логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Неиграющий контрабас Наталья ГУЗЕНКО - «Контракты» №10 Март 2007г.

Замдиректора департамента мер торговой политики Гостаможслужбы Украины Сергей Изотов не готов открыть все карты перед контрабандистами алмазов


Сколько алмазов импортировали в Украину в 2006 году?

— По мнению таможенных органов, информация такого рода не является публичной.

Разве ВР не ратифицировала Кимберлийское соглашение, предполагающее, среди прочего, раскрытие информации об операциях с алмазами?

— Не совсем. После подписания Кимберлийского соглашения ужесточились требования к компаниям-импортерам — они должны предоставлять исчерпывающую информацию о торговых операциях с камнями, предъявлять нам сертификаты, подтверждающие легальность ввозимых алмазов, а также заключения Государственного геммологического центра Украины. Могу сказать, что сейчас ввезти алмазы в страну можно только через Бориспольскую таможню, а оформление провести еще и в Винницкой, и Киевской региональной. Что касается информации об импорте алмазов и объемах конфискованных партий, то доступ к ней ограничен ввиду того, что она может интересовать в том числе и лиц, стремящихся совершать правонарушения в этой сфере. Зачем открывать все карты перед контрабандистами?

За каждым таможенным органом, которому разрешено оформлять алмазы, закреплены эксперты Государственного геммологического центра, оценивающие камни. Очевидно, что стоимость алмазов должны определять профессионалы. Не будучи докой, сразу не скажешь, какой камень везут — драгоценный, полудрагоценный или обычный. Конечно, таможенники проходят начальную подготовку по вопросам экспертизы драгоценных камней, но делается это прежде всего для осуществления предварительного контроля вывоза ювелирных изделий гражданами. Ведь на пальцах одной руки можно вывезти целое состояние. Впрочем, окончательное заключение все равно дает эксперт-геммолог.

Правда ли, что скупщики конфликтных алмазов без труда получают кимберлийские сертификаты?

— Наша задача — контроль над соблюдением законодательства при перемещении товаров через таможенную границу. В том числе — проверка наличия соответствующих разрешительных или экспертных документов. Мы лишь проверяем, есть ли у импортера документ установленного образца, поставлена ли на нем печать, есть ли нужные подписи. Проверку самой процедуры выдачи сертификатов, о которых вы говорите, таможенные органы не осуществляют. Это не наша компетенция.

А рассказы о том, что в Украину идет поток контрабанды алмазов, — домыслы, как правило, не имеющие под собой фактического подтверждения. Таможенники контролируют перемещение товаров через границу вплоть до завершения оформления грузовой декларации в таможне назначения. До этого времени грузы находятся либо в транспортных средствах, либо на специальных опломбированных складах. Конечно, физлица могут скрывать провозимые алмазы, например, в ручной клади, но вряд ли такой поток можно считать определяющим и существенным. Ведь такие операции сопряжены не только с перемещением товара, но и с соответствующим движением денежных средств. А их государство контролирует на всех уровнях.

За последние несколько лет мне не известны случаи, когда Гостаможслужбу просили принять участие в оценке объемов контрабанды алмазов. Если все молчат, значит, проблемы нет. Контрабанда — это злокачественная экономическая опухоль, которая не может не проявиться.

Потенциальным источником контрабанды алмазов в Украину может быть Западная Африка, где работает наш миротворческий контингент...

— Учитывая, что личный состав миротворческого контингента отправляется в зоны конфликта, как правило, со штатным вооружением, военной экипировкой, миротворцев мы проверяем тщательно. Кроме таможенников, они проходят проверку представителей армейского командования и правоохранительных структур.

Какие еще украинские структуры, кроме миротворческого контингента, работают в Сьерра-Леоне?

— Я не готов комментировать эту тему.

Вы здесь:
вверх