логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Фойл прямых инвестиций Евгений ДУБОГРЫЗ, Елена ШКАРПОВА, фото Анатолия БОЙКО - «Контракты» №38 Сентябрь 2006г.

Собственник инвесткомпании Foyil Securities Дориан Фойл на управлении активами и фондовых спекуляциях за 10 лет заработал $100 млн


Зачем и кому нужны инвесткомпании?

— Инвестбанкинг — альтернатива традиционному банковскому делу. Во всем мире — Украина не исключение — у компаний есть потребность в деньгах. Особенно это касается новых компаний. Банки, располагающие большими средствами, как правило, консервативны в своей кредитной политике: то есть либо вообще отказываются кредитовать малоизвестные проекты, либо выставляют очень высокие проценты по кредитам. Зачастую более простой способ получить деньги для компании — выйти на международный рынок капитала. Там куда больше возможностей для привлечения инвестиций — даже при высоких рисках можно получить относительно дешевое финансирование. Вот и первая из функций инвестбанка — свести инвесторов и собственников бизнеса, найти для них деньги и одновременно — перспективный актив для вложения средств инвестора.

Вторая функция — проведение исследований рынков или компаний. С тех пор как рынок капитала стал действительно глобальным, у инвесторов появилась необходимость в детальном исследовании компаний, которые торгуют на фондовой бирже или претендуют на публичность.

Еще одна сфера деятельности инвестбанка — поиск новых идей, разработка новой структуры бизнеса, работа над его изменением для привлечения финансирования.

Из каких элементов должна состоять инвесткомпания в Украине?

— На примере Foyil Securities можно выделить три основных направления: корпоративные финансы, трейдинг и управление активами. Корпоративные финансы — это консалтинг, мероприятия по увеличению стоимости компании, выход на IPO, слияния и поглощения. Второй департамент — торговля ценными бумагами или, по-другому, брокеридж. Сюда входит отдел исследований, отдел по операциям с ценными бумагами и работой с западными и украинскими клиентами, а также отдел хранения ЦБ и back office. Третье направление — управление активами. Традиционно в нашей компании работали фонды для иностранных инвесторов, но уже в этом году мы создали фонд для украинских инвесторов. Рынок финансовых услуг в Украине развивается очень бурно — за последние годы появилось немало богатых украинцев, ищущих возможность вложить капитал. Вот 10 лет назад, когда я только создал компанию, мы обслуживали исключительно иностранных инвесторов.

Почему вы начали свой бизнес в Украине, а не в России, к примеру?

— У меня был большой опыт инвестиций в Россию как управляющего фондами. Но как для собственника, Украина в 1996 г. казалась интереснее. Здесь я стал первым иностранным инвестором, в России был бы десятым—пятнадцатым, в Польше или Чехии — сотым.

Примерно пять лет управляли активами, но потом увидели высокий спрос на операции с ценными бумагами со стороны иностранцев — запустили брокеридж. Год назад мы заговорили об IPO — начали развивать консалтинг, организовывать конференции, рассказывать о возможности публичных размещений. Примерно тогда же в компанию пошли деньги украинцев.

С другой стороны, богатые украинцы в большинстве своем слабо понимают, куда именно можно вкладывать. Многие полагают, что лучший способ вложений — покупка недвижимости. Но более правильный вариант — диверсификация: банковский депозит, недвижимость, акции, облигации.

Какой вид деятельности самый прибыльный?

— У брокериджа есть периоды взлетов и падений. Например, во время кризисов на фондовом рынке доходы от этого бизнеса падают. В корпоративных финансах периоды активности тоже сменяются замедлением рынка. Но эти два вида бизнеса развиваются по синусоиде — во время падения доходов по одному направлению растет прибыльность второго. В свою очередь, управление активами — более постоянный бизнес, потому что клиенты фондов обычно приходят надолго, они не уходят во время потрясений фондового рынка. В целом управление активами — наиболее крупный источник доходов: на него приходится около половины прибыли компании. На торговлю и корпоративные финансы — примерно по 25%.

Какие новые инструменты инвестбанкинга появятся в Украине?

— Например, mortgage backed securities (ценные бумаги, обеспеченные пулом ипотеки). Кредитные портфели банков постоянно расширяются, и в ближайшее время банки захотят продавать эти кредиты: начнут формировать пулы кредитов и эмитировать облигации. Такой инструмент востребован на международном рынке, в России сейчас похожий бизнес набирает обороты.

Второе направление развития инвестбанкинга — создание фондов прямых инвестиций на базе инвесткомпаний. То есть вложение средств в молодые украинские компании, которые не могут пойти в банк или на международный рынок капитала из-за слишком высоких рисков и неподготовленности к привлечению средств иностранных инвесторов. Самые интересные активы — high-tech, финансовые услуги, ритейл. Мы участвуем в их капитале, контролируем их деятельность, грубо говоря, выращиваем — предоставляем доступ к нашему опыту, знаниям, а в перспективе — выводим на фондовую биржу.

Еще один интересный сегмент — производные инструменты фондового рынка, так называемые деривативы — опционы, фьючерсы, форварды как на финансовых рынках, так и на товарных. Эти инструменты можно широко применять на биржах сельхозпродукции, как это делают во всем мире.

Крайне интересна работа с пенсионными фондами. В перспективе объем этого рынка — сотни миллионов долларов. Но есть проблема: в Украине распространена практика покупки пенсионными фондами акций той компании, где работают вкладчики фонда. А типичный западный фонд диверсифицирует вложения — вкладывается в акции, облигации и наличные. Вот мы сейчас и работаем с директорами предприятий, убеждаем их вкладывать в диверсифицированные фонды.

Инвестиции в инвесторов

По каким критериям потенциальный инвестор должен выбирать инвесткомпанию?

— Главное — опытный и образованный персонал, ведь вашими деньгами управляют люди, а не компания. При проверке уровня сотрудников главной составляющей является образование — если человек имеет степень MBA, или является CFA (Certified financial analyst — сертифицированный финансовый аналитик. — Прим. Контрактов) — это сигнал о его профессионализме, желании работать и развиваться. Кроме того, можно посмотреть на результаты предыдущей работы, например, финаналитику можно доверять, если его прогнозы по ценам акций оправдывались хотя бы на 75%. Во-вторых, компания должна работать на рынке минимум два года, а ее основатели — быть опытными инвестбанкирами.

Для меня странно, что в Украине существуют, например, компании по управлению активами, основатели которых никогда этим бизнесом не занимались. В-третьих, важно учитывать, способна ли компания генерировать новые идеи. Можно ведь просто купить акции Укрнефти, Укртелекома или Криворожстали и сидеть на них. Однако на ПФТС котируется более 400 компаний, на фондовый рынок постоянно выходят новые игроки, а голубые фишки рынка сейчас растут в цене гораздо меньшими темпами, чем год назад. Чтобы заработать на растущем рынке много ума не надо, другое дело — заработать много, от 100% годовых: тут уже нужна квалификация и профессионализм.

Считается, что аналитический отдел — самый дорогостоящий и неэффективный департамент в инвесткомпании: на него приходится 30-35% расходов, тогда как прибыль аналитики не генерируют. Сколько Foyil тратит на аналитику?

— Чуть меньше — процентов 20-25%. Двигателем нашей компании считаю именно аналитический отдел, наверное, потому что я сам бывший аналитик. Генерируют ли наши аналитики прибыль? Да. Клиентов привлекает качественный продукт, создаваемый аналитическим отделом, новые идеи, которые им предлагают в отчетах. Когда инвестор доверяет продукту аналитиков, начинает работать с компанией и в других сферах бизнеса — в корпоративных финансах, управлении активами.

Ваши конкуренты говорят, что готовы работать с клиентами, располагающими суммой не менее $50 тыс. Почему?

— При небольших суммах сложно торговать эффективно — для заключения выгодных сделок необходимо оперировать крупным капиталом. Поэтому большие клиенты, конечно, более интересны для инвесткомпании. Для торговли ценными бумагами в Украине необходимо иметь большие ресурсы, чтобы, к примеру, купить одним лотом бумаги на $10 тыс. То есть если у вас $20-50 тыс., вы не сможете диверсифицировать свои вложения. Так что инвестору, накопившему $10-20 тыс., выгоднее будет вкладывать в фонды взаимного инвестирования.

Хотя, чтобы стать клиентом крупной инвесткомпании, не обязательно иметь $100 тыс. и больше. Компании вроде нас, настроенные долго сидеть на рынке, инвестируют в самих инвесторов — привлекают клиентов с небольшими суммами, от $15-20 тыс. Рано или поздно рынок придет к массовой работе с такими клиентами. Максимум — через 2-3 года.

Акции решают все

Ваши коллеги по рынку сетуют, что в Украине практически нет профессиональных кадров. Это правда?

— Есть такая проблема, но она с каждым годом все менее острая. В Украину приезжают инвестбанкиры из-за рубежа. Российские специалисты заинтересованы здесь работать. В нашей компании, например, интернациональная команда. Генеральный директор — украинец, родом из Крыма. Директор по корпоративным финансам — белорус. Директор отдела по управлению активами — украинка. Начальник аналитического отдела — из Шотландии, отдела продаж — родом из Мексики.

Мы предпочитаем нанимать молодых людей с хорошим образованием, и обучаем их тому, что знаем сами. То есть, по сути, мы выращиваем кадры самостоятельно. Моя философия такова: сегодня, может, мои работники не столь квалифицированны, как их английские или американские коллеги, но преимущество украинцев — быстрая обучаемость. Наш гендиректор когда-то пришел в Foyil на позицию младшего аналитика. И сотрудников Foyil ценят на нашем рынке — практически в каждой из украинских инвесткомпаний работают выходцы из Foyil Securities.

Какая доля в компании принадлежит вам лично?

— Контрольный пакет. Больше сказать не могу.

А остальные акции?

— Сотрудникам компании.

Ваш бывший сотрудник Игорь Мазепа (сейчас — собственник ИК «Конкорд Капитал». — Прим. Контрактов) говорил, что не был собственником Foyil Securities.

— Игорь действительно не был собственником. Программу участия в акционерном капитале мы запустили три года назад. Всему свое время: пять лет назад ни рынок, ни люди к этому не были готовы.

С какого уровня менеджмента начинается раздача слонов?

— Начиная от рецепшиониста — это же лицо компании, девушка на рецепшене тоже должна быть заинтересована в том, чтобы бизнес развивался. Естественно, чем выше позиция в компании, тем больше акций.

Какой прок от участия в капитале для рядовых сотрудников, кроме гордости: мол, я — акционер?

— Можно сказать, что лояльность к компании, но главное все же — финансовая заинтересованность. Чем лучше ты работаешь, тем дороже стоит компания и твой пакет. Причем это не виртуальные пакеты, как во многих компаниях с похожей программой. Раз в год появляется окно — период, когда сотрудник получает возможность продать свои акции. За последние четыре года стоимость акций компании выросла с $2 до $11 — те, кто продал акции, позже пожалели.

Сколько стоит вся компания?

— $100 млн.

Это вы так считаете или существует чья-то оценка?

— Наши финотчеты аудированы Ernst&Young и находятся в открытом доступе. Когда клиент приходит в компанию, он обязан видеть такие отчеты, и у него не должно возникать вопросов о том, кто и как составлял этот отчет. Однако не уверен, что наши коллеги на рынке предоставят вам свои финрезультаты. И даже если предоставят — не факт, что они будут правильными.

Почему тогда ваша компания менее известна на рынке, нежели конкуренты, работающие 3-5 лет?

— Не думаю, что Foyil действительно конкурирует с остальными игроками, и считаю, что в Украине нет инвестбанков, которые стоили бы дороже нашего. Отдельные игроки на этом рынке не имеют такого опыта, как у нас или действительно профессиональных специалистов. Другое дело, что многие компании в финансовом секторе поднялись за счет больших расходов на PR.

Гонки по вертикали

Вы занимаетесь операционной деятельностью?

— Я председатель наблюдательного совета. Текущими вопросами бизнеса не занимаюсь, для этого есть генеральный директор. Мое дело — стратегия развития компании, переговоры и представительские функции: общение со СМИ, участие в road-shows, конференциях. К тому же я управляю фондами и лично занимаюсь развитием новых направлений бизнеса в компании, например, прямыми инвестициями в молодые компании.

То есть вы лично не создаете прибыль в компании?

— Считаю, что создаю. Я много общаюсь с инвесторами, которые хотели бы вложить в украинские активы, с мелкими украинскими компаниями, имеющими высокий потенциал роста и готовыми в будущем стать публичными. От этих переговоров многое зависит.

Некоторые инвестбанкиры в Украине лично приносят в свои компании до половины дохода...

— Генерировать большую часть прибыли в одиночку — большой риск. Как долго ты сможешь приносить в свою компанию огромные прибыли? Я предпочитаю развивать команду, многие из моих людей умнее меня.

Вы готовы выйти из бизнеса?

— Конечно. Но я не заинтересован в продаже компании и не представляю, когда конкретно мог бы продать свой бизнес. Но если все же продам, то, скорее всего, создам фонд, который будет финансировать молодые компании, молодых бизнесменов.

Вы инвестируете собственный капитал? Если да, то во что?

— Львиная доля сбережений — в моем бизнесе. Обычные меркантильные соображения — для инвесторов, которые вкладывают деньги в наши фонды, важно знать, что мои собственные средства находятся там же. Иными словами, они знают — мы в одной лодке.


Карьера топа

Родился в Калифорнии (США) 9 сентября 1958 года

Образование: Университет Темпл (США), бакалавр бухгалтерского учета и кибернетических наук (1982), бизнес-школа им. Уортона (США), степень МВА (1987)

Карьера: 1982-1986 гг. — маркетинговый представитель, IBM

1987-1991 гг. — финансовый аналитик, UBS Securities (Лондон)

1991-1996 гг. — инвестиционный менеджер Franklin Templeton Investments (Багамские о-ва)

1996 г. — основатель компании Foyil Asset Management (Багамские о-ва)

В Украине с 1997 года, президент и руководитель отдела инвестиций компании с 2001 года — председатель наблюдательного совета ИК Foyil Securities New Europe

Хобби: автогонки

Вы здесь:
вверх