логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Cemento mori Елена ШКАРПОВА - «Контракты» №9 Март 2006г.

Один из первых украинских олигархов — Виктор Жердицкий — создавал свою бизнес-империю, покупая цементные заводы за копейки. А расстался с ними безвозмездно — в обмен на свободу


Бывший олигарх Виктор Жердицкий сидит на дорогом кожаном диване в своем кабинете, строит планы по восстановлению бизнеса и размышляет о судьбе Украины. Он подтянут, спортивен, все время улыбается и острит, словно и не было четырех лет немецкой тюрьмы. 48-летний Жердицкий — представитель плеяды первых украинских коммерсантов. Когда Виталий Гайдук и Ринат Ахметов считались новичками в большом бизнесе, Виктор Жердицкий ворочал миллионами, скупал заводы и предметы старины, был на короткой ноге с власть имущими и мечтал о собственной транснациональной корпорации.

Банковский взлет

Бизнес-карьера Виктора Жердицкого началась в 1989 году, когда он зарегистрировал Киевкоопбанк — один из первых коммерческих банков в Украине. Через два года компания была переименована в Градобанк, и уже в 1995 году учреждение входило в пятерку крупнейших банков Украины. Быстро взлететь бизнесмену помогли связи, которые он наработал, будучи ревизором в Министерстве финансов УССР. Большинство его первых клиентов были начинающими коммерсантами, которые предпочитали обслуживание в негосударственном финучреждении — госбанки начавшейся корпоратизации и малопрозрачных бизнес-схем не признавали.

Подняться Градобанку помогли и операции с ОВГЗ, а во времена гиперинфляции спасти активы банка, по словам самого Жердицкого, удалось благодаря спекуляциям с товарами народного потребления. В планах банкира значилось создание универсального финансового учреждения, которое проводило бы все разрешенные государством операции — от обслуживания физлиц до эмиссии ценных бумаг компаний. Жердицкому почти удалось воплотить свою мечту: к 1996 году сумма активов Градобанка составляла $186 млн, по этому параметру банк занимал третье место в стране.

Как и все «новые банкиры» начала 90-х, Жердицкий, параллельно с банковской деятельностью, стал интересоваться промышленностью. В начале 90-х банкир активно кредитовал украинские предприятия, чтобы сначала привязать их к своей компании, а затем получить в собственность. На цементную отрасль Жердицкий обратил внимание еще в 1993 году. «Мы знали, что в любой развивающейся экономике раньше остальных поднимаются пищепром, легкая промышленность и строительство», — говорит бизнесмен. Не менее активно банк кредитовал пищевую промышленность, но рассчитывать на серьезные доходы от пищепрома в 90-х не приходилось. Металлургия бизнесмена интересовала, но в долгосрочной перспективе. В период накопления промышленных активов группы «Градобанка» (1994-1995 гг.) базовая для отечественной экономики отрасль была убыточной. Так что вплотную заняться метпромом Жердицкий собирался гораздо позже, примерно к 1999-2000 гг.

Цементное падение

Помощником Жердицкого в управлении цементными заводами был Игорь Диденко, будущий заместитель главы Нефтегаза. Для контроля над цементными активами была создана фирма «Хорда», которой Диденко и Жердицкий владели поровну. Первым заводом, попавшим в поле зрения предпринимателей, стал Каменец-Подольский цементный завод, на котором Диденко под кредит Градобанка построил линию по упаковке цемента. «Чтобы управлять или влиять на систему развития заводов, не обязательно было владеть контрольным пакетом акций, миноритарного было вполне достаточно.

Ведь банк являлся основным финансовым партнером предприятий», — признается Жердицкий. Тем не менее пять крупнейших украинских заводов (сейчас это Волыньцемент, Балцем, Николаевцемент, Кривой Рог Цемент и Подолцемент) со временем перешли под полный контроль Градобанка. Насколько хорошо банк управлял этими предприятиями — отдельная история: работникам подолгу не выплачивались зарплаты, инвестиций в обновление мощностей никто так и не увидел, а производство цемента в стране упало с 20 млн т в год до 5 млн т. Ожила отрасль только с приходом глобальных корпораций, о которых сам Жердицкий говорит с плохо скрываемой ненавистью.

Падение Градобанка он связывает с планами французской ТНК Lafarge выжить его с Николаевцемента — третьего по величине цементного завода Украины. Расположенный на западе страны актив ценен не только наличием сырьевой базы (карьеров известняка, глины и гипсового камня), но и возможностью прямых поставок продукции в Восточную Европу. Группе «Градобанка» контрольный пакет акций завода достался в 1996 году в ходе приватизации. В конкурсе участвовала также французская группа Lafarge, которой через два года удалось приватизировать блокирующий пакет акций завода, причем согласно условиям конкурса новый совладелец после покупки был обязан увеличить размер уставного фонда завода на

$7 млн. Это стало камнем преткновения в отношениях между Lafarge и Градобанком. Отечественная ФПГ выступала против увеличения УФ (это размывало ее пакет акций до миноритарного), а Lafarge было необходимо выжить украинских собственников с завода. Завод оказался в центре внимания чуть ли не всей политической элиты Франции. В Украине же, по инициативе тогдашнего вице-премьера Сергея Тигипко, был создан ряд специальных комиссий, которые после пристального изучения условий приватизации Николаевцемента украинцами признали приватизацию незаконной. Новым собственником завода стала Lafarge. Позднее были реприватизированы и остальные цементные активы Жердицкого, покупателями также стали иностранные компании (за исключением Балцема, который достался группе «Приват»). Сам бизнесмен утверждает, что отобрать его цементные активы якобы желали все нынешние зарубежные участники украинского рынка, за исключением разве что российского Евроцемента, которого в те времена попросту не существовало.

На деле крах Градобанка начался раньше — в 1997 году, когда организацию стало атаковать рыболовецкое предприятие «Антарктика», не получившее в банке кредита. Фирма подала судебный иск и, как ни странно, выиграла процесс: Градобанк обязали выдать компании заем. В результате возникла паника среди клиентов Градобанка, начался массовый отток денег со счетов. Тогда же всплыло дело фонда «Взаимопонимание и примирение», распорядителя средств остарбайтеров, который выдал на хранение Градобанку 86 млн немецких марок. Фонд потребовал незамедлительно вернуть всю сумму вклада, однако банк отказал, мотивируя это не истекшим сроком действия депозитного договора. В итоге прокуратура возбудила уголовное дело, Жердицкий был арестован, а через полгода освобожден под залог. Чтобы внести необходимую сумму залога, Жердицкому пришлось расстаться с коллекцией драгоценностей и произведений искусства, которую называли едва ли не самой большой из принадлежавших на то время украинским бизнесменам.

В 2000 году Жердицкого снова арестовали — уже в Германии. До того он успел пережить крушение Градобанка, потерять практически все свои активы и стать депутатом Верховной Рады. Сам Жердицкий опять-таки связывает арест с заговором против него политических элит Украины, а также намерениями цементных ТНК завладеть украинскими заводами. Однако прокуратуру Германии заинтересовали не столько финансовые проблемы Градобанка, приведшие к потере 86 млн марок (на момент ареста за Градобанк расплатился банк «Украина» по распоряжению Виктора Ющенко), а факт отмывания денег. Сейчас он обвинен в хищении 4 млн DM из фонда «Взаимопонимание и примирение», но поскольку отсидел две трети срока, был освобожден.

По версии, тиражируемой самим бывшим олигархом, группа «Градобанка» обязана своим падением исключительно аппетитам мировых цементных корпораций, положившим глаз на украинские заводы и сумевшим за счет связей с европейским политикумом добиться расположения отечественного истеблишмента. Существуют и другие версии — например, о конфликте Жердицкого с Павлом Лазаренко, произошедшем в бытность последнего премьером. Якобы Лазаренко, не сумев разбить группу ПриватБанка, обратил внимание на активы Градобанка. А президент Кучма, якобы недовольный тем, что Градобанк участвовал в спонсировании оппозиционных партий и политиков, закрыл глаза на инициативы премьера.

По третьей из версий, в разгроме Градобанка были заинтересованы как раз собственники ПриватБанка, не желавшие видеть на отечественном рынке мощного конкурента. Наконец, последняя из наиболее распространенных версий падения Градобанка — конфликт близкого к собственникам банка Игоря Диденко с Юлией Тимошенко, а позже — и со всесильным президентом. Какая из версий наиболее близка к истине, судить сложно — многие из участников политико-экономических конфликтов тех времен являются довольно мощными фигурами и сейчас. Поэтому и сам Жердицкий, и менеджеры, ранее работавшие в Градобанке, от прямых обвинений в адрес бывших власть имущих пока воздерживаются.

Наша Украина

В политику Жердицкий собирается. «А как же без нее?» — улыбается он, напоминая героев Виктора Шендеровича, считавших политику делом одновременно грязным и приятным. Когда-то он спонсировал целый ряд партий — Народный рух, Реформы и Порядок, Социалистическую партию. Впрочем, бизнесмен всегда оставался беспартийным, и пока не собирается присоединиться к какой-либо политической силе. «Чтобы не обидеть остальных друзей», — поясняет бывший олигарх. Долгое время СМИ связывали Жердицкого с Виктором Ющенко, но сам бизнесмен это отрицает, объясняя помощь банка «Украина» в разборках с фондом «Взаимопонимание и примирение» «добрыми отношениями с политиком».

Сферу своих нынешних интересов Виктор Жердицкий очерчивает весьма поверхностно. По его словам, сейчас он решает проблемы Градобанка, пытаясь заменить ликвидацию актива на его санацию. «Другое направление деятельности — совершенно новое, там хватает работы», — говорит Жердицкий, предпочитая не распространяться на эту тему. Впрочем, у холдинговой компании «Основа» — фирмы Жердицкого, оставшейся после крушения Градобанка, — до сих пор остается несколько мелких активов. Что с ними делать хозяин пока явно не решил: ни банк «Велес», ни меховая фабрика «Хутро», ни консервный завод в Житомирской области не вписываются в концепцию создания транснационального холдинга. А им Жердицкий по-прежнему грезит.

10 лет Виктора Жердицкого.

Активы группы «Градобанка»*

На конец 1996 года

– ОАО «Градобанк»
– Николаевский ЦЗ
– Здолбуновский ЦЗ
– Криворожский цементно-горный комбинат
– Каменец-Подольский ЦЗ
– Балаклеевский ЦЗ
• Банк «Велес»
• Киевский авторемонтный завод № 1
• Попельнянский консервный завод
• Меховая фабрика «Хутро»
• Асфальтобетонный завод «Пiвдень»
• Инвестиционная компания «Эгида»
• Белоцерковская книжная фабрика
– Градо-траст
– Кинто
– ООО «Монолит» (продажа строительных материалов)
– ОАО «Херсоннефтепереработка»
– Жидачевский целлюлозно-бумажный комбинат
– Коллекция картин (таких мастеров, как Пикассо, Модильяни, Матисс, Дали, Ренуар, Кандинский, Шагал, Клевер, Коро, Леже, Мане, а также украинских художников, включая полотна Тараса Шевченко)

На начало 2006 года

• Банк «Велес»
• Киевский авторемонтный завод № 1
• Попельнянский консервный завод
• Меховая фабрика «Хутро»
• Асфальтобетонный завод «Пiвдень»
• Белоцерковская книжная фабрика

*Отнесение того или иного актива к собственности группы/владельца является результатом экспертной оценки Контрактов и не всегда означает наличие между ними формальной либо юридически закрепленной связи. Данные собраны из открытых источников

Контракты №9 / 2006


Вы здесь:
вверх