логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Акулы песчаных карьеров Елена ШКАРПОВА - «Контракты» №9 Март 2006г.

Цементная отрасль Украины оказалась неинтересной для отечественных олигархов. А передел рынка между глобальными корпорациями привел к одновременному росту производства и цен


Мнение о том, что интерес транснациональных корпораций к отечественным активам зависит от экономической ситуации, инвестиционного климата и политической стабильности — не более чем миф. Ошибочность подобной сентенции ярко иллюстрирует структура собственности в отечественной цементной отрасли. Украинские цементные заводы — вотчина глобальных игроков. Согласно данным ассоциации Укрцемент, производство цемента в Украине на 90% контролируют зарубежные транснациональные корпорации — Lafarge, Heidelberg, CRH и прочие. Собственники из Германии, Франции, Ирландии, Португалии и России владеют в Украине в общей сложности 12 заводами. А скупка отечественных цемзаводов иностранцами, начавшаяся еще в 90-х, продолжалась вне зависимости от макроэкономических показателей развития страны и политических раскладов в парламенте и Кабмине.

Передел рынка практически закончился в прошлом году, когда Краматорский цементно-шиферный завод «Пушка» перешел к Евроцементу вместе с продажей всех цементных активов российской группы «Интеко». Кроме того, в 2005 году тот же Евроцемент купил у группы «Приват» завод «Балцем» в Харьковской области, а немецкая Heidelberg наконец закрыла сделку с инвесткомпанией «Голден Гейт Бизнес» по покупке заводов «Донцемент» и «Цемент Донбасса».

На долю же национального капитала приходится лишь два цементных актива: бахчисарайская «Будiндустрiя» (корпорация «Бринкфорд» Давида Жвании) и «Ивано-Франковск цемент» (связываемый с нардепом Николаем Круцом). К сонму олигархов владельцев украинских цемзаводов причислить трудновато. При этом нельзя сказать, чтобы украинский крупный бизнес не интересовался цементной отраслью в принципе. Например, мощнейший в Украине завод «Балцем» в течение нескольких лет принадлежал бизнесмену Игорю Коломойскому. А Индустриальный союз Донбасса до позапрошлого года контролировал краматорский цемзавод «Пушка». Более того, в украинской истории существует пример, того, как цементный бизнес стал основой для довольно мощной ФПГ. Речь идет о группе Градобанка, одной из ведущих отечественных бизнес-групп середины-конца 90-х, собственником которой был Виктор Жердицкий.

Минус Градобанк, плюс цемент

Жердицкий обратил внимание на цемент еще в начале 90-х. Тогда подконтрольный ему Градобанк уверенно набирал обороты, являясь одной из ведущих финансовых структур в Украине. Захват цементных активов бизнесмен начал с выдачи кредитов заводам, затем приступил к непосредственной скупке предприятий. Контроль над цементными предприятиями Градобанк получал и путем скупки приватизационных сертификатов у населения и выдачи кредитов заводам, а также участия в приватизации и лоббирования своих интересов в парламенте. К середине 90-х группе Градобанка удалось сконцентрировать контрольные пакеты акций пяти цементных заводов.

Несмотря на спад в строительстве и стагнацию в экономике, группа скупала цементные заводы с прицелом на ожидаемый бум строительного рынка. Расчеты собственников группы Градобанка стали реальностью в начале тысячелетия. В прошлом году украинские цемзаводы произвели 12 млн т цемента, причем в последние четыре года прирост оборотов цементников в среднем составляет примерно 1,5-2 млн т ежегодно (см. Почему растет рынок). Вот только воспользоваться благоприятной конъюнктурой рынка Градобанку не удалось. Хотя, возможно, если бы не скандал вокруг собственности Николаевцемента (при участии французской компании Lafarge), Украина сейчас имела бы цементную группу, сравнимую с российским Евроцементом (почему столь амбициозные планы так и не были реализованы — см. стр. 24).

Причиной столь явного интереса цементных ТНК к Украине логично было бы считать неразвитость внутреннего рынка. Потребление цемента на душу населения составляет 260 кг в год в Украине и более 400 кг в год — в Европе. Европейские цементные корпорации сейчас львиную долю своих доходов получают за счет строительного бума в США и роста потребления цемента в Восточной Европе, тогда как в странах Центральной Европы который год наблюдается снижение объемов строительства. Учитывая, что в свое время они практически полностью выкупили цементный рынок в Польше, Румынии, Чехии, Словакии и ряде других восточноевропейских стран, контроль над избыточными украинскими мощностями выгоден компаниям априори. Поэтому надежды на пока «спящий» регион Восточной Европы цементные ТНК возлагают огромные.

Однако эта причина не единственная, более того, не главная. На деле передел украинской, чешской, польской и т. д. цементных отраслей — не более чем следствие глобальной экспансии зарубежных корпораций. Ведь еще 15 лет назад мировой цементный рынок принадлежал сотням производителей. Когда же отрасль стала убыточной в мировом масштабе, крупные европейские производители затеяли консолидацию, результатом которой стало доминирование на мировом рынке тех же корпораций, которые с успехом работают в Украине. И из нескольких сотен цементников начала 90-х сейчас осталось не более десятка.

Вне конкуренции

Что касается перспектив развития отечественной отрасли, здесь эксперты наперебой оптимистичны — рынку в 2006-2007 годах пророчат рост производства не меньший, чем за два предыдущих года. Ведь рынок строительства — как жилищного, так и промышленного — один из самых быстрорастущих в Украине. А общая загрузка мощностей цементных заводов в Украине в прошлом году составила 57,5%. По расчетам специалистов, потребности украинских строителей в цементе сейчас составляют 10-11 млн т в год, при потенциальной мощности отрасли в 24,1 млн т. На полную мощность в стране, по данным ассоциации «Укрцемент», работают только три завода — «Кривой Рог цемент» (HeidelbergZementGroup) и два предприятия украинских собственников. «Будiндустрiя» производит цемент для быстро строящегося Крыма, а завод в Ивано-Франковске большую часть своей продукции экспортирует в Венгрию, где спрос на нее весьма высок благодаря дешевизне. На зарубежных рынках активен также Балцем, отправляющий почти треть своей продукции в страны СНГ и Восточной Европы. А вот отечественные заводы, подконтрольные глобальным игрокам, реализуют цемент в основном на местном рынке. Российский же рынок непривлекателен для сбыта украинского цемента из-за дешевизны тамошней продукции: в России себестоимость тонны цемента составляет $30, в Украине — $40.

«Дозагрузке простаивающего оборудования и росту экспорта продукции мешает высокая стоимость внутренних ж/д перевозок — наиболее эффективным радиусом продажи цемента считается расстояние в 300 км от объекта-производителя», — говорит председатель ассоциации «Укрцемент» Анатолий Гаврюшин. По мнению бывшего цементного короля Виктора Жердицкого, росту экспорта мешает также ценовая политика глобальных цементных корпораций. Проще говоря, возможность сговора цементных ТНК в вопросе объемов выпускаемой на рынке продукции и ее цены.

Основания для таких рассуждений как будто имеются — в Европе скандалы, связанные со сговором крупных цементников, гремят каждые два-три года. Последний масштабный скандал произошел в 2003 году, когда был раскрыт картель крупнейших мировых производителей цемента, в который входят представленные в Украине Lafarge, Heidelberg и Dyckerhoff. За договоренности между компаниями о цене и объемах производства цемента на производителей были наложены многомиллионные штрафы — более полумиллиарда евро.

С другой стороны, приход на рынок глобальных корпораций, по мнению экспертов, действительно стал катализатором роста отрасли. Важную роль здесь сыграли улучшение корпоративного управления заводами, инвестиции в производство, а также отказ от бартерных схем. Ведь в середине 90-х, когда большинство цемзаводов контролировал Градобанк, уровень загрузки мощностей едва достигал 25%. Кроме того, три года назад в Украине ввели временную заградительную пошлину на российский цемент, до того стабильно наводнявший страну. Наконец, на развитии отрасли позитивно сказалось и окончание корпоративных баталий как вокруг Николаевцемента, так и остальных цементных активов Жердицкого.

Что же касается цен, то тут специалисты рынка также единодушны — с увеличением объемов строительства в стране будет расти и стоимость цемента. Причем ценовую конкуренцию в ближайшее время украинский рынок цемента вряд ли увидит — в силу дороговизны перевозок каждый из заводов торгует продукцией лишь в своем регионе. Да и предложение цемента в стране сейчас полностью контролируется внутренним спросом, а не потребностью осваивать ближайшие внешние рынки. Более того, эксперты уверены, что в краткосрочной перспективе цены на цемент подстегнет рост стоимости энергоносителей, которая составляет 70% себестоимости продукции. А сразу после январских «газовых баталий» производители серого порошка заявили о повышении цены продукта в среднем с 250 грн/т до 300-350 грн/т.

21,1 млн т в год
способна производить украинская цементная промышленность

1,5 млрд кВт
электроэнергии и 1,6 млрд куб. м газа ежегодно потребляют украинские цементные заводы

11 496
человек заняты в отрасли

65% мощностей,
согласно планам производителей цемента, будет загружено в 2006 году

2,8 млн т отходов металлургической, химической и др. отраслей
использует цементная промышленность Украины ежегодно

110 лет в этом году
исполнилось старейшему украинскому цементному заводу «Донцемент»

230 м
составляет длина крупнейшей в Европе печи на заводе «Балцем»

EUR600 млн
штрафа заплатили участники цементного картеля (в том числе Heidelberg, Dyckerhoff, Lafarge) в Германии в 2003 году

Контракты №9 / 2006


Вы здесь:
вверх