. С другой стороны, выплата наследникам 90% стоимости предприятия может запросто погубить бизнес. Поэтому только при наличии партнера(ров), заинтересованного во вхождении в общество и готового выступить спонсором выплаты денег наследникам, такой вариант вполне реален.

Максим Лавринович обращает внимание, что, как правило, в большинстве ООО отсутствуют наблюдательные органы, назначаемые участниками, и контроль над деятельностью директора осуществляется непосредственно учредителями. Таким образом, после смерти одного из совладельцев компании наблюдать за законностью действий должностных лиц предприятия будут оставшиеся в живых учредители, а наследники умершего не смогут ни контролировать, ни влиять на хозяйственную деятельность общества.

В таком случае миноритарный совладелец после смерти основного учредителя вполне может обесценить компанию, фактически лишив преемников наследства (см. Наследства лишили). Например, действуя в сговоре с директором, продав активы предприятия третьим лицам за бесценок. После чего заявит об отсутствии у компании средств для выплаты наследнику доли в имуществе и через аффилированных лиц инициирует процедуру банкротства предприятия.

Выход есть

Каждый из учредителей ООО в любой момент может принять решение о выходе из числа участников и получить свою долю в имуществе предприятия. Несмотря на кажущуюся простоту, процедура выхода участника из ООО может стать основанием для серьезного конфликта между владельцами.

Для оформления выхода участника из состава учредителя необходимо внести изменения в устав предприятия. Бывший совладелец предприятия считается вышедшим из общества только после соответствующего решения ОСУ (поскольку только оно уполномочено вносить изменения в устав предприятия). Окончательное оформление этого процесса — предоставление протокола собрания государственному регистратору для внесения изменений в госреестр предприятий. Однако проведение общего собрания участников может затягиваться на неопределенный срок как минимум до двух лет (максимальный перерыв между проведением ОСУ согласно ст. 61 Закона «О хозяйственных обществах»), если в уставе предприятия не установлен иной срок. Таким образом, даже уведомив партнеров о выходе из состава участников, бывший совладелец длительное время может числиться формальным собственником в госреестре, базах данных налоговой и иных служб. Что чревато неприятными последствиями для экс-участника ООО, например, если оставленное им предприятие будет уклоняться от уплаты налогов или заниматься противозаконной деятельностью.

В случае, когда ОСУ не проводится, а, следовательно, не вносятся изменения в устав и документы не подаются госрегистратору, юристы советуют обращаться в суд с просьбой о принудительном исключении из числа участников. В том же иске можно указать требование выплатить принадлежавшую экс-совладельцу часть имущества предприятия. Если суд удовлетворит иск, тогда решение можно будет предоставить госрегистратору для исключения из состава собственников и в Государственную исполнительную службу для принудительного взыскания средств.

Тем не менее, даже если остальные участники готовы удовлетворить требования своего бывшего партнера и исключить его из состава учредителей, получить принадлежащую часть имущества в натуре или деньгами может быть непросто. В отличие от наследования доли в ООО, когда стоимость доли определяется на момент смерти участника, при выходе учитывается цена компании по итогам финансового года после утверждения годового отчета. Иначе говоря, стоимость рассчитывается, исходя не из цены предприятия на дату выхода, а из цены ООО по итогам года. А за несколько месяцев, прошедших с даты уведомления одним из участников о своем выходе, цена компании может как возрасти, так и значительно уменьшиться. Мало того, утверждение годового отчета и принятие решения о выплате стоимости доли также относится к компетенции ОСУ. Эксперты отмечают, что бывают ситуации, когда после решения собрания участников об исключении одного из совладельцев из состава учредителей по собственному желанию, следующего ОСУ (которое и должно принять решение о выплате стоимости доли), приходится ждать не один месяц или даже год. Хотя в Законе «О хозобществах» и закреплен 12-месячный срок для окончательного расчета с вышедшим участникам, на практике он соблюдается не всегда.

Михаил Гончарук рекомендует перед написанием заявления о выходе из состава учредителей требовать проведения независимой аудиторской проверки, которая установит реальную стоимость компании на день выхода. Заключение аудиторов может служить одним из оснований для обращения в суд, если по итогам финансового года цена предприятия, и, соответственно, стоимость доли, значительно снизилась. Впрочем, это не означает, что суд примет во внимание аргументы истца, особенно в случае, если ответчик в качестве причины неудачного года будет указывать, например, неблагоприятную конъюнктуру рынка или повышение цен на энергоносители.

Максим Лавринович обращает внимание на еще один проблемный момент выхода из ООО. Как правило, расчет с выходящим из общества участником производится, исходя из балансовой стоимости основных фондов. По словам юриста, довольно часто встречаются ситуации, когда общество, владеющее недвижимостью на миллионы гривен, выделяет экс-учредителю несколько тысяч гривен, поскольку балансовая стоимость объектов незначительна. В большинстве подобных случаев обращаться в суд бессмысленно. Хотя даже здесь может сыграть роль проведение независимой оценки стоимости имущества компании сертифицированными оценщиками. Но в конечном счете решение о том, были ли нарушены права участника общества при расчете, будет принимать суд. По мнению Максима Лавриновича, вероятность удовлетворения подобного иска невелика.

Автор благодарит Максима Лавриновича, управляющего партнера юридической фирмы «Лавринович и Партнеры», Михаила Гончарука, юриста правовой группы «Доминион», Ярослава Яременко, юриста международной юридической компании «Александров и Партнеры», Сергея Кебкала, адвоката юридической фирмы VIP-Сonsulting, за помощь в подготовке материала


Собрание решает все

Согласно Закону «О хозяйственных обществах» (ст. 41 и ст. 59), только общее собрание участников (ОСУ) вправе решать вопросы, связанные:

· с изменением уставного фонда и числа участников ООО (в том числе исключением учредителя из общества), установлением размера, порядка и формы внесения дополнительных вкладов;

· с решением о приобретении обществом части одного из участников;

· с внесением изменений в устав предприятия;

· с определением основных направлений деятельности компании;

· с избранием и отзывом членов управляющего органа (например, совета директоров);

· с созданием и ликвидацией дочерних предприятий;

· с утверждением договоров, превышающих сумму, указанную в уставе ООО;

· с принятием решения о привлечении к материальной ответственности должностных лиц общества;

· с принятием решения о прекращении деятельности и ликвидации предприятий.

Впрочем, в уставе ООО могут быть предусмотрены и другие вопросы, решение по которым принимается исключительно на общем собрании участников. Например, передача в аренду или субаренду недвижимости, принадлежащей предприятию. Количество голосов у каждого участника собрания пропорционально его доле в уставном фонде. То есть 25% в уставном фонде дает 25% голосов. Помимо владельцев общества, в ОСУ могут принимать участие, например, члены совета директоров ООО, у которых есть право совещательного голоса (ст. 60 ЗУ «О хозобществах»).

По законодательству, собрание считается состоявшимся, если на нем присутствуют участники, в сумме владеющие более чем 60% голосов. Для принятия большей части решений, отнесенных к компетенции ОСУ, достаточно простого большинства голосов (более 50% присутствующих). Исключение — определение стратегических направлений деятельности предприятия, изменение его устава или исключение участника из ООО. За такие решения должно проголосовать более 50% ВСЕХ участников предприятия, а не только тех, кто пришел на собрание.


Истории из жизни

Пожарный вход

Итальянская компания, выходя на украинский рынок в середине 90-х, привлекла в качестве соучредителей трех местных бизнесменов, ориентировавшихся на национальном рынке. Наши предприниматели владели 20% долей в новосозданном обществе с ограниченной ответственностью. Новая компания долгое время работала успешно, итальянские менеджеры быстро постигали премудрости ведения бизнеса в Украине. Постепенно роль миноритарных участников ООО значительно снизилась — особой надобности в их присутствии на общем собрании учредителей не было: все стратегические решения принимались итальянским собственником. Впрочем, итальянская сторона своевременно направляла по адресу своих украинских партнеров уведомления о времени и дате проведения собраний участников, особо не интересуясь, почему отечественные предприниматели не являются на мероприятия. Проценты от прибыли предприятия дотошные западники также аккуратно перечисляли на банковские счета участников.

Впоследствии итальянцы решили расширить свое присутствие в Украине путем привлечения в ООО нового участника — партнера итальянцев на европейском рынке. Многочисленные уведомления о проведении внеочередного собрания участников возвращались от украинских миноритариев с пометкой «адресат выбыл». Западные предприниматели оказались в затруднении — принять в общество нового участника без согласия всех действующих невозможно, а найти отечественных бизнесменов после смены места жительства никак не удавалось.

Ввести нового учредителя в общество удалось после тщательного изучения устава предприятия. В документе была закреплена обязанность собственников уведомлять общество об изменении места жительства физического лица или юридического адреса юрлица. Поскольку украинские партнеры не сообщили итальянцам о своем переезде, то на ОСУ было принято решение об их исключении из ООО на основании невыполнения обязательств перед обществом. Доля украинских предпринимателей в имуществе компании в денежном эквиваленте была перечислена на указанные счета.

Поскольку итальянская компания осталась единоличным владельцем ООО, то после завершения всех формальностей на очередном собрании участников было принято решение о включении в состав учредителей западного партнера.

Лишение наследства

Когда один из совладельцев преуспевающей украинской компании, которому принадлежало более 50% голосов, скоропостижно скончался, его вдова решила заявить свои права на вступление в общество. Однако два компаньона усопшего супруга отказались принять ее в число учредителей.

Более того, они максимально затягивали с выплатой доли в имуществе ООО, причитавшейся наследнице. Безрезультатно прождав более года после смерти супруга, вдова решила обратиться в суд, требуя принудительной выплаты. Первая инстанция иск удовлетворила, однако партнеры оспорили решение суда в апелляционном порядке.

Пока дело рассматривалось в апелляционном суде, недобросовестные компаньоны, действуя в сговоре с директором, оперативно обанкротили предприятие. Наиболее привлекательные активы, в первую очередь недвижимость, была передана в залог при получении некоего (сравнительно небольшого) кредита от другого юридического лица. Сумма кредита не превышала пределов полномочий директора, согласие общего собрания участников на проведение операции не требовалось. Деньги (по документам) были потрачены на закупку неких материалов, а также на кредитование сомнительных юридических и физических лиц. Поскольку кредит в срок не был погашен, кредитор через суд обратил взыскание на заложенное имущество, после чего быстро перепродал его третьему юрлицу.

Когда апелляционный суд подтвердил решение суда первой инстанции, практически все имущество и средства предприятия исчезли в неизвестном направлении. Требовать возврата недвижимости у ее нынешнего владельца невозможно — с точки зрения закона он добросовестный покупатель, честно заплативший продавцу. А продавец — та самая фирма, выдавшая первоначальный кредит — оказался фирмой-однодневкой, которая после сделки уже находилась в стадии ликвидации.

Таким образом, после трех лет судебных тяжб и эмоциональных встреч с бывшими товарищами мужа, наследница получила лишь 50% уставного фонда предприятия, то есть несколько тысяч гривен. Хотя на момент смерти супруга стоимость фирмы составляла несколько миллионов. Компенсировать разницу было некому — имущества у компании не оставалось, остальные участники отвечали только размером своего взноса в уставный капитал предприятия.

Вы здесь:
вверх