логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Спецпроект «Корпоративные финансы»: Личное дело Елена СТРУК - «Контракты» №51 Декабрь 2006г.

В каких случаях закрытость компании эффективнее публичности


Корпоративные финансы
— Дон Корлеоне, семья Морганов предлагает IPO. Соглашаться? — Нет, я должен посоветоваться с сыновьями.
Выход украинских компаний на IPO — ключевая тема разговоров отечественных топ-менеджеров, инвестиционных аналитиков и журналистов. По прогнозам ИК «Тройка Диалог Украина», в 2007-2008 годах отечественный бизнес привлечет $3,1 млрд путем первичного размещения акций на западных фондовых площадках. Еще более оптимистично настроены чиновники Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. По их оценке, продажа акций украинских эмитентов на международном рынке может принести собственникам компаний до $6 млрд. Правда, к декабрю нынешнего года IPO провели только четыре украинские компании. В общей сложности они привлекли $200 млн. Для сравнения, российские компании только в 2006 году разместят акций на $18 млрд.

Между тем IPO не самый дешевый и не всегда уместный способ получить необходимые компании средства. Затраты на организацию IPO колеблются в пределах 5-10% от стоимости размещения. Алексей Ращупкин, старший консультант ИК «Тройка Диалог Украина», отмечает, что такие расходы невелики по сравнению со ставками по кредитам (от 16% годовых). Но для компаний средней руки, которые к тому же не хотят продавать на фондовом рынке более 50% своих акций, расходы на IPO — непосильная ноша. «Два года назад мы запланировали строительство нескольких производственных объектов и рассматривали возможность привлечения средств путем IPO. Банки в то время не могли выдать нам необходимую для развития компании сумму. Но, подсчитав, сколько мы сможем получить за свои акции, собственники пришли к выводу — овчинка выделки не стоит», — рассказывает топ-менеджер украинской компании непромышленного сектора.

«Публичность не панацея, а закрытость бизнеса — не помеха для его развития», — говорит Алексей Ращупкин. «Существует масса примеров успешного развития частных компаний. Тратить деньги, время и нервы на публичность выгодно далеко не всегда», — солидарен с экспертом генеральный директор IDS Group Николай Кмить.

Хороший и закрытый

Согласно классическому определению частная компания — фирма, акции которой нельзя купить на фондовых биржах. Типичная частная компания имеет до десятка собственников — как правило, друзей или членов одной семьи, когда-то совместно работавших над созданием фирмы, либо получивших бизнес в наследство. Все глобальные решения в такой компании принимают два-три человека. Широкой общественности о бизнесе известно немногое, в основном, лишь факты, которые собственники захотели раскрыть.

В ТОП-10 представителей американского частного бизнеса немало мировых имен: PricewaterhouseCoopers, SemGroup, Mars, Meijer. Оборот лидера рейтинга — компании Koch Industries — достигает $90 млрд. Вторая по размерам частная компания Северной Америки — зерноторговая Cargill с выручкой в $69,9 млрд. Выручка публичных компаний Procter&Gamble, Johnson&Johnson и даже Microsoft — меньше в разы.

Интересно, что подавляющее большинство инвестбанков и консалтинговых компаний (в том числе украинских), зарабатывающих на организации и проведении IPO, являются непубличными. «В десятке крупнейших частных компаний присутствуют сразу два международных консалтинговых монстра — PricewaterhouseCoopers и Ernst&Young, которые активно занимаются сопровождением компаний на пути к IPO. Если булочник не ест свой хлеб, значит, он не считает его на 100% полезным и обязательным к употреблению продуктом», — иронизирует Владислав Остапенко, директор инвестиционно-банковского департамента ИФГ «Сократ».

Семейный подряд

«Статус непубличной компании полностью устраивает собственников, — утверждает Джонатан Маршал, менеджер строительного гиганта Bechtel (США, выручка в прошлом году — $18,1 млрд). — Менеджеры в публичных компаниях слишком заняты настоящим. Им нужно оправдать прогнозы аналитиков, проследить за курсом акций, заботиться о появлении хороших новостей и предотвращать появление плохих», — говорит Маршал. По его мнению, главное преимущество отказа от публичности в том, что компания не попадает в тотальную зависимость от квартальных отчетов, (как это происходит при IPO), спокойно реализуя долгосрочные планы.

Нежелание собственников компаний превращать свой бизнес в публичный объясняется несколькими причинами. Закрытым компаниям не страшны враждебные поглощения путем скупки акций на бирже или у миноритариев — сделки a la Mittal Steel — Arcelor частникам не грозят. Во-вторых, частный бизнес обладает большей свободой действий. По сравнению с публичными, частные компании зачастую более оперативны и гибки в принятии и реализации решений. Публичные компании в соответствии с требованиями фондовых бирж и миноритарных акционеров обязаны внедрять жесткие стандарты управления. Поэтому многие идеи, реализация которых может повысить стоимость бизнеса в долгосрочном или среднесрочном периоде, иногда попросту неприемлемы для руководства компаний, разместивших акции на бирже.

В частных компаниях все иначе: топ-менеджеры непубличных фирм безболезненно могут принять нестандартное решение, резко поменять стратегию развития, оперативно выйти на новый рынок, провести ребрендинг и т. д. «Нам не нужно дожидаться заседания очередного совета директоров, убеждать многочисленных акционеров в правильности того или иного решения, постоянно отчитываться перед ними», — объясняет Ленарт Санден, президент европейской частной корпорации Sanitec.

Частные компании, в отличие от публичных, чаще идут на риск. Ведь из-за поспешности или неосмотрительности менеджмента компании не грозит череда судов, увольнений и прочих инструментов защиты интересов миноритарных акционеров. Именно поэтому крупные корпорации, которым как воздух необходимы инновации, приобретают частные компании с целью заполучить новый продукт или услугу.

Еще одно преимущество частного бизнеса: закрытость информации о процессах, происходящих в компании. Собственники и топы непубличной компании не обязаны ежеквартально отчитываться перед прессой и инвесторами о проделанной работе и раскрывать информацию, которая, по их мнению, является конфиденциальной, или согласовывать планы с держателями мелких пакетов. Инвесторы и аналитики не рассматривают под микроскопом каждый шаг менеджеров непубличных компаний — в результате обстановка в подобных фирмах менее нервозная, чем внутри публичных корпораций.

Плюс частной компании — возможность распоряжаться свободными денежными средствами на усмотрение главного собственника. В результате непубличный бизнес менее подвержен внешним потрясениям. В период кризиса публичная компания вынуждена всеми возможными способами поддерживать биржевые котировки, выплачивать дивиденды акционерам и пытаться занять денег для выхода из штопора. Частная же компания может использовать запас прочности, аккумулированный за годы успешности.

Особенно успешными среди частных компаний считаются семейные предприятия. Семейный бизнес, где большинство топ-менеджеров — либо сами собственники, либо их друзья и знакомые, — как правило, не бюрократичен. «В таких компаниях нет серой унифицированной корпоративной культуры, столь распространенной в публичном бизнесе. Да и обстановка семейности для собственника удобнее — не возникает ощущения, что в своем доме поселились чужие люди, как часто сетуют владельцы публичных компаний», — говорит Николай Кмить.

Рынок оценит

Несмотря на все прелести частного бизнеса, многие крупные компании отказываются от этого статуса в пользу публичности. «Главный показатель развития бизнеса не свободные денежные потоки, не прибыль и даже не размер EBITDA. Основная характеристика компании — стоимость ее акций», — считает Николай Кмить. «Котировки акций отражают не только текущее состояние бизнеса, но и стратегию его развития», — говорит Максим Матвеев, директор по финансово-экономическим вопросам зерноторговой компании «Олсидз Украина». Стоимость акций подводит черту под тем, что компания обещала своим акционерам. «В итоге жесткие требования акционеров, постоянно следящих за каждой потраченной копейкой, заставляют публичные компании быть более конкурентными, повышают их выживаемость на рынке», — резюмирует Матвеев.

Публичный бизнес считается более защищенным от самоуправства госорганов, что особенно актуально для компаний из развивающихся стран. Для украинской компании листинг на Лондонской фондовой бирже — фактически презумпция невиновности. За публичной компанией стоит не один собственник, вынужденный решать все проблемы в одиночку, а тысячи акционеров, интересы которых защищают юристы.

Как ни странно, зачастую лояльность сотрудников также зависит от формы собственности компании. «Открытые торги акциями — мощнейший фактор мотивации персонала. Чем выше рыночная оценка стоимости бизнеса, тем больше доверия и желания работать как можно дольше компания вызывает у сотрудников предприятия. Можно мотивировать людей высокими зарплатами, бонусами, хорошими финрезультатами и даже опционами на акции, но по сравнению с публичными конкурентами компания все равно будет оставаться в глазах сотрудников второй», — утверждает Николай Кмить. Не факт, что лучшие кадры не предпочтут уйти в более прозрачный бизнес, где все решения принимаются коллегиально. «Хотя иной раз лидерские качества бизнесмена могут стимулировать сотрудников сильнее любых темпов роста акций», — не исключает Кмить.

Privacy vs Publicity

При выборе между публичностью и приватностью аналитики советуют в первую очередь руководствоваться не системой принятия решений или корпоративной культурой, а возможностью привлечь финансирование. Для развития бизнеса любой компании требуется постоянный приток капитала, который не всегда можно обеспечить собственными средствами. Деньги акционеров иногда заканчиваются, а банки готовы выдавать кредиты лишь до тех пор, пока соотношение собственного капитала к заемным средствам не достигнет критической отметки (зависит от отрасли, в которой работает компания). «Если в качестве источника средств компанию устраивают банковские кредиты и бонды, IPO ей совершенно ни к чему. Но если эти инструменты не работают, пора задуматься о публичности», — советует Владислав Остапенко.

Другое дело, что частному бизнесу сложнее привлекать кредиты. Особенно эта сложность проявляется на этапе роста от среднего к крупному бизнесу: денег на развитие требуется много, а компания еще практически не известна ни инвесторам, ни банкам. В подобных случаях топ-менеджерам непубличной компании приходится тратить время на переговоры с потенциальными кредиторами. Нередко частной компании заемные деньги обходятся дороже. Хотя бывают ситуации, когда превращение частной структуры в публичную компанию — жизненная необходимость, не связанная с вопросом привлечения средств. Если наследники не хотят принимать бразды правления компанией, а продажа бизнеса конкурентам нежелательна, компанию придется сделать публичной. Иного выхода просто нет.

Частный бизнес: за и против
Преимущества
Недостатки
· большая защищенность· от недружественных поглощений · ошибки, возникающие при единоличном принятии решений
· гибкость и быстрота принятия решений · более дорогое привлечение капитала
· закрытость информации для конкурентов · необходимость тратить много времени на переговоры с потенциальными кредиторами
· возможность реализации нестандартных идей · ограниченность инструментов для привлечения капитала
· меньшая ротация кадров · отсутствие сторонней (рыночной)
в управленческом составе оценки стоимости бизнеса

Чужой опыт. Крупнейшие публичные и частные компании России
Публичные
компании
Рыночная
капитализация,
$ млрд*
Выручка,
$ млрд**
Частные
компании
Выручка,
$ млрд**
Газпром 196, 34 33,91 РусАл 6,65
ЛУКОЙЛ 70, 77 34,06 Группа «ГАЗ» 3,5
Сургутнефтегаз 62,78 7,49 УГМК 3,49
РАО «ЕЭС» 29,17 24,156 Группа компаний «Таиф» 3
Норильский никель 20, 17 7,033 Эльдорадо 2,88
* На 31 декабря 2005 года
** В 2005 году
По данным The Financial Times, Forbes
Вы здесь:
вверх