логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Газават Вячеслав ДАРПИНЯНЦ - «Контракты» №3 Январь 2006г.

В результате псевдоотставки правительства цена поставляемого в Украину газа может измениться уже в феврале. Во вторник, 10 января, в здании Верховной Рады было все: в буфете — хлеб, в сессионном зале — зрелище.


Решающим в отставке правительства было слово Владимира Литвина
Фото Светланы СКРЯБИНОЙ

Кабмин отчитывался перед парламентом о проделанной работе по обеспечению страны энергоносителями. Премьер Юрий Ехануров отвечал, депутаты спрашивали, а спикер Владимир Литвин готовился жонглировать постановлениями (№ 8686, 8686-1 и 8686-2) об отставке правительства. Не хватало, разве что, букмекеров в кулуарах. Хотя самые азартные депутаты спорили и без них: мол, три к одному, что по итогам газавата Кабмин отставят...

Около четырех часов пополудни Кабинет Еханурова 250 депутатскими голосами «за» отставили. Вопреки Конституции и регламенту ВР, на основании постановления № 8686-2. Расклад по фракциям: Регионы Украины — 59, коммунисты — 55, Наша Украина — 1 (видимо, кто-то кнопкой ошибся), Народная партия — 40, БЮТ — 36, Народный блок — 20, СДПУ(О) — 18, Единая Украина — 14, внефракционные — 7.

Предлогом для отставки Кабмина послужило соглашение «Об урегулировании отношений в газовой сфере», подписанное 4 января 2006 г. между ОАО «Газпром», НАК «Нефтегаз Украины» и «РосУкрЭнерго АГ». Документ, по сути, остался за кадром парламентского рассмотрения, поэтому остановимся подробнее на содержании соглашения.

Через день после отставки Кабмина Нестор Шуфрич предложил повторно уволить министра юстиции Сергея Головатого
Фото Светланы СКРЯБИНОЙ

Договорено, в частности, что с 1 января 2006 г. (задним числом) Газпром не осуществляет поставку российского газа в Украину, а Нефтегаз не импортирует на территорию страны природный газ, поступающий из РФ. Поставщиком газа в Украину объявлена швейцарская компания «РосУкрЭнерго». По информации, которую решился озвучить Ехануров, «сейчас эта структура реально владеет всем транзитом азиатского газа в северном направлении» и «ее представляет российская сторона».

Премьер смог назвать только двух акционеров этой компании — Газпромбанк и Raiffeisen Investment, заметив, что не знает «кто стоит за этой компанией из физических лиц». Но это, как мы поняли, не помешало Кабмину учесть позицию Кремля (если верить Еханурову, украинцы «никак не присутствуют в компании-посреднике») и воспринять РосУкрЭнерго в качестве равноправного партнера.

Более того, швейцарской компании в согласованной схеме отведена особая роль: «Для реализации на внутреннем рынке Украины природного газа, поступающего с территории РФ, Нефтегаз Украины и РосУкрЭнерго в максимально короткие сроки (не позднее 01.02.06 г.) создадут СП, уставный капитал которого будет сформирован путем внесения денежных средств и других активов». Ехануров пообещал, что украинской стороной будут внесены «деньги, столы и стулья». Газотранспортная система останется во владении НАК.

В случае реализации достигнутых договоренностей, РосУкрЭнерго будет закупать 41 млрд куб. м туркменского газа (у ООО «Газэкспорт» и Нефтегаза Украины), до 7 млрд куб. м узбекского и до 8 млрд куб. м казахского газа (у ООО «Газэкспорт»), а также до 17 млрд куб. м российского газа (у Газпрома по формульной цене $230/тыс. куб. м).

15 млрд куб. м купленного газа (узбекского и казахского) РосУкрЭнерго будет экспортировать, в частности, в Закавказье. 34 млрд куб. м — в 2006 г. подлежат реализации на внутреннем рынке Украины через упомянутое СП (до 01.02.2006 г. — через Нефтегаз) без права реэкспорта; цена газа установлена только на первое полугодие — $95/тыс. куб. м. С 2007 г. РосУкрЭнерго будет поставлять реализатору газа в Украине до 58 млрд куб. м голубого топлива без права реэкспорта.

Ставка платы за транзит (установлена до 01.01.2011 г. в размере $1,6/тыс. куб. м на 100 км расстояния для Газпрома и РосУкрЭнерго) и цены природного газа могут изменяться только по взаимному согласию сторон. Баста.

Теперь попытаемся установить связь между причиной и следствием, между соглашением, подписанным 4 января, и отставкой Кабмина, организованной ВР неделей позже.

Начнем с цены. Большинство упреков в адрес Еханурова лежало именно в этой плоскости: мол, в соответствии с дополнением № 4 (от 09.08.2004 г.) к контракту Нефтегаза и Газпрома (от 21.06.2002 г.) Украина в 2005-2009 гг. могла покупать газ по цене $50/тыс. куб. м, при действующей транзитной ставке — $1,09375/тыс. куб. м на 100 км.

Однако кто бы ни инициировал пересмотр этих договоренностей (председатель правления Алексей Миллер, предложивший рассчитывать закупочные цены на газ, исходя из принципа net back, или же высокопоставленный деятель Украины, соответственные директивы которого, по словам премьера, засекречены), очевидно, что Газпром не хотел работать с Нефтегазом на прежних условиях. А значит, фиксация (пусть даже в юридически несовершенной форме) цены на газ на уровне $95/тыс. куб. м в разгар газового кризиса — не проигрыш правительства.

Мог ли Кабмин перевести переговоры с РФ в плоскость разбирательств в Стокгольмском арбитраже? Ехануров утверждает, что мог и, что у Украины были шансы выиграть дело. Месяцев через шесть. Это с одной стороны.

С другой — отказ от бартерных схем расчета за поставляемый в Украину газ в пользу денежных расчетов, как заметил Контрактам зампред бюджетного комитета ВР Валерий Асадчев, — это действительно выигрыш. Как минимум, потому что теперь можно смело отменять налоговые преференции НАК по НДС (при импорте и при реализации газа).

Ведь функция Нефтегаза как импортера голубого топлива в Украину нивелирована. Как максимум — не исключен вариант демонополизации газовой сферы Украины, при котором, грубо говоря, Нефтегаз останется собственником газопроводов, предоставляющим услуги посредникам. Ведь статус СП, которое предположительно создадут НАК и РосУкрЭнерго, четко не определен. А значит, швейцарская компания оказывается таким же импортером, как и любая другая.

Безусловно, реализовать идею демонополизации газового рынка Украины крайне сложно. Куда проще, ничего не меняя, по сути, организовать СП (условно назовем его НАК «РосУкрЭнерго»), перепродающее газ на монопольных правах тому же Нефтегазу. Со всеми вытекающими коррупционными последствиями.

(К слову, источник близкий к руководству Минтопэнерго назвал такой вариант наиболее вероятным.) Но не отставлять же из-за этого правительство! Тем более что из сказанного автоматически вытекает, что настоящая «усушка-утруска» с РФ еще предстоит. Так почему бы не перевести этот процесс в рыночную плоскость? Тем более что первый шаг — отказ от бартерных схем расчета за газ — якобы сделан.

Теперь о связке «цена-транзит». Обратим внимание на то, что согласно новым договоренностям цена газа, поставляемого на украинский рынок, не зависит напрямую от цены транзита по территории страны. Пожалуй, только ленивые депутаты не попрекали Еханурова этим фактом. Отчасти справедливо. Но, опять же, имел ли премьер возможность сохранить связку цена-транзит в ситуации, когда статус СП не был определен? Вряд ли. Во всяком случае, с трудом представляется, чтобы на это безболезненно согласился Газпром, явно предпочитающий торговать газом (и не столько с Украиной, сколько с государствами ЕС) через швейцарского посредника.

Скорее всего, Ехануров добился максимально возможного компромисса: цена транзита — ниже европейской, цена газа для внутреннего потребления в Украине — тоже ниже. Любое изменение параметров — по согласию сторон. То есть в случае если через 6 месяцев РосУкрЭнерго решит установить цену на газ выше, чем $95/тыс. куб. м, этот вопрос будет обсуждаться в контексте других статей достигнутого соглашения. Получается, что украинская сторона как минимум выиграла время...

Стоит обратить внимание и на тот факт, что в объеме поставок газа на внутренний рынок Украины, запланированных на 2006 г., есть очевидный дисбаланс — 24 млрд куб. м (объем закупок РосУкрЭнерго превышает объем продаж). Не исключено, что это объясняется каким-то секретным дополнением к соглашению (скажем, о реэкспорте газа из страны, или об экспорте, но по другой цене). Но, опять-таки, вряд ли этим можно объяснить отставку правительства.

Хотя бы потому, что юридический статус достигнутого соглашения внятно не определен. Известно только, что на его основании должен быть подписан годовой протокол об условиях транзита и поставках газа в Украину. Очевидно, что депутаты отставили правительство по более прозаичным причинам.

Кому-то в роли РосУкрЭнерго виделась Итера; кто-то счел, что покупать лицензии, позволяющие приобретать уцененный газ привычнее, чем модернизировать производство с целью получения скидок на покупку топлива; кто-то — просто потому, что НЕ ТАК; кто-то не поверил Еханурову, что «швейцарская прокладка» в самый ответственный момент сверки расчетов Газпрома и Нефтегаза не перерегистрируется в Люксембурге.

В любом случае, результат очевиден — парламент устроил правительству газават в то время, когда окончательные договоренности по поставкам газа еще не достигнуты. Отнюдь не факт, что Нефтегаз сможет приобретать газ, поступающий из РФ, по цене $95/тыс. куб. м после 1 февраля, если СП не будет создано.

Контракты №3 / 2006
Вы здесь:
вверх