логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бизнес на камнях: Рынок, которого нет Вячеслав ДАРПИНЯНЦ - «Контракты» №10 Март 2007г.

Кто и сколько зарабатывает на перепродаже алмазов. Можно ли заработать на экспорте алмазов в Украину из Сьерра-Леоне?


Увеличить схему
Вечер, окрестности Фритауна (Сьерра-Леоне, Западная Африка), вход в бар для состоятельных белых на побережье Атлантики. Чернокожий, босоногий, жуликоватого вида парень пытается привлечь внимание: «Эй-эй, my friend, друг...» Останавливаюсь, закуриваю. «No, tobacco, no», — расплываясь в улыбке, протягивает папиросу. «It’s much better! Export quality», — намекает, что именно такого качества марихуану из Сьерры экспортируют в Амстердам.

«Ты только алмазы у него не вздумай брать, — предупреждает Евгений С., полковник, член миротворческого контингента Украины в Сьерра-Леоне. — Во-первых, наверняка какой-нибудь неликвид подсунет, а, во-вторых, тут за скупку алмазов без лицензии пять лет тюрьмы получить можно. Белый там месяц-два протянет, не больше». При слове «алмазы» дистрибьютор подает едва уловимый знак рядом шумящей группе парней, постарше и посерьезнее, во вьетнамках. «Stones? How much?» — спрашивает, подойдя, один из них. Полковник пожимает плечами и заводит меня в бар...

Зрим в корень

Еще в середине 90-х гг. западные СМИ опубликовали документально подтвержденные сведения о том, что львиная доля выручки от продажи алмазов, добываемых в Анголе, Сьерре, Либерии, Республике Конго и Гвинее идет на финансирование тамошних бандитских формирований. Многие американцы оказались не готовы покупать невестам кольца с бриллиантами, увидев фотографии детей с отрубленными конечностями.

В той же Сьерра-Леоне ребелы, или, как они себя называют, повстанцы, калечат всех — и стариков, и детей, и женщин, если мужчины отказываются расстрелять родственников и присоединиться к бандам. De Beers и другие ТНК, напрямую или опосредованно скупающие алмазы в Западной Африке, оказались в эпицентре грандиозного скандала. Топ-менеджеры компаний были вынуждены оправдываться и доказывать отсутствие связей с ребелами и им подобными. Но оправдания только усугубляли ситуацию. Дело в том, что определить «родину» бриллианта (месторождение алмаза, из которого он изготовлен) почти невозможно.

De Beers предложила дать четкое определение конфликтным алмазам — «добытые на африканских территориях, контролируемых военными силами, оппозиционными к законным правительствам». И инициировала встречную PR-кампанию, закончившуюся в мае 2000 года подписанием Кимберлийского соглашения. Государства, ратифицировавшие его (Украина, к слову, сделала это в мае 2003 года), обязались проверять наличие у экспортеров подтверждения легальности происхождения алмазов — кимберлийские сертификаты. В открытые источники была запущена информация, что удельный вес конфликтных камней не превышает 4% мирового оборота, проверить достоверность которой не представляется возможным, так как неизвестна реальная динамика запасов крупных добывающих компаний.

Годовой оборот мировой добычи алмазов принято оценивать в $12 млрд. Фактически, он поделен пятью компаниями: южноафриканской De Beers (51,2%), российской АЛРОСА (24,4%), израильской Leviev Group (7,8%), британско-австралийской Rio Tinto (7,9%) и BHP Billiton (2,4%).

Оставшиеся 5,9% рынка ($0,7 млрд ежегодно) статистика в неизвестных пропорциях распределяет между локальными игроками (Southern Era, Rex Diamond Mining Corporation — ЮАР, Trans Hex International Limited — Канада и др.), частными добытчиками-старателями и вооруженными группировками, контролирующими ряд алмазных месторождений в западноафриканских странах, на торговлю с которыми ООН периодически вводит эмбарго. Хотя ни De Beers, ни структуры, аффилированные с Leviev Group, ни другие игроки не прекращают скупать камни у местных старателей и трейдеров. Правда, начиная с 2000 г. к западноафриканским алмазам прикрепляют кимберлийские сертификаты.

Процесс идет

Пяти дней пребывания в Сьерра-Леоне достаточно, чтобы понять, что Кимберлийский процесс — маркетинговая ширма. Во-первых, не всегда понятно, какое правительство в Сьерре считается законным (к примеру, вполне официальный президент Кабаха, лидер группы племен менде, проиграв последние выборы, просто не допустил к инаугурации своего оппонента — кандидата от группы племен темне). Во-вторых, отношение условно официальных властей к населению (особенно в регионах) почти не отличается от политики ребелов. В-третьих, «военные силы» в Сьерре — это все население (включая детей).

Из 30 млн единиц оружия во всей Африке (включая действующие армии) 8 млн приходится на ее западный субрегион. Причем 60% оружия (главным образом американские винтовки М-16 и советские АК-74) — на руках у населения. И, как правило, «оппозиционны к законному правительству» племена, контролирующие то или иное месторождение алмазов. Это в-четвертых.

Несмотря на строгость местных законов, купить драгоценные камни здесь проще, чем семечки в Киеве. Не составляет труда и оформить соответствующую документацию. Кимберлийские сертификаты в Сьерра-Леоне выписывают без проблем — кому угодно и на что угодно. Взятки в этой стране берут все. Местные старатели и перекупщики алмазов убеждали, что чиновник, не взявший деньги сам, обязательно укажет, кому их отдать. Чтобы не платить дважды, нужно сразу выйти на местного big boss — большого начальника.

В случае с промышленными объемами единственная проблема — транспортировка алмазов от месторождений до международного аэропорта Лунги. Железную дорогу, построенную британцами, местные разобрали еще лет десять назад. Везти конфликтные алмазы через непроходимые джунгли рискованно (во-первых — ребелы, во-вторых — блокпосты межнациональных сил ООН). Наиболее удобный и надежный путь — транспортировка по воздуху.

Вертолеты ООН регулярно патрулируют воздушное пространство Сьерра-Леоне, но для транспортировки алмазов, вопреки бытующему мнению, не очень подходят. Дело в том, что карту вылетов обычно составляют на несколько месяцев вперед, а эксперты ООН фиксируют любые отклонения от заданных маршрутов — даже малейшее чревато международным скандалом.

Ни одна ТНК не может окультурить добычу алмазов — белые в кишащем инфекциями регионе не приживаются, а местным доверять бесполезно. Но крупный бизнес это не останавливает. В частности, достаточно четко прослеживаются в Западной Африке интересы АЛРОСА. По данным Минфина РФ, только в 2006 году в Россию импортировали 116,74 CT алмазов из Республики Конго ($125,8 тыс.); 464,83 CT — из Сьерры ($296,7 тыс.); 487,17 CT ($306,0 тыс.) — из Гвинеи. Не исключено, что реальные объемы импорта значительно больше. Кстати, региональные авиаперевозки на 100% контролирует компания Paramount — структура, принадлежащая российскому и украинскому частному капиталу.

Алмазные трубки

Теперь собственно о каналах сбыта алмазов. Напомню, что большинство государств не защищают внутренние рынки от импорта алмазного сырья. Поскольку каждое заинтересовано в том, чтобы камни превращались в бриллианты на его территории — впервые добавочная стоимость создается именно в центрах огранки (в мировом масштабе — плюс $4,96 млрд к оптовой стоимости алмазов — $14,30 млрд).

Некоторое время, начиная с 1930-х годов, главным каналом сбыта алмазов (в том числе и конфликтных) оптовикам была Central Selling Organization — своеобразная стоковая организация, патронируемая De Beers (тогда эта компания занимала более 80% рынка). По сути, CSO занималась тем, что, получив алмазы от самой De Beers, мелких добывающих компаний и перекупщиков (работающих со старателями), формировала алмазные лоты по безотходному принципу — в определенных пропорциях, включая мелкие, средние и крупные камни. De Beers не преследовала цели создать замкнутый цикл производства ювелирных изделий, чем поддерживала доверие других участников рынка к системе CSO.

В 2000 году, после ряда скандалов в связи с нарушением De Beers антитрестового законодательства США и серии отказов крупных сырьевых трейдеров работать через CSO, южноафриканская ТНК кардинально изменила систему сбыта. Была создана новая структура — Diamond Trading Company, работающая по сей день.

Среди целей, поставленных перед DTC, выделим две основных: долгосрочное партнерство с трейдерами первой руки (сайтхолдерами) и реализация маркетинговых программ De Beers по продвижению бриллиантов («Бриллианты вечны», «Каждый американец в состоянии купить невесте кольцо с бриллиантом» и т. п.). Войти в пул сайтхолдеров практически не реально. Объем алмазов, прошедший через DTC в 2005 году, оценивается в $6,54 млрд ($5,78 млрд — De Beers, $0,66 млрд — АЛРОСА, остальное — независимые поставщики).

Второй серьезный канал торговли алмазами — World Federation of Diamond bourses, объединяющая более 20 сырьевых бирж (в систему не входит разве что Алмазная биржа Индии). Как удалось узнать Контрактам, почти все биржи — не коммерческие организации и представляют собой, скорее, закрытые клубы, члены которых могут приобрести алмазы под честное слово, без предоплаты. Войти в состав такого клуба можно, только получив рекомендательные письма четырех его участников. Однажды невыполненное обязательство предполагает автоматическое исключение.

Наконец, третий типичный канал сбыта — прямые продажи. BHP Billiton, в частности, продает через свое представительство в Антверпене 65% алмазов, добытых на основном месторождении — Екати (Канада). Аналогичным образом реализуют часть своих алмазов Rio Tinto и АЛРОСА. Суммарный объем биржевой торговли камнями и прямых продаж составляет $6,66 млрд ежегодно. На этапе реализации оптовых партий алмазов для их дальнейшей обработки стоимость камней возрастает до $14,30 млрд.

Ниша под крышей

Можно ли заработать на экспорте алмазов в Украину из Сьерра-Леоне? Только один из наших респондентов ответил на этот вопрос прямо: «Рынка алмазов в Украине нет. И, вообще, давайте закроем эту тему». Парадокс: в стране работают минимум 12 ограночных предприятий, два из которых — «Кристалл» (г. Винница) и «Изумруд» (он же «Кристалл», г. Киев) — до распада СССР производили около 5% мирового объема бриллиантов, а организованного алмазного рынка нет.

Теоретически налоговое законодательство способствует притоку сырья — пошлина на экспорт алмазов составляет 2-5% от инвойса (в зависимости от степени обработки и наличия кимберлийского сертификата) плюс 20% НДС. Однако спрос на алмазы стабильно высок. Известно, что крупные производители работают по давальческим схемам с россиянами.

В частности, винницкий Кристалл — со смоленским. Нюансы условий этого сотрудничества неизвестны, но, по словам участников рынка, сейчас ни одно ограночное предприятие Украины не работает на полную мощность вследствие нехватки сырья. К слову, такой проблемы не было разве что в первой половине 90-х — после распада СССР крупным украинским предприятиям, закупавшим алмазы по льготным ценам, в наследство достались запасы, с опозданием оцененные российской стороной в $10 млн.

По данным Минфина РФ, в 2006-м из России в Украину ввезли 36,34 тыс. CT алмазов ($7,29 млн), в 2005-м — 20,94 тыс. CT ($2,77 млн), в 2004-м — 39,20 тыс. CT ($5,38 млн). Альтернативные источники импорта сырья — Израиль, Евросоюз, ЮАР, ДР Конго, Сьерра-Леоне, Танзания, Гвинея, Гана. В 2006-м из этих стран в Украину ввезли 117,29 тыс. CT алмазов, в 2005-м — 140,05 тыс. CT, в 2004-м — 18,87 тыс. CT. Учитывая, что плановая загрузка одного только винницкого Кристалла составляет, по самым скромным оценкам, до 750 тыс. CT алмазов (по информации предприятия, ежегодный объем изготавливаемых бриллиантов — до 300 тыс. CT), в Украине спрос на импортируемое сырье в несколько раз превышает предложение.

«Условия для продажи западноафриканских алмазов только кажутся благоприятными, — решился на предельную откровенность один из участников рынка. — Лично я не рекомендовал бы лезть в эту сферу по двум причинам. Первая — прежде чем покупать сырье (пусть даже за копейки) в Сьерре, его нужно правильно оценить. Недостаточно отличить ювелирный алмаз от технического, важно знать, сколько бриллиантов будет на выходе. В Западной Африке работают оценщики (в том числе из постсоветских стран), но никто не даст гарантии, что они не связаны с местными перекупщиками. То есть работать со Сьеррой нужно, только имея надежного геммолога. Во-вторых, даже если вы завезли алмазы в Украину (сделать это в принципе несложно и без кимберлийских сертификатов — можно отшлифовать камни прямо на таможне) и как юрлицо вышли на ограночное предприятие, то, скорее всего, окажется, что в процессе огранки ваши камни рассыпались».

Вместо резюме

Управление СБУ во Львовской области возбудило уголовное дело в отношении украинца, пытавшегося вывезти в Польшу 210 необработанных алмазов весом 60 CT... Задержанный нарушил действующее законодательство — алмазы считаются стратегическим сырьем, их экспорт лицензируют и квотируют. Сейчас горе-экспортера хотят привлечь сразу по двум статьям УК — 15-й (покушение на преступление) и 201-й (контрабанда). Скорее всего так и останется загадкой, как эти алмазы попали в Украину и почему неудавшийся предприниматель вез их на Запад, где себестоимость огранки значительно выше? Ответы на эти, на первый взгляд, частные вопросы могли бы многое прояснить.


Алмазные монополисты

De Beers (ЮАР)

Основана в 1888 г. британцем Эрнестом Оппенгеймером. Объединяет группы компаний De Beers Consolidated Mines Limited (ЮАР) и De Beers Centenery AG (Швейцария). Торговый офис — г. Лондон (Великобритания)

Доля рынка: 51,2% ($6,5 млрд в год)

Разведка: Австралия, Габон, Китай, Гвинея, Южная Америка, Индия

Рудники, месторождения:

Ботсвана (Джваненг, Орапа, Леслекане) — компания Debswana (50Х50 с правительством)

Намибия (Консолидетед Даймонд Майнз, Де Бирс марин, Ораньемунд) — компания Namdeb (50Х50 с правительством)

Танзания (Виллиамсон) — 75Х25 с правительством

Ангола (Ланда) — 50Х50 с правительством

Канада (Виктор)

ЮАР (Финч, Премьер, Венетия, Кимберли, Намакваленд, Кофифонтейн)

Лесото (Кау)

Центры продажи алмазов:

Система Diamond Trading Company (DTC) — ЮАР, Ботсвана, Намибия, Великобритания, Гонконг, Япония, Италия, ОАЭ, Индия

Центры огранки:

Антверпен (Бельгия), Йоханнесбург

(ЮАР), Шанхай (Китай), Тель-Авив (Израиль), Виндхук (Канада), Гонконг — компания «Диамдел»

Индия — совместно с правительством

Габорон (Ботсвана) — завод Орапа Хауз (только местные алмазы) + контракты с ОАО «ПО «Кристалл» (Смоленск, РФ)

Центры покупки:

Сьерра-Леоне, Бельгия, ДР Конго, Гвинея + 30% от добычи компании «АЛРОСА» (РФ)

Rio Tinto Mining

Основана в 1873 г., занимается добычей и огранкой алмазов. Торговый офис — Мельбурн (Австралия), Лондон (Великобритания)

Доля рынка: 7,9% ($1 млрд в год) Рудники, месторождения: РФ, Карелия — 90% добычи Австралия (Аргил) Канада (Диавик) Зимбабве (Меройя)

Центры продажи: Антверпен (Бельгия), Бомбей (Индия)

Центры огранки: Антверпен (Бельгия)

АЛРОСА («Алмазы России — Саха»)

Основана в 1992 г. на базе треста «Якуталмаз», специализируется на добыче сырья. Акционеры: Росимущество — 37%, Министерство по управлению госимуществом Якутии — 32%, физлица и юрлица — 23%; восемь улусов Якутии — 8%. Центральный офис — г. Мирный (Якутия). Филиалы в Бельгии, Гонконге, ОАЭ. Дочерняя фирма — Sunland Holding SA. (Швейцария).

Доля рынка: 24,4% ($3,1 млрд в год)

Разведка: Якутия (Ботуобинская и Амакинская ГРЭ)

Рудники, месторождения: РФ, Якутия (Мирный, Айхал, Удачный, Нюрбинск, Анабар, Юбилейный) РФ, Архангельская область (Ломоносовское) — АО «Севералмаз» Ангола (Катока — 32,8% акций), (Камачия, Камажику — 45% акций)

Центры продажи алмазов: Москва (РФ) — Единая Сбытовая Организация Мирный (РФ) — Якутское предприятие по торговле алмазами + Израильская алмазная биржа, совместно со структурами бизнесмена Дана Гертлера (реализация ангольских алмазов)

Центры огранки: Центр сортировки алмазов (Мирный, РФ) Завод «Бриллианты АЛРОСА» (Москва, РФ) + контракты с ООО «Кама-Кристалл» (Пермь, РФ) и «Руиз Даймондс» (Москва, РФ) — Leviev Group; ПО «Кристалл» (Гомель, РФ), а также ОАО «ПО «Кристалл» (Смоленск, РФ)

BHP Billiton

Основана в 2001 г. в результате объединения австралийской компании Broken Hill Proprietary Company и британской Billiton, занимается преимущественно добычей сырья. Торговый офис — Мельбурн (Австралия) и Лондон (Великобритания).

Доля рынка: 2,4% ($0,3 млрд в год)

Рудники, месторождения: Канада (Екати)

Центры продажи: Антверпен (Бельгия)

Центры огранки: Антверпен (Бельгия), Канада, США

Leviev Group (группа бизнесмена Леви Леваева)

Основана в середине 1980-х гг., занимается скупкой алмазов, огранкой и продажей бриллиантов. Торговый офис — Тель-Авив (Израиль)

Доля рынка: 7,8% ($1 млрд в год)

Разведка: Якутия Рудники, месторождения: РФ, Пермская область (Уралалмаз) Намибия — компания Namko — 40Х60 с правительством Ангола (Катока — 18% акций, Камафука — 32% акций) ДР Конго (Мбуи-Майи) РФ, Якутия (Нижне-Ленское) — контроль через ОАО «Алми-Диам»

Центры продажи: Тель-Авив (Израиль) — преимущественно бриллианты

Центры огранки: Индия, Китай, ЮАР, Армения (завод «Шогакн»), РФ (ООО «Кама-Кристалл» — Пермь, «Руиз Даймондс», «Алми-Диам» — Москва), Израиль, Украина

Центры покупки: Сьерра-Леоне

P.S. Автор благодарит Минобороны, Минфин, Гостаможслужбу, СБУ и участников рынка за содействие при подготовке материала

SELECTORNEWS - покупка, обмен и продажа трафика
Вы здесь:
вверх