логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Классовые друзья Беседовали Роман КУЛЬЧИНСКИЙ, Наталья ГУЗЕНКО, фото Константина СОЛУНСКОГО - «Контракты» №11 Март 2007г.

Первый заместитель председателя ВР Адам Мартынюк утверждает, что коммунисты не променяли «Капитал» Маркса на капитал Ахметова


10 секунд на чтение

В интервью Контрактам Адам Мартынюк рассказал о том, что:

1) снизился спрос лоббистов на услуги депутатов

2) за поддержку госбюджета возвращали переплаченный НДС

3) КПУ нужно доплатить регионалам за создание коалиции

4) после путча работал охранником

Механика лоббизма

Как лоббируют принятие законопроектов бизнесмены?

— Упрощенно этот процесс выглядит так: депутат, лоббирующий принятие решений в интересах определенной промышленной группы, обращается к другому депутату, у которого также есть свои интересы: дескать, надо поддержать такой-то законопроект или, точнее, убедить фракцию его поддержать. Обычно такими вещами занимаются влиятельные депутаты, к мнению которых прислушиваются и которые имеют отношение к финансированию той или иной политической силы. Рассчитываются депутаты между собой взаимными услугами, то есть голосованиями. Если нет конфликта интересов нескольких групп, то договоренности достигаются легко. Иначе — как, например, при принятии закона о развитии автомобильной отрасли — фракции становятся на дыбы. То же происходит, когда какая-то промышленная группа отстаивает не собственные интересы, а проталкивает законопроект, направленный на уничтожение конкурентов.

Какие функции при проталкивании законопроектов выполняют комитеты ВР?

— Принятие того или другого законопроекта, конечно, зависит от решения комитета, но лишь до определенной степени — окончательное решение принимает ВР. Случалось, что законопроект, утвержденный на комитете, не проходил в сессионном зале и наоборот. Но если, например, бизнесмен договорился с представителем какой-то фракции в профильном комитете, то тот может убедить своих политических союзников поддержать определенный законопроект.

Не в последнюю очередь перспективы принятия того или иного решения зависят от выводов научно-экспертного управления парламента о законопроекте, от министерств и ведомств (сейчас мы направляем законопроекты на экспертизу в Кабмин) и т. д. Комитеты играют ключевую роль во время второго чтения, именно они работают над поправками к закону. Но, опять-таки, обычно каждая поправка отдельно голосуется в сессионном зале. Впрочем, труднее всего выйти на структуры президента, чтобы они убедили главу государства подписать закон или, наоборот, ветировать законодательное решение, которое пролоббировали конкуренты.

На каких условиях руководители фракций соглашаются сотрудничать с лоббистами?

— Обычно на уровне глав фракций лоббисты получают отказы. Мало того, политический лидер может убедить своих депутатов не брать деньги в индивидуальном порядке, но его мнение не всегда решающее. Например, в случае с коммунистами — если определенное решение поддержит 21 депутат, то вся фракция голосует соответствующим образом, даже руководитель фракции подчинится решению большинства. Тем не менее мы не выполняем лоббистских заказов. Насколько мне известно, в других фракциях ситуация такая же демократическая: лидер отстаивает свое мнение, но решение перед голосованием принимают депутаты. Но с точки зрения лоббиста целесообразнее договориться с лидером, чем напрямую пытаться убедить отдельных депутатов.

Рынок земли есть, его не может не быть
В кулуарах ВР прошлого созыва постоянно обсуждали, сколько денег определенная фракция получила за поддержку того или иного законопроекта. Сейчас таких разговоров значительно меньше, не из-за того ли, что деньги заносят исключительно руководителям коалиции?

— Нет. Скорее всего, во время работы ВР прошлого созыва олигархи решили все интересовавшие их вопросы, и сейчас снизился спрос на услуги депутатского корпуса. Кроме того, с пятнадцатью фракциями было намного легче договариваться, чем сейчас с пятью, которые ставят перед собой четкие политические цели. Я говорю не об отдельных депутатах, а о фракциях в целом.

Какой законопроект, по вашей информации, был самым дорогим?

— Изменения в Конституцию, но я не знаю, сколько именно они стоили.

Лично на вас выходили с предложением содействовать прохождению законопроекта?

— Мне все время звонят из разных министерств и просят поставить на рассмотрение какие-то законопроекты.

Как зависит принятие проекта от ведения заседания ВР?

— Председательствующий решает, мучить докладчика или, в некоторой мере, облегчить его выступление. Когда вижу, что закон — проходной, под ним есть все подписи, над ним работали в комитете, я экономлю время. Обычно это происходит, когда парламент ратифицирует межгосударственные соглашения. А заставить депутатов принять документ против желания фракций практически невозможно. Хотя иногда, например, когда для прохождения законопроекта не хватает нескольких голосов, можно сагитировать трех-четырех депутатов его поддержать. Можно повторно поставить проект на голосование, если парламентарии своевременно не сориентировались и провалили его, но это — технические моменты.

Во время рассмотрения законопроекта о госбюджете к руководителям профильного комитета ВР выстраиваются очереди лоббистов. Как пробить строку в госбюджете?

— В бюджетный комитет ВР очереди выстраивались до имплементации конституционных изменений, когда правительство зависело от принятия госбюджета. Раньше президент Кучма давал понять, что премьер, который не может убедить парламент принять бюджет, неспособен руководить Кабинетом Министров. Сейчас политически ответственное большинство без проволочек голосует за правительственные предложения. Свернулась торговля фракций и отдельных депутатов с Кабмином (дескать, вы фиксируете для нас ту или иную строку, а мы поддерживаем бюджет в целом). Бюджетный комитет ВР в значительно меньшей мере шантажирует правительство. Хотя я не исключаю, что во время принятия госбюджета-2007 также были ходоки.

К кому ходили лоббисты?

— Прежде всего к руководству правительства и профильных министерств, но денег могли не заносить — фракции рассчитывались голосами. Например, я точно знаю, что один депутат пробил строку на строительство стадиона в Виннице бесплатно, он лишь выполнил обязательство поддержать госбюджет. Кое-кому за поддержку госбюджета вернули переплаченный НДС.

Разве за поддержку законопроектов возвращают НДС?

— Не знаю точно, но сейчас эту проблему изучают на заседании СНБО Украины. Моя позиция — НДС вообще надо отменить, но ее разделяют далеко не все партнеры по коалиции. Сейчас мы работаем над проектом Налогового кодекса, и я не теряю надежды доказать правительству на конкретных расчетах, что НДС нужно отменить или, по крайней мере, заменить его на более адекватный налог. К сожалению, некоторые решения, которые принимались и принимаются сейчас, не выводят экономику из тени, а загоняют ее туда. Предыдущее правительство возмещало НДС предприятиям тех областей, которые были к нему ближе. Но ведь бюджетонаполняющими регионами являются прежде всего восточные области, поэтому правительство Януковича переориентировало возврат НДС на Донецк, Луганск, Днепропетровск, Харьков. Сейчас говорят, что это неправильно. Все это надо детально проанализировать и принять взвешенное решение.

Политическая диверсификация

Что и от кого получила Юлия Тимошенко за поддержку закона о Кабмине?

— Я не знаю, кто с кем договаривался. Могу сказать, что, создавая временные союзы, лидеры политических сил руководствуются взаимовыгодой. Ценой голосов фракции Тимошенко, отданных за закон о Кабмине, были голоса коалиции за закон об императивном мандате. Это решение было более важным для БЮТ (ее фракции в местных советах фактически разваливались), чем закон о Кабмине, который пока что не затрагивает их интересы. Более того, Юлия Владимировна надеется возглавить правительство... То есть БЮТ не просто не проигрывал в перспективе, а еще и получил колоссальную краткосрочную выгоду. Но ведь мало просто принять закон об императивном мандате — нужна подпись президента. И они пошли на другой гешефт, предложили Ющенко соглашение: БЮТ не будет голосовать за нормативные изменения и законы о президенте, о СНБО Украины, об основах внутренней и внешней политики, о Конституционном Суде, в конце концов, об изменениях в Конституцию, а глава государства — подписывает закон об императивном мандате. Это — высший пилотаж политических договоренностей. Хотя Юлия Тимошенко клялась, что скорее звезда упадет с неба, чем БЮТ проголосует за закон о Кабмине.

Украинским политикам свойственно не выполнять договоренности. Каким образом вести себя в таких ситуациях?

— На консультациях между фракциями долго обсуждают, чей законопроект будут голосовать первым, рассматривают возможность пакетного рассмотрения и т.д. Например, при принятии закона о Кабмине БЮТ требовал, чтобы сначала проголосовали закон об императивном мандате, но мы убедили, что не нарушим договоренностей.

Правда ли, что закон о Кабмине и последняя редакция закона о госзакупках подверглись существенным изменениям, пока из сессионного зала попали в Секретариат президента?

— В законе о Кабмине была чисто техническая ошибка, иногда такое случается. Аппарат ВР сообщил президентскому Секретариату о том, что одну из страниц нужно изъять и добавить вместо нее другую. Согласен, что ошибки бывают и в других законах, но они исправляются на протяжении 15 дней, когда с соответствующим документом работают служба президента и аппарат ВР. Помню лишь один случай, когда на подпись главе государства пошло не то, за что голосовали депутаты, — закон о госбюджете 2003 года. Скандал разбирали на профильном комитете, который собственно допустил ошибку. После этого законы, регулирующие движение средств, десятки раз проверяют. Что касается закона о госзакупках, то он, по утверждению экспертов, не решил принципиальных проблем в этой сфере. Группа, работавшая над соответствующим законопроектом, не учла всех предложений и пожеланий. Сейчас при Комитете по вопросам финансов и банковской деятельности создана новая рабочая группа, которая должна усовершенствовать закон.

КПУ создала коалицию с Партией регионов. Коммунисты променяли «Капитал» Маркса на капитал Ахметова?

— Мы создали коалицию не от хорошей жизни, предупредив при этом наших союзников, что в вопросах, противоречащих нашим программным принципам (приватизация, вступление в ВТО, НАТО и т. д.), мы не будем поддерживать ПР.

Вы уклоняетесь от ответа. Благодаря коммунистам крупный капитал получил вполне реальную власть. Разве нет?

— Мы исходили из того, что лучше такая коалиция, чем оранжевая. Тем более, что у нас с ПР общие взгляды на отношения с Россией.

То есть ориентация на Россию компенсирует несправедливое перераспределение национального дохода?

— Мы отстаиваем интересы трудящихся тем, что не голосуем за законы, которые могут ухудшить жизнь простых людей. Если бы мы сохраняли классовую чистоту, то оранжевые сформировали бы коалицию и продолжали разрушение страны.

Во время выборов в ВР руководитель вашего штаба Игорь Алексеев сказал Контрактам, что КПУ ни при каких условиях не будет блокироваться с ПР. Зачем вы обманывали простых людей?

— На тот момент Алексеев был прав, не шло речи даже о сближении с ПР. Но жизнь заставила нас пойти на этот союз. И наши избиратели нас поддерживают, об этом свидетельствует рост рейтинга. Мы могли бы и дальше находиться в оппозиции, но это закончилось бы маргинализацией КПУ. Кстати, апологеты коммунизма позволяют идти на временные союзы с классовыми врагами.

Правда ли, что присоединение КПУ к коалиции курировал олигарх, нынешний вице-премьер Андрей Клюев?

— У Клюева не было резонов нас стимулировать. Создание коалиции было выгодно как нам, так и регионалам. Мы вошли в состав коалиции, руководствуясь политическими расчетами. Возможно, что нам нужно доплатить ПР за то, что они взяли нас в коалицию. (Смеется.)

По сути, регионалы имели на руках два коалиционных соглашения — с СПУ и КПУ, и с Нашей Украиной. Но НУ решила перехитрить всех и в результате перехитрила сама себя. Кое-кто в этой политической силе считал, что, если их поддерживает президент, то они должны получить и другие должности вопреки тому, что на выборах набрали недостаточно голосов. Кстати, у НУ были вполне реальные шансы создать коалицию с ПР. Если бы это произошло, то через полгода половина БЮТ была бы в ее составе: представьте себе, 300 голосов в ВР, плюс — влияние главы государства, плюс — совместные действия команд премьера и президента.

Почему КПУ выступает против свободного обращения земли? Вы действительно считаете, что крестьяне продадут участки за бесценок, или защищаете интересы Александра Ткаченко и других латифундистов-арендаторов?

— Продление моратория на продажу земли поддержали не только коммунисты, но и крупнейшие землевладельцы. Что бы там ни говорили о фермерстве, но когда функционировала плановая система хозяйствования, колхозы выращивали не только то, что приносит прибыль, но и неприбыльную продукцию, необходимую государству. К тому же, согласно статье 12 Конституции, земля является собственностью украинского народа. Но большинство граждан не получили своих паев, реальными собственниками стали небольшие группы людей, которые во время распаевания были близки к руководству колхозов. Я понимаю, что крестьяне стремятся получить право продавать землю. Но ведь цены на нее смешные — $200-300 за га.

Цены на землю в Украине рыночно не определены из-за того, что ВР регулярно продлевает мораторий на продажу земли, участки нельзя использовать в качестве залога под кредиты...

— Рынок есть! Землю уже сейчас продают за $300-400 за га.

За последние 4 года в обход моратория продано около 4,7 млн га земельных паев. Разве непонятно, что мораторий является ширмой, за которой местные советы и облгосадминистрации распродают сельскохозяйственные участки?

— Вы оцениваете проблему, учитывая процессы, происходящие вокруг Киева, на периферии совсем другая ситуация. Прежде чем разрешать продажу земли, нужно принять законы о кадастре, об оценке земли, запретить использовать ее не по назначению... Но и в этом случае рынок земли не будет работать прозрачно, поэтому необходим мораторий.

Интересное время

Почему вас освободили от должности второго секретаря ЦК КПУ?

— Я попросил товарищей освободить меня от выполнения партийных обязанностей, поскольку совмещал должности в ВР и в партии, пока мы были оппозиционной силой. Сейчас я загружен работой в коалиции. К тому же нужно выращивать новые партийные кадры.

Львов был эпицентром борьбы за независимость Украины. Трудно было работать на должности первого секретаря львовского горкома КПУ в конце 80-х годов?

— В конце 1989-го меня назначили в ЦК КПУ, в отдел Кравчука, который был секретарем по идеологии. В апреле следующего года я получил в Киеве двухкомнатную квартиру (где, кстати, живу до сих пор), а в 1990-м меня на альтернативной основе избрали секретарем львовского горкома. Это произошло неожиданно. Я пришел на конференцию, готовя для руководства доклад, а мою кандидатуру выдвинули на должность первого секретаря горкома. Семья осталась в Киеве, а я вернулся во Львов, жил в общежитии. После путча на некоторое время остался во Львове, специально ходил по улицам, чтобы все видели, что я никуда не убежал и остался на старых позициях. Через несколько месяцев вернулся в Киев и начал искать новую работу.

Согласно официальной биографии, вы некоторое время работали сторожем. Что охраняли?

— Мой бывший руководитель Леонид Кравчук стал президентом, мне предложили должность в его аппарате. Я отказался и устроился сторожем в агрофирму «Украина», офис которой был расположен в центре столицы, возле Бессарабки. Приходил на работу в 18.00, уходил — в 9.00, спать не запрещалось. Я охранял сам офис и иногда товары, которыми торговала фирма, — телевизоры, видеомагнитофоны и т. д. При этом продолжал общественную деятельность, создавал и редактировал газету СПУ «Товарищ» (компартия тогда была запрещена), а впоследствии — газету «Коммунист». Интересное было время.

Вы отказались от работы в аппарате Кравчука из-за того, что были против независимости Украины?

— Да. Тогда я был совсем другим, нежели сейчас, но не жалею о своем поступке.

Члены вашей семьи занимаются бизнесом?

— Нет. Дочь работает выпускающим редактором на НТН.

То есть на канале ваших политических партнеров.

— Это они сейчас партнеры. Дочь устраивалась на работу, как только канал начал выходить в эфир. До этого она работала на радиостанциях — тоже готовила новости. Кстати, сейчас НТН не очень заангажирован, а когда создавался, не был заангажированным вообще. Канал регионалов «Украина» имел ярко выраженную политическую позицию, а НТН позиционировали как объективный, чтобы охватить аудиторию «5 канала».

Компартии Восточной Европы признали преступления сталинизма и покаялись перед своими народами. Почему КПУ до сих пор не признает голодомор геноцидом?

— Голод был вызван неурожаем, непониманием проблем села, но я не верю в то, что он был спланирован государством, чтобы уничтожить украинское крестьянство.


Карьера первого вице-спикера

С 2003 г. — первый вице-спикер ВР Украины

2002 г. — народный депутат

1998 г. — народный депутат

1997 г. — председатель Центрального избирательного штаба КПУ

1993 г. — главный редактор газеты «Коммунист»

1992 г. — главный редактор газеты «Товарищ»

1991 г. — охранник агрофирмы «Украина»

1990 г. — первый секретарь Львовского горкома КПУ

1989 г. — инструктор идеологического отдела ЦК КПУ

1988 г. — секретарь Львовского горкома КПУ

1981 г. — лектор, заместитель заведующего Домом политпросвещения, заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации Львовского обкома КПУ

1975 г. — аспирант, младший научный сотрудник, старший научный сотрудник Института общественных наук АН УССР

1974 г. — служба в армии

1972 г. — аспирант Института общественных наук АН УССР (г. Львов)

1972 г. — учитель истории в с. Большая Глуша (Любешовский р-н, Волынская обл.)

1972 г. — окончил Луцкий государственный педагогический институт им. Леси Украинки

16 августа 1950 г. — родился в с. Ветлы (Любешовский р-н, Волынская обл.)

Вы здесь:
вверх