логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бизнес в стиле ФПГ Евгений ДУБОГРЫЗ - «Контракты» №10 Март 2007г.

Как делают деньги 11 ведущих украинских бизнес-групп


Действиями олигархов можно восхищаться или возмущаться, но игнорировать отечественных толстосумов нельзя: уж очень большая часть национальной экономики находится в руках крупного национального капитала.

К счастью одних и глубокому сожалению других, эпоха первичного накопления капитала (этим термином принято называть время, когда полуразваленные заводы за бесценок прибирали к рукам самые оборотистые бизнесмены) в Украине подошла к концу. ФПГ из «просто групп» — разрозненных активов, принадлежащих одному-двум-трем предпринимателям, — превращаются в бизнес-группы — со своим подходом к ведению дел и собственной стратегией.

Гуру глобального стратегического менеджмента Майкл Портер, конечно, не удержался бы от саркастической усмешки, заслышав слово «стратегия» в отношении планов крупного украинского бизнеса. Предел мечтаний даже самых прогрессивных олигархов — продажа акций на международной фондовой бирже. Но и это немало для собственников, еще пять лет назад казавшихся безнадежно увязшими в корпоративных войнах и подковерных играх с участием чиновников и депутатов.


Коллаж Константина ПАЛАМАРЧУКА

Украинских олигархов роднят две общие черты. Первая — все существующие ФПГ оформились во времена и с благословения экс-президента Леонида Кучмы. Вторая — все украинские бизнес-группы игнорируют «новую экономику» (то есть отрасли и компании, появившиеся за годы независимости Украины). Ключевые активы отечественных магнатов — заводы, созданные с 30-х по 70-е годы.

Отличительных характеристик намного больше. У собственников каждой из 11 ФПГ (именно столько бизнес-групп, претендующих на статус крупных и мало зависящих друг от друга, Контракты насчитали к марту-2007) есть свое видение будущего бизнеса, созданного в бурные 90-е. У менеджеров каждой из групп (владельцы большинства ФПГ принимают все меньше участия в управлении активами, переложив эти хлопоты на плечи наемников) есть свое понимание того, как достичь целей, явно или неявно задекларированных бенефициарами.

Контракты выяснили, какова стратегия каждой из 11 украинских бизнес-групп, каковы способы достижения намеченных собственниками целей и что помогает (или мешает) олигархам делать бизнес в стиле ФПГ.


Человеческий фактор

Группа: System Capital Management

Оборот в 2006 году: $7,3 млрд*

Основные направления бизнеса: металлургия, энергетика, финансы, телекоммуникации, недвижимость

Бенефициары: Ринат Ахметов (фото), Лилия Смирнова

Ключевые предприятия: Азовсталь, Авдеевский коксохим, Харцызский трубный завод, Первый Украинский Международный банк, Краснодонуголь, Центральный ГОК, Северный ГОК

Стратегию крупнейшей украинской бизнес-группы оригинальной не назовешь. SCM, завершив процесс первичного накопления капитала, идет по пути, проторенному десятками глобальных корпораций. Сначала акционеры выбирают приоритетные сегменты рынка (в данном случае — металлургию, банковскую деятельность, энергетику и телекоммуникации), потом менеджеры делят бизнес по отраслевому принципу, создавая несколько независимых управляющих компаний, и, наконец, выводят компанию на международную фондовую биржу. Проще некуда.

Все просто и в методах реализации выбранной акционерами стратегии. Почему, например, SCM активно скупает мобильных и стационарных операторов, а также интернет-провайдеров, но обходит стороной металлургические активы в Европе, Азии и США? В этом случае срабатывает пресловутый человеческий фактор. Руководители телекоммуникационного направления SCM — в подавляющем большинстве молодые (до 30 лет) выходцы из российских компаний, предпочитающие агрессивный стиль развития. В металлургическом и банковском подразделениях группы Ахметова, напротив, за финансы и стратегию отвечают менеджеры с опытом работы в транснациональных корпорациях и консалтинговой компании McKinsey. Их позиция — «не навреди акционеру»: лучше воздержаться от покупки австрийского или индийского завода, если существует хотя бы гипотетическая вероятность потерять деньги.

С одной стороны, SCM — самая, наверное, независимая от прихотей акционеров украинская ФПГ: в рамках избранной стратегии менеджеры группы Ахметова имеют практически полную свободу действий. Но с другой — человеческий фактор делает группу предсказуемой, а значит, уязвимой. Поведение менеджера просчитать легче, чем настроение собственника.

* Предварительная оценка Контрактов


Совет национальной безопасности

Группа: Индустриальный союз Донбасса

Оборот в 2006 году: $5,2 млрд*

Направление бизнеса: металлургия

Сергей Тарута
Виталий Гайдук
Бенефициары: Сергей Тарута , Виталий Гайдук

Ключевые активы: Алчевский метзавод, ДМК им. Дзержинского, меткомбинат Huta Czestochowa (Польша), Украинская горно-металлургическая компания

Собственники ИСД не изменяют бизнесу, с которого началась история донецкой корпорации, — металлургии. Четыре года назад, после развода с System Capital Management, у Виталия Гайдука и Сергея Таруты было несколько вариантов развития группы — от инвестиций в металлургию (представленной убыточными Алчевским меткомбинатом и Алчевским коксохимом) и машиностроение до вложения средств в агросектор и даже авиацию.

Гайдук с Тарутой выбрали металлургию и не прогадали. ИСД сумела расшириться за счет скупки активов как в Украине, так и за рубежом, последовательно выиграв конкурсы по приватизации ДМК им. Дзержинского, двух венгерских и одного польского заводов. Следующий шаг — вертикальная интеграция: в состав группы входит Украинская горно-металлургическая компания, один из крупнейших отечественных металлотрейдеров. На очереди покупка судостроительных и возможно даже автомобилестроительных мощностей в Польше.

Не последнюю роль в развитии корпорации сыграло государство. ИСД была в фаворе у прежней власти, но чуть ли не первой из крупных ФПГ наладила отношения с окружением Виктора Ющенко. Не зря украинский президент, посетив Польшу в начале 2005 года, открыто ратовал за продажу Huta Czestochowa отечественным олигархам. Наконец, назначив Виталия Гайдука на пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины, Виктор Ющенко показал, что доверяет владельцам ИСД больше, чем остальным собственникам беспощадно критикуемого крупного бизнеса.


Вертикальная интеграция

Группа: Смарт-групп

Оборот в 2006 году: $1,05 млрд*

Направления бизнеса: добыча сырья, металлургия

Бенефициар: Вадим Новинский (фото)

Ключевые предприятия: Ингулецкий ГОК, Южный ГОК, Макеевский меткомбинат

Металлургический бизнес — идефикс Вадима Новинского. Казалось бы, чего еще желать, имея в своем распоряжении Ингулецкий ГОК (крупнейший в Украине), пакет акций другого ГОКа — Южного, два рудоуправления плюс неплохую команду менеджеров-производственников? Работай и богатей — повышенный спрос на сырье в последние четыре года сделал железную руду золотой. Однако менеджеры Смарт-групп уже третий год пытаются включить в свою производственную цепочку Макеевский меткомбинат. Пока безуспешно.

Желание собственников Смарт-групп зарабатывать за счет вертикальной интеграции похвально: любой финансист как дважды два докажет — чем выше добавленная стоимость, тем выше потенциальная прибыль. Однако мировая бизнес-практика показывает, что на добыче сырья может быть высокорентабельным и сам по себе, а не как часть производственной цепочки. Примеры — бразильские CVRD c Rio TInto и австралийская BHP Billiton.


Портфельный инвестор

Группа: Приват

Оборот в 2006 году: $6,9 млрд*

Направления бизнеса: банки, металлургия, нефтепереработка, химия, добыча сырья, ферросплавы

Игорь Коломойский
Геннадий Боголюбов
Бенефициары: Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов, Алексей Мартынов

Ключевые предприятия: ПриватБанк, Укрнефть, Орджоникидзевский ГОК, Запорожский завод ферросплавов, ДМЗ им. Петровского, Днепроазот

Приват трудно назвать бизнес-группой в привычном понимании. Под брендом «Приват» собраны разрозненные активы чуть ли не во всех отраслях отечественной экономики. Более-менее налаженная производственная цепочка существует только в ферросплавном секторе: руду с Марганецкого ГОКа перерабатывает Запорожский завод ферросплавов.

Инвесткомпания, да и только. Но с оговоркой: Привату, как правило, принадлежат крупные пакеты акций предприятий — от блокирующего до контрольного. Стратегия группы: развитие производства — хорошо, но контроль над финансовыми потоками — намного лучше.

Все логично. Собственники группы получили свои активы во времена, когда бизнес в Украине делали по принципу «забрал за долги и обанкротил» либо «купил дешево по знакомству и дорого продал». В конце прошлого — начале нынешнего тысячелетий олигархам было не до модных сегодня бизнес-стратегий — вертикальной интеграции или выхода на биржу. На диком рынке хватало как не поделенных активов, так и взаимных разборок.

Похоже, что Приват, в отличие от SCM или Интерпайпа, так и остался в 90-х. В этом и состоит ключевая проблема группы. Активы и рынки практически поделены, конкуренты массово инвестируют в модернизацию предприятий, рассчитывая, если не заработать в будущем, то продать реконструированные заводы подороже. Коломойский и КО тем временем в поисках того, что плохо лежит. При этом большинство активов группы показывают убытки.


Остаточный принцип

Группа: Укрподшипник

Оборот в 2006 году: $0,9 млрд*

Направление бизнеса: цветная металлургия

Андрей Клюев
Сергей Клюев
Бенефициары: Андрей Клюев , Сергей Клюев

Ключевые предприятия: Артемовский завод по обработке цветных металлов, Укрподшипник

А ндрей Клюев год назад уверял журналистов Контрактов, что черная металлургия и машиностроение никогда его не интересовали. Цветная металлургия, производство подшипников и добыча гранита — то, что нужно. Возможно, Клюев и лукавит. Но, держась в стороне от самых прибыльных (и потому самых опасных в 90-е) отраслей, группа «Укрподшипник» избежала разборок региональных ФПГ. Тяжелую промышленность Донбасса разделили фигуры покрупнее — SCM, ИСД и «красные директора» (Владимир Бойко, Георгий Скударь, Николай Янковский и Валентин Ландик). Укрподшипнику досталась цветная металлургия, которая всегда в цене.

Умение уступать — ключевое отличие группы Клюевых от большинства отечественных ФПГ. Частные энергетические компании «Востокэнерго» и «Сервис-Инвест», созданные не без участия братьев, в итоге перешли в руки Рината Ахметова. Без видимых конфликтов. Ссориться с крупнейшим украинским олигархом Клюевы не захотели и взамен энергоактивов снискали расположение и Ахметова, и Виктора Януковича.

В конце концов, должность вице-премьера (именно ее занимает старший из братьев) тоже чего-то стоит. А развивать бизнес и выходить на биржу можно и без покупки энергетических компаний и металлургических заводов. Перевод активов Укрподшипника на баланс австрийской компании в конце прошлого года можно расценивать не только как вывод денег из Украины, но и как один из этапов подготовки к IPO.


ТАС уполномочен продавать

Группа: ТАС

Оборот в 2006 году: $0,9 млрд*

Направления бизнеса: банки, страхование

Бенефициары: Сергей Тигипко (фото), Наталия Тигипко

Ключевые предприятия: ТАС-Бизнесбанк, Страховая группа ТАС, Днепрометиз

Создать и раскрутить компанию — полдела: бизнес нужно уметь продать. Сергей Тигипко из тех, кто умеет. В прошлом году группа ТАС целенаправленно расставалась с активами — новых собственников получил завод Днепровагонмаш, газета «Экономические известия», в ближайшее время, по неофициальной информации, группа Тигипко расстанется с предприятием «Днепрометиз». Финальный аккорд — продажа двух крупнейших банков, принадлежавших Тигипко, — ТАС-Коммерцбанка и ТАС-Инвестбанка шведскому Swedbank.

Экс-глава Нацбанка не только получил довольно высокую премию за проданные финучреждения (отношение продажной цены к размеру капитала — 4,5), но и сохранил за собой пост главы правления банков. Зарплату топа и бывшего собственника можно без колебаний назвать заоблачной — $250 млн за три года работы на должности предправления.

Продолжит ли Тигипко распродавать активы, проще говоря, расстанется ли со страховой группой ТАС? Страховой бизнес в Украине только начинает набирать обороты — выждав два-три года, владельцы страховой компании смогут выручить больше денег, чем сейчас. Судя по длительности переговоров между продавцом и покупателями ТАС-Коммерцбанка и ТАС-Инвеста, Тигипко ждать умеет: год назад премия за украинские банки составляла 2-2,5 размеров капитала против сегодняшних 4-5.


Новые ниши

Группа: АвтоКрАЗ

Оборот в 2006 году: $2,5 млрд*

Направления бизнеса: автомобилестроение, добыча сырья, машиностроение, банки

Бенефициары: Константин Жеваго

Ключевые предприятия: Полтавский ГОК, АвтоКрАЗ, банк «Финансы и Кредит», Стахановский вагоностроительный завод

Не все олигархи участвуют в корпоративных конфликтах и рейдерских захватах. Константин Жеваго, в начале 90-х считавшийся одним из самых конфликтных представителей крупного бизнеса (вспомнить хотя бы судебные разбирательства вокруг приватизации Запорожского алюминиевого комбината и Лугансктепловоза), в настоящее время умиротворен и компромиссен.

Ключевое направление бизнеса группы «АвтоКрАЗ» — машиностроение. Причем вместо того чтобы воевать за собственность других олигархов, группа Жеваго предпочитает скупать активы, которые в свое время не заинтересовали «старших товарищей» — Ахметова, Таруту, Коломойского или Пинчука. Ужгородский Турбогаз или Стахановский вагонозавод — из таких приобретений. Если же интересующее собственников АвтоКрАЗа предприятие уже находится в руках крупных ФПГ, Жеваго предпочитает не воевать, а покупать. Принадлежащий владельцам АвтоКрАЗа шинный завод «Росава» — бывшая собственность группы Ярославского — Галиева, а судостроительный завод «Залив» куплен у Давида Жвании. Впрочем, в прошлом году у Жеваго не было поводов для конфликтов с «коллегами по цеху».

Главные проблемы группы Жеваго не внешние, а внутренние. Создание управляющей компании и выход группы на IPO откладывается уже второй год кряду, несколько менеджеров среднего звена ушли в ИСД и Метинвест, а акции АвтоКрАЗа и Полтавского ГОКа — одни из самых неликвидных на фондовом рынке.


Имиджмейкеры

Группа: Интерпайп

Оборот в 2006 году: $5 млрд*

Направления бизнеса: трубы, ферросплавы

Бенефициары: Виктор Пинчук (фото), Михаил Щеголевский, Александр Дементиенко

Ключевые предприятия: Никопольский завод ферросплавов, Нижнеднепровский трубопрокатный завод, завод «Нико Тьюб»

Что делать олигарху, бизнес которого считают непрозрачным и закрытым для прессы и инвесторов, его самого — не бизнесменом, а ставленником экс-президента Кучмы, а ключевой актив — Никопольский завод ферросплавов — того и гляди, национализируют? Есть два варианта: купить футбольный клуб «Челси» или продать компанию на зарубежной фондовой бирже. Равнодушный к футболу Виктор Пинчук решил пойти по второму пути.

Ближайшая и главная цель группы — выстроить управленческую структуру в Интерпайпе по западным лекалам и подороже продать акции компании на Лондонской или Нью-Йоркской фондовой бирже. Расходы на оптимизацию управления компанией Пинчука и КО не смущают. Собственники группы безболезненно расстались с $60 млн, потраченными на необходимую для IPO покупку Никопольского южнотрубного завода, и продолжают платить миллионные компенсации своим менеджерам — выходцам из консалтинговой компании McKinsey. Во избежание возможных скандалов Интерпайп не участвует во множественных приватизационных сделках на просторах бывшего СССР (например, в Грузии или Армении) и в украинских корпоративных конфликтах. Пинчук тем временем без устали занимается самопиаром в качестве мецената и ценителя искусств.

Что будет делать группа и ее собственник после IPO, спрогнозировать трудно. Последняя масштабная сделка с участием Интерпайпа (приобретение Днепроспецстали) состоялась полтора года назад: к выходу на биржу менеджеры корпорации вообще могут разучиться покупать.


Два товарища

Группа: Midland Resources

Оборот в 2006 году: $3 млрд*

Направление бизнеса: металлургия

Алекс Шнайдер
Эдуард Шифрин
Бенефициары: Алекс Шнайдер, Эдуард Шифрин

Ключевое предприятие: Запорожсталь

Эдуард Шифрин и Алекс Шнайдер не любят действовать в одиночку. Металлургия — дело хлопотное: без помощи специалистов, не понаслышке знакомых с тонкостями выплавки стали, не обойтись. Без поддержки лоббистов тоже — вдруг правительство сочтет неправомочной очередную допэмиссию акций Запорожстали.

Шнайдер с Шифриным научились выбирать партнеров. Производством на главном украинском активе группы заправляет бессменный директор метзавода Виталий Сацкий. Столичных и региональных чиновников обхаживают Андрей Иванов, Василий Хмельницкий и Игорь Дворецкий. Шнайдер и Шифрин в свою очередь контролируют финансовые потоки.

Стандартная практика группы — найти партнера, с которым можно разделить ответственность и риски. Состояние бизнесменов с британской и канадской пропиской Forbes оценил в $1,6 млрд на каждого. А заработанные на Запорожстали деньги можно потратить с пользой для души. Например, занявшись автогонками — два года назад Алекс Шнайдер купил у Эдди Джордана одноименную команду Формулы-1, заплатив $50 млн. Однако бизнес есть бизнес — осенью прошлого года Шнайдер перепродал команду вдвое дороже, за $106 млн.


Гигант большого газа

Группа: РосУкрЭнерго

Оборот в 2006 году: $4,2 млрд*

Направления бизнеса: поставки газа, промышленная химия

Бенефициары: Дмитрий Фирташ (фото), Игорь Воронин

Ключевые активы: УкрГаз-Энерго, Ровноазот, Крымский Титан

Торговля газом, тем более монопольная, — занятие не только сверхприбыльное, но и крайне рискованное. Где гарантия, что после президентских выборов в России преемник Владимира Путина не перекроет бенефициарам РосУкрЭнерго доступ к трубе? История уже знает подобные примеры. Несколько лет назад менеджеры Газпрома выбросили с рынка всесильного трейдера «Итера».

Стратегия группы «РосУкрЭнерго» — из трейдера, безоблачная деятельность которого зависит не от способностей менеджеров, а от политических раскладов в России и Украине, превратится в независимую ФПГ. С этой целью группа скупает смежные активы: на данном этапе Фирташу и Воронину легче купить зависящие от поставок газа предприятия, чем, к примеру, машиностроительные заводы. Ровноазот, Крымский Титан, Крымсода, ряд облгазов — неполный список предприятий, принадлежащих либо подконтрольным собственникам РосУкрЭнерго. Возможно, под крыло группы перейдут и Днепроазот с Черкасским Азотом — переговоры о продаже убыточных химзаводов в самом разгаре. Если сделки все-таки состоятся, то бенефициары РосУкрЭнерго останутся при своих, даже при самом неудачном для Фирташа и Воронина исходе президентских выборов в РФ. Владелец Итеры Игорь Макаров тоже не бедствует — в прошлогоднем рейтинге российских магнатов от Forbes предприниматель занимает почетное 64-е место.


Большая распродажа

Группа: Ярославского — Галиева

Оборот в 2006 году: $0,6 млрд*

Направления бизнеса: химия, машиностроение

Александр Ярославский
Эрнест Галиев
Бенефициары: Александр Ярославский, Эрнест Галиев

Ключевые предприятия: Харьковский тракторный завод, Азот (Черкассы)

О бизнесменах Александре Ярославском и Эрнесте Галиеве в Украине постепенно начинают забывать. Группа, ранее известная как «УкрСиббанк» (или с приставкой «БазЭл» — от названия российского партнера, компании «Базовый Элемент», принадлежащей Олегу Дерипаске), рассталась практически со всеми мало-мальски серьезными активами. Северный ГОК и УкрСиббанк, завод «Росава», Криворожский завод горного оборудования, доля в Николаевском глиноземном заводе харьковским бизнесменам уже не принадлежат.

Причем Ярославский и Галиев не гонятся за длинным рублем.

УкрСиббанк, например, продан с премией 3,6 к размеру капитала — ниже, чем большинство отечественных банков, перешедших под контроль иностранных финансовых групп.

Олег Дерипаска близок к обретению контроля над Харьковским тракторным заводом, а переговоры о продаже Черкасского Азота, если верить слухам на рынке, идут полным ходом. Участие в приватизации Одесского припортового, о чем Ярославский открыто заявлял два с половиной года назад, для харьковской ФПГ уже неактуально.

Куда партнеры намерены вложить заработанные деньги — тайна за семью печатями. На IPO выводить попросту нечего. О грандиозных проектах развития, например, в строительном секторе, IT-бизнесе или розничной торговле с участием Ярославского и Галиева тоже не слышно. Наверное, к концу года в Украине будет одной ФПГ меньше.

Вы здесь:
вверх