логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Жизнь в банке Беседовали Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Наталья ГУЗЕНКО - «Контракты» №38 Сентябрь 2006г.

Председатель Совета Правэкс-Банка Степан Леонидович Черновецкий доказал папе, что стоит больше $500 в месяц


Сын мэра мог не стать наследным руководителем банка
Советы да кредиты

Часто видитесь с отцом?

— Редко, по воскресеньям ходим в православную церковь. Отец живет в Конче-Заспе, я за ним заезжаю, и мы идем на службу.

Кто определяет стратегию развития банка — вы или папа?

— Когда отец назначил меня председателем Совета банка, мы договорились, что он не будет вмешиваться в процесс управления. Безусловно, Леонид Черновецкий может мне что-то посоветовать, но реализовывать эти рекомендации или нет — решаю я. Со времени моего назначения многое изменилось, я привел в банк новых людей, которые, возможно, не сработались бы с отцом. Мы разные люди, а значит, у нас разные подходы к управлению и взгляды на тактику развития банка. Хотя основные принципы и идеологию я, естественно, не менял.

Прислушиваетесь ли вы к рекомендациям отца, к примеру, прокредитовать ту или иную структуру?

— Это исключено! Отец может высказать свое мнение насчет того, стоит ли кредитовать ту или иную фирму, но решение о выдаче кредита принимает кредитный комитет строго в соответствии с установленной процедурой.

Леонид Черновецкий имеет связи в НБУ, в правительстве, в парламенте. Вы вправе задействовать эти связи в случае необходимости?

— Нет. Он раз и навсегда запретил мне звонить его личным знакомым по рабочим вопросам. Хотя я как председатель Совета банка ни разу не сталкивался с необходимостью решать вопросы, выходящие за пределы моей компетенции. С госорганами предпочитаю общаться в судебном порядке. К примеру, часто судимся с Нацбанком, выпустившим незаконное, на наш взгляд, постановление, с фискальными органами и так далее. Сейчас в производстве около 400 исков.

Со столичной мэрией тоже общаетесь в судебном порядке?

— Намек понятен. Да, наш банк сейчас мог бы участвовать в тендерах по обслуживанию коммунальных предприятий Киева и имел бы, пожалуй, неплохие шансы. Однако мы не участвуем в таких тендерах из принципа. Отец категорически против того, чтобы его имя использовали в целях получения прибыли, даже косвенно. Наш банк не обслуживает ни одно коммунальное предприятие.

А зачем вообще работать лично вам, ведь рано или поздно вы станете собственником банка?

— Вы, наверное, плохо знаете моего отца. Он запросто может отдать банк самому сильному менеджеру. Отец часто говорил на совещаниях: «Если руководитель профан, его банк разворуют в два счета». Я с этим согласен.

Иначе не стали бы председателем правления, не так ли?

— Я работаю в банке с 19 лет, успел поруководить четырьмя департаментами, в том числе департаментом потребительского кредитования, приносящим банку 30% дохода. И это целиком моя заслуга: когда я возглавил соответствующее направление, банк выдавал, в лучшем случае, шесть кредитов в день, сейчас — около 2,5 тысяч. Кроме того, я руководил главным департаментом филиальной сети — отвечал за менеджмент, обучение персонала, анализ экономических результатов и кадровые вопросы (в нашем банке этот департамент — один из основных). На протяжении трех последних лет проводил совещания со всеми филиалами дважды в неделю... Хотя, признаться, давно хотел возглавить банк и много раз обсуждал этот вопрос с отцом. В конце концов он согласился и пока, насколько мне известно, об этом не жалел.

Как восприняли ваше назначение подчиненные?

— Как должное, они меня давно знают. Правда, поначалу было непросто работать на новой должности — обязанностей стало больше, пришлось вникать в определенные вопросы, но я учусь быстро. Да и отец плохого не посоветует.

Вы сказали, что работаете в банке с 19 лет. Сразу возглавили департамент?

— Нет. Отец взял меня на должность секретаря. Объявил, что впредь не даст денег просто так, и я устроился на работу к нему в приемную.

А почему к нему, а не к кому-нибудь другому?

— Отец сделал предложение, я согласился. Причем поначалу работал бесплатно, а потом, когда освоился, — за $500 в месяц. Банк тогда активно развивал филиальную сеть, и со временем мне предложили стать директором отделения. Пришлось пройти конкурс на общих основаниях. Отец лично проконтролировал, чтобы я сдал все экзамены. Он всегда говорил, что у меня ничего не получится, что я слабенький. Это хоть и раздражало, но дисциплинировало — очень хотелось доказать, что стою больше, чем $500 в месяц. Ко мне и моей сестре отношение в банке всегда было жестче, чем к другим сотрудникам. Через три месяца после назначения мое отделение вышло на первое место по финансовым результатам. Я выдал крупный кредит, на котором банк заработал 45 тыс. грн.

Или вам просто повезло с заемщиком?

— Я создал команду, детально прописал все обязанности. Конечно, была определенная доля везения, но я хорошо знал клиента, взявшего кредит, и то, что он обратился именно в наш банк, — не случайно.

Многие бывшие сотрудники банка жалуются на стиль управления Черновецких, а клиенты — на то, что вы снижаете оговоренные депозитные ставки. Как вы думаете, почему?

— Что касается стиля управления, то отец очень требователен, но справедлив. К детям — тем более. В действительности, эта его черта не обижает, а наоборот, мобилизирует. Вообще, в работе руководителя главное — порядочность, менеджер никогда не должен обманывать подчиненных. А по поводу вашего второго вопроса могу сказать, что три года назад банк действительно вынужденно снизил ставки по депозитам в евро. Это было связано с тем, что у нас был переизбыток ресурсов, мы не смогли разместить излишнюю ликвидность и, чтобы не нести излишние затраты, пошли на крайнюю меру. Других таких случаев я не припомню.

Семейный подряд

Сколько вы зарабатываете?

— Сейчас $200 тыс. в месяц. И со всей суммы плачу налоги! Хотя еще в прошлом году зарабатывал около $100 тыс. в месяц, денег не хватало.

Зарплату вам определил отец?

— Моя зарплата зависит от результатов деятельности банка и составляет примерно 10% от прибыли. И эти деньги получает не сын собственника, а руководитель банка. Другие топ-менеджеры также получают прилично, до $50 тыс. в месяц. Причем среди них в основном те, кто, как я, начинали в банке с нуля.

Вы помните, как ваш отец занялся банковским бизнесом?

— Он всегда мечтал о собственном банке. В самом начале в Правэксе работали около 20 человек. Мне тогда было 16 лет, меня мало интересовал банк и все, что с ним связано. Отец же постоянно пытался занять меня какой-то работой. Даже обещал платить $50 в день только за то, что я буду смотреть, как работают другие. А я гулял во дворе, играл в футбол. Даже учиться не особо стремился — у меня в школе были постоянные проблемы. Посидел в банке около месяца и ушел — стало скучно. Интерес проснулся, когда начал зарабатывать серьезные деньги. В моей жизни были и ночные клубы, и многое другое, но я вовремя остановился. Сейчас банк для меня — практически все, я провожу в нем едва ли не все время.

Как удавалось совмещать работу и учебу в университете?

— Я учился на работе. Даже с женой познакомился в банке. Встретил ее случайно, и началась долгая история. Но мне с ней повезло. Трудно найти порядочную, добрую, искреннюю и любящую девушку. Сейчас, кстати, мы ждем ребенка, но после декрета она обязательно вернется на работу. Бездельничать скучно.

А депутатом Киевсовета вы тоже стали, чтобы не скучать?

— Нет, чтобы поддерживать отца — мой голос при любых политических раскладах будет в его активе. Кстати, у отца я научился работать с избирателями. В моей депутатской приемной четыре штатных сотрудника с утра до вечера принимают граждан и готовят депутатские запросы в органы местной власти от моего имени. Но лично я не принимаю активного участия в работе Киевсовета. До отца с его общественными столовыми, где ежедневно питаются сотни малоимущих, мне далеко.

А к вам часто обращаются с просьбами помочь выйти на Леонида Черновецкого?

— После того как отец стал мэром, я трижды поменял номер мобильного телефона, чтобы не надоедали. А если кому-то и удается со мной встретиться, то говорю, что занимаюсь исключительно банком и рекомендую обращаться к мэру официально. Меня не интересуют вопросы землеотводов, аренды и прочее.

Многие топ-менеджеры Правэкса ушли в мэрию. Как это отразилось на работе банка?

— Мы реорганизовали штатную структуру, и она получилась оптимальной.

Семья Черновецких боится конкуренции с иностранными банками, осваивающими украинский рынок?

— Пока иностранные банки только закрепляются на быстро развивающемся рынке. Многие из них нацелены на работу в розничном кредитовании, поскольку этот сегмент наименее рисковый и весьма доходный. И если года два назад всего четыре банка в Украине занимались потребительским кредитованием, то сейчас их около 20. Нас это не пугает. Банки-иностранцы забюрократизированы. Если в украинских банках некоторые вопросы решаются по два месяца, то у них — по полгода. Это значит, что они негибкие и им трудно быстро реагировать на изменения рынка, а следовательно, с ними можно успешно конкурировать. Тем более что в банковском бизнесе не принято переигрывать конкурентов за счет демпинга: если рынок опустится — проиграют все. Иностранцы будут конкурировать не за счет дешевых ресурсов, а за счет технологий и опыта.

Когда ставки в Украине сравняются с европейскими?

— В среднем, не ранее, чем через пять лет. Если говорить о потребительском кредитовании, то ставки, скорее всего, не изменятся еще долго. А если речь идет о корпоративном, автомобильном и ипотечном кредитовании, можно прогнозировать снижение ставок в обозримом будущем.

Вы рассматривали варианты продажи Правэкса зарубежным инвесторам?

— Пока нет. Предложения поступали, но... слишком непредметные. А поскольку у нас нет цели продать банк, мы их не детализировали.

Ваш прогноз в отношении курса гривни?

— Думаю, в этом году курс гривни не выйдет за рамки прогноза НБУ. В условиях роста цен на нефть, золото, потребительские товары гривня не должна существенно подешеветь.

Как изменилась инвестиционная активность в связи с назначением правительства?

— В лучшую сторону. Я это говорю не ради комплимента, а потому что сейчас мы ведем переговоры с рядом компаний и планируем выпустить евробонды.

Первым делом — не машины

Какую марку автомобиля предпочитаете?

— Первый автомобиль — бэушную BMW третьей серии — мне подарил отец, я его долго об этом просил. На этой машине ездила моя мама, а до нее — один наш знакомый. В вопросах управления автомобилем отец был безапелляционен — прежде, чем сесть за руль, я получил удостоверение, а после — еще два месяца учился ездить по городу под руководством водителя. Но, несмотря на это, как только я сел за руль, сразу попал в аварию. Я был прав и ехал на зеленый свет, а парень, с которым мы столкнулись, — на красный.

Папа помог решить вопрос с ГАИ?

— Все обошлось нормально. Отец считает, что, находясь за рулем, нужно смотреть не только на светофоры, но и по сторонам. В результате виноватыми в ДТП были признаны мы оба. Следующим моим автомобилем был Mercedes класса С, его подарил отец. Вообще, люблю машины, они — моя отдушина, я за рулем отдыхаю. Первая машина, которую купил сам, — кабриолет BMW Alpina, позже приобрел Mercedes класса Е. Сейчас у меня спортивный седан BMW М5, на котором я вместе с чемпионом Украины по ралли Юрием Протасовым тренируюсь в скоростной езде на стадионе «Чайка». Также занимаюсь боксом, играю в теннис — вообще люблю спорт. Но на все времени не хватает.

Не возникает желание полихачить не только на Чайке?

— Желание есть, подходящих трас нет. Быстро ездить опасно, пешеходы переходят дорогу, где попало, водители права покупают, дорожное покрытие отвратительное, в общем, не мне вам рассказывать.

Ваш автомобиль останавливают сотрудники ГАИ?

— Меня штрафовали трижды. Но езжу я мало, маршрут «работа — дом», а живу рядом с офисом.

Какой самый дорогой подарок вы сделали жене?

— Внедорожник Mercedes за EUR160 тыс., его пригонят в октябре. Женщины, как правило, неуверенно пилотируют, поэтому я купил ей автомобиль, легко преодолевающий бровки и безопасный при заносах.

В каком ночном клубе предпочитаете отдыхать?

— В Декадансе, там сервис хороший, готовят неплохо. Но я там бываю редко, а если и бываю, то долго не засиживаюсь, поскольку рано встаю. Высыпаюсь только в выходные, сплю часов до двух пополудни. Вообще, к еде отношусь непривередливо, с удовольствием ужинаю дома. Просто сейчас, когда жена в положении, не хочется доставлять ей лишних хлопот, поэтому питаюсь в ресторанах.

Как проводите отпуск?

— В этом году вместе с мамой, женой, сестрой, племянниками на три дня ездили в небольшой французский городок в районе Монако. Я там спал, ел, купался в море и загорал.

Любите деньги?

— Люблю их зарабатывать. Сейчас хочу заработать на дом, пока не хватает. Хотя к деньгам отношусь бережно, трачу только в случае необходимости. Правда, не могу устоять перед хорошими автомобилями. Недавно, например, приобрел Porshe.

Поэтому на дом не хватает?

— Не совсем. Мои приоритеты — работа, семья, а только потом машины. Дом — это планы, года через три куплю участок на берегу Днепра и построю.

Мама занимается бизнесом?

— Она сдала свои магазины в аренду и сейчас живет в свое удовольствие.

Правда, что ваши охранники устроили перестрелку в одном из одесских ночных клубов?

— Нет. Мы подготовили иск ко всем изданиям, опубликовавшим эту ложь. Думаю, это была провокация с целью дискредитировать отца.


Карьера менеджера

Май 2006 г. — назначен председателем наблюдательного совета Правэкс-Банка

Март 2004 г. — старший вице-президент Правэкс-Банка

2003 г. — окончил юридический факультет Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

1999 г. — референт председателя совета Правэкс-Банка

1996 г. — менеджер департамента по работе с клиентами АКБ «Правэкс-Банк»

28 октября 1978 г. — родился в г. Тбилиси (Грузия)

Вы здесь:
вверх