логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Он слишком много знает Беседовали Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Вячеслав ДАРПИНЯНЦ, Фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №35 Сентябрь 2006г.

Заместитель председателя Службы безопасности Украины Иван Герасимович установил связь между уничтожением «дела Могилевича» и ходом газовых переговоров с РФ


10 секунд на чтение

В интервью Контрактам Иван Герасимович рассказал, что:

1) проблему финансовой устойчивости Нефтегаза нужно было решать еще вчера

2) офицеры СБУ, которые вели дело Могилевича, прогнозировали газовый кризис

3) Мельниченко писал разговоры Кучмы, используя недорогие диктофоны

4) СБУ окончательно отказалась от мониторинга эфира

Газовые недосказанности

Вы курируете Департамент экономической контрразведки СБУ. Какие угрозы национальной безопасности в энергетической, в частности, газовой сфере существуют сейчас?

— Прежде всего — недостаточные темпы диверсификации источников газоснабжения. То, что Газпром, законтрактовавший практически весь туркменский газ с января 2007 г., превращается в монопольного поставщика газа в Украину, безусловно, угрожает экономической безопасности страны. Актуальна и проблема обеспечения в этом году трехстороннего газового баланса с нашими партнерами — ЕС и Россией.

Расскажите об этих угрозах подробнее.

— Сейчас начинается очередной раунд переговоров по урегулированию газовой проблемы. Свои предложения по этому поводу СБУ уже предоставила правительству. Подробнее комментировать сложившуюся ситуацию я не могу, поскольку это может повредить переговорному процессу.

А что можете сказать о финансовой стабильности Нефтегаза?

— Вопрос экономической и финансовой стабильности НАК «Нефтегаз Украины» как государственной компании находится, в том числе, и в поле зрения СБУ.

Сколько времени есть у нового правительства на финансовое оздоровление НАК?

— Скажем так: основное время игры уже исчерпано, нужно отыгрываться в дополнительное. При этом обратите внимание, что против Украины играют настоящие профессионалы. Вспомним, например, информационную кампанию, сопровождавшую включение в российско-украинские газовые схемы РосУкрЭнерго. Определенные силы пытались бросить тень на первых лиц украинского государства. Расчет прост — создать впечатление, будто новая власть на высшем уровне реинкарнирует коррупционные схемы. Цель — повлиять на позицию ЕС по российско-украинским газовым переговорам.

Кто разрабатывал эту кампанию — специалисты РосУкрЭнерго, Газпрома, ФСБ или все вместе?

— Мы столкнулись с отработанной технологией информационной защиты экономических интересов определенных структур и лиц. За те деньги, которые зарабатывают в газовом бизнесе, можно нанять консультантов высшего уровня. Так делают почти все ТНК.

Сколько зарабатывают бизнесмены уровня миноритариев РосУкрЭнерго на газовых схемах?

— Лучше спросите у них.

А разве экономическая контрразведка не владеет этой информацией?

— Отвечу так: большие деньги связаны с крупными затратами, с большими обязательствами перед другими участниками и со значительными рисками. Тем, кому нравится рассуждать о якобы коррумпированности схемы, которую использует РосУкрЭнерго, я советовал бы учитывать, что для Украины важно гарантированно получать на восточной границе газ по цене $95 за тыс. куб. м.

Что вам известно о Семене Могилевиче?

— Многое. В поле зрения СБУ Могилевич — с 1993 года. Соответствующее дело состояло приблизительно из 3 тыс. страниц, среди которых были сведения иностранных спецслужб. Лично я имел косвенное отношение к нему, но считаю это дело уникальным. Могилевич — не просто человек, а система связей, отслеживая которые, можно получить немало интересных сведений о тех или иных событиях как в Украине, так и за ее пределами. Что конкретно вас интересует?

При каких обстоятельствах, почему и кто из сотрудников СБУ уничтожил дело Могилевича?

— Дело Семена Могилевича уничтожено во время смены руководства СБУ в сентябре 2005 г., несмотря на распоряжение нового председателя Игоря Дрижчаного о запрете ликвидировать любые документы. Мне очень хотелось бы узнать, кто и почему отдал приказ уничтожить это дело. Сейчас это выясняет Генпрокуратура в рамках уголовного дела.

Кто выиграл от уничтожения этого дела, кроме самого Могилевича?

— Расследование даст ответ и на этот вопрос. Но в любом случае уничтожение так называемого дела Могилевича нанесло ущерб интересам Украины. Еще в августе 2005 года сотрудники СБУ, занимавшиеся этим делом, предупреждали, что в ноябре-декабре Украину ожидают серьезные проблемы, связанные с газоснабжением. Офицеры предложили тогдашнему руководству СБУ алгоритм действий, который позволял правительству более эффективно отстаивать интересы государства в процессе газовых переговоров. Вместо этого были приняты очень странные решения — прекратить работу группы, занимавшейся Могилевичем, и уничтожить соответствующее дело.

Вы намекаете на то, что за швейцарской компанией РосУкрЭнерго стоят структуры Могилевича?

— Если раньше Могилевич был одним из самых влиятельных бизнесменов в России, то сейчас, учитывая последние политические тенденции в РФ, я бы не преувеличивал его влияние.

Действительно ли Могилевич контролировал компанию Eural Trans Gas?

— Есть определенные факты, которые можно интерпретировать как свидетельство связей этой компании со структурами Могилевича.

Что вам известно о структурах Могилевича в Венгрии и какова их роль в схемах оттока капитала из Украины?

— Могилевич действительно основал в Венгрии ряд структур, но никому не удалось получить документальные подтверждения его причастности к отмыванию денег.

Неуправляемые пленки

Вы входили в состав следственной группы по делу Гонгадзе?

— Да.

Объясните, каким образом майору Николаю Мельниченко удалось выехать за границу перед началом кассетного скандала?

— «Железный занавес» времен КГБ — уже в прошлом. Николай Мельниченко получил загранпаспорт с нарушением установленных процедур, открыл чешскую визу, доехал на автомобиле до Львова, пересел в автобус, пересек польскую границу, где его встретили и перевезли в Чехию. Кстати, служба президентской охраны еще до скандала должна была обратить внимание на Мельниченко, заявлявшего руководству о желании выехать за границу, а после получения отказа настаивавшего на своем.

Сколько стоит аппаратура, посредством которой Мельниченко записывал разговоры в кабинете главы государства?

— Недорого. Он использовал обычные диктофоны.

Не кажется ли вам, что исчезновение Гонгадзе, кассетный скандал, акция «Украина без Кучмы» — звенья одной операции, спланированной иностранными спецслужбами?

— В процессе расследования наша группа сделала вывод, что на начальном этапе кассетный скандал не был управляемым. В частности, нет оснований говорить, что Александра Мороза, обнародовавшего пленки Мельниченко, явно или скрыто использовали какие-то спецслужбы. Никаких признаков работы спецслужб по подготовке кассетного скандала обнаружено не было. Хотя соответствующая версия отрабатывалась чуть ли не в первую очередь.

Все ли пленки Мельниченко аутентичны?

— Нет.

Кто, если не западные спецслужбы, организовал кассетный скандал?

— Во-первых, я — не суд, чтобы кого-то назначать виновным. А во-вторых, откровенный комментарий по этому поводу может повредить расследованию дела Гонгадзе.

Сколько стоил Украине кассетный скандал?

— Подвести баланс крайне сложно. С одной стороны, скандал оказался катализатором демократических преобразований в стране. С другой — не без этих записей Украину обвинили в поставках в Ирак «Кольчуг». Кроме того, понятно, что в первом кабинете страны разговаривали не столько о журналистах и чьей-то личной жизни, сколько о вопросах, напрямую связанных с безопасностью государства. Не случайно Николай неохотно дает показания Генпрокуратуре. Он понимает, что если начнет говорить, ему придется рассказать все — от «А» до «Я».

Насколько реально найти заказчиков убийства Гонгадзе после смерти экс-министра внутренних дел Юрия Кравченко?

— Градация исполнителей и заказчиков в этом деле довольно условна. Например, тот же Мельниченко убеждает, что Кучма — не заказчик, и обвиняет другого политика. Возможно, президент Кучма был недоволен статьями журналиста Георгия Гонгадзе. Но неудовольствие — не основание убивать. Если он говорил «разобраться», то вполне вероятно, что на каком-то этапе ситуация могла выйти из-под контроля, то есть версия об «эксцессе исполнителей» вполне имеет право на существование. Обвиняемые, дающие сейчас показания в суде, до сих пор утверждают, что приказа убивать Гонгадзе не получали. Почему Пукач собственноручно задушил Гонгадзе, как они говорят, — может рассказать только сам генерал Пукач.

Как-то не верится, что опытный генерал милиции потерял самообладание и задушил известного журналиста.

— Не менее странно, что генерал милиции сам занимался наблюдением. Разве нет?

Кто заказчик убийства Гонгадзе?

— Это должна выяснить Генпрокуратура. Надеюсь, что Пукач будет найден, и заказчики убийства ответят перед судом.

Верите ли вы в то, что президента Кучму просто подставили, спровоцировав на резкие высказывания в адрес Гонгадзе?

— Не могу сказать, что именно эта версия наиболее обоснована.

Родные Гонгадзе постоянно подчеркивают, что власть тормозила расследование убийства Георгия. Кто это делал, если Кучма дал прямое указание довести дело до конца?

— Не стоит верить в стереотип о всевластии Кучмы. Расследование тормозили те, кто был в теме и мог использовать связи в правоохранительных органах. Давление на следственную группу оказывалось нелегальными, скрытыми методами и доказать, что инициатором было конкретное лицо, довольно трудно. Но мы знаем роль каждого в этой истории, помним, кто действительно работал на раскрытие преступления, а кто зарабатывал политические дивиденды. Могу лишь сказать, что меня удивляет, когда Шокина пытаются представить как человека, создавшего условия для бегства Пукача. Посадить генерала милиции в тюрьму в 2003 г. (это при прошлой власти!) стоило немалых усилий заместителю начальника управления по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры Роману Шубину и заместителю генпрокурора Виктору Шокину. Когда Пукача выпустили, они продолжили работу и, в конце концов, доказали, что он — одна из ключевых фигур этого дела.

Кто, по вашей информации, помог Пукачу бежать в Израиль?

— По моей информации, никто не доказал, что Пукач скрывался в Израиле.

Служба советов

Каким образом иностранные спецслужбы вербуют украинских высокопоставленных чиновников?

— Способы вербовки не имеют национальной специфики — они универсальны, их множество. Иностранные спецслужбы отслеживают банковские счета, собирают компрометирующую информацию во время зарубежных визитов и т. д. Потом предлагают сотрудничество. Хорошо, когда политик или чиновник приезжает домой и сообщает нам, что его хотели завербовать. В таких случаях начинается сложная интеллектуальная игра.

А вас пытались завербовать?

— Неоднократно, но я не готов об этом рассказывать. Намного более острой проблемой для СБУ была вербовка сотрудников службы отечественным бизнесом. Обычно работникам СБУ предлагали подработать советниками по каким-то вопросам, в большинстве случаев «советники» обеспечивали прикрытие тех или иных правонарушений, прямо говоря — «крышу».

Какие суммы предлагают за консультации заместителям председателя СБУ?

— Однажды через посредников предлагали $300 тыс. за то, чтобы я отдал приказ не выставлять охрану во время транспортировки группы нелегалов в аэропорт для выдворения из страны. Я отказался, так как этот приказ свел бы на нет несколько лет работы целой группы наших сотрудников. Если чиновник возьмет деньги хотя бы один раз, впоследствии его с большой вероятностью будут шантажировать и втягивать в другие преступления.

Провокация к получению взятки влечет за собой уголовную ответственность. Почему вы не инициировали задержание лиц, предлагавших вам $300 тыс.?

— Юридически доказать факт провокации к получению взятки не так легко.

Почему за годы независимости происходила декаталогизация информационной системы СБУ «Лабиринт», и можете ли вы по одному запросу получить полный перечень сведений, скажем, о политике-бизнесмене?

— Информационная система СБУ не называется «Лабиринтом». При условии соблюдения определенной процедуры можно быстро получить любую оперативную информацию, но при этом массив первичной информации не может быть целостным. Например, сотрудник или информатор СБУ услышал в баре какой-то разговор...

Или, например, во время мониторинга эфира.

— Мы окончательно отказались от мониторинга эфира, ведь в 50% случаев этот мониторинг был несанкционированным прослушиванием разговоров. Так вот, возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, — оперативные сведения попадают в соответствующий банк данных. Впоследствии из разрозненных фрагментов составляется целостный массив, который является базой для дальнейшего анализа. Принципы каталогизации информационных массивов СБУ я разглашать не могу.

Действительно ли один из экс-заместителей председателя СБУ Владимир Сацюк скопировал эти массивы для собственного использования?

— Мне об этом ничего неизвестно. Базы данных СБУ защищены должным образом.

Газета «Україна молода», редактор которой является президентским советником, опубликовала статью, в которой вы названы кумом Виктора Медведчука. Вы потребовали опровержения этой информации?

— Эта информация — откровенная ложь. Когда у Медведчука родилась первая дочь, я ходил в седьмой класс, когда родилась вторая — занимал слишком мелкую должность, чтобы общаться с такими высокопоставленными чиновниками того времени, как господин Медведчук. Генпрокуратура проверила все утверждения, изложенные в статье, и они не подтвердились. После этого СБУ и ее сотрудники обратились с соответствующими исками в суд. А что касается собственно публикации, то, по моей информации, ее организовали реальные (или потенциальные) фигуранты уголовных дел, связанных с коррупцией внутри СБУ.

Можете назвать конкретные фамилии?

— Только одну — полковника Валентина Крыжановского, оказавшегося гражданином РФ. Его в СБУ устроили весьма уважаемые господа, среди которых есть даже народный депутат. По сути, главного редактора газеты Михаила Дорошенко сумели ввести в заблуждение и убедить в достоверности предоставленной для опубликования информации. Группа специалистов по «выгодной» продаже конфиската пыталась разыграть с привлечением прессы комбинацию с целью спровоцировать изменения в руководстве Службы.

Как вы попали в СБУ?

— Служил на Дальнем Востоке в одной из военных частей первой воздушной армии. В 1993 г. вернулся в Украину и переехал в Закарпатье, где работал в областном управлении СБУ.

Чем занимались в Закарпатье?

— Расследовал дела, связанные с фальшивыми авизо (с помощью которых чеченцы, и не только, «кидали» банки на значительные суммы), с контрабандой радиоактивных материалов и т. д.

Кто предложил перейти в Киев?

— Приглашать в столицу начали уже через три года работы, но я не хотел в очередной раз менять место жительства. В 1998 году, когда был создан Департамент контрразведывательной защиты экономики государства, мне сделали предложение, на которое я согласился.

Чем вызван ваш стремительный карьерный рост?

— Я никогда не избегал резонансных дел. Правда, на них, с одной стороны, можно приобрести авторитет, опыт и знания, а с другой — заработать кучу проблем.

Насколько существенно политическое влияние на формирование состава групп, занимающихся резонансными делами?

— Сейчас политическое влияние отсутствует. Состав групп формируется в соответствии с функциональной деятельностью, профессиональными способностями работников и особенностями преступления, которое необходимо раскрыть.


Карьера контрразведчика

Май 2006 г. — заместитель председателя СБУ

С 2003 г. — начальник управления, заместитель начальника Главка «К»

С 2000 г. — заместитель начальника отдела, начальник отдела Департамента контрразведки

С 1998 г. — работа в Департаменте контрразведывательной защиты экономики государства Центрального управления СБУ

С 1993 г. — работа на оперативных и руководящих должностях в отделе контрразведки Управления СБУ в Закарпатской области

1993 г. — окончил Высшие курсы военной контрразведки (г. Новосибирск)

1989 г. — окончил Курганское высшее военно-политическое авиационное училище, служба в ВВС СССР (г. Хабаровск)

14 февраля 1968 г. — родился в г. Мукачево (Закарпатская обл.)

Вы здесь:
вверх