логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Дети капитана Гранта Нелли ВЕРНЕР, Евгений ДУБОГРЫЗ - «Контракты» №11 Март 2007г.

Главный источник доходов украинских исследовательских центров — грантовые проекты. На экономических прогнозах миллионов не заработаешь


Второй месяц на веб-сайте Института экономических исследований и политических консультаций (IER) висит объявление о вакансиях. Исследовательскому центру требуются полтора десятка человек — аналитиков, специализирующихся на социально-политических и экономических исследованиях. Нынешний штат института, не считая административного персонала, — семь человек, четверо из них занимают должности директоров. Еще полгода назад IER был на грани закрытия — институт покинули несколько аналитиков, недовольных сокращением зарплат. «Пришло время расширяться», — говорит директор организации Игорь Бураковский.

Расширяется не только IER. Другой известный исследовательский центр — Международный центр перспективных исследований — за последние полгода пополнился пятью новыми аналитиками и экономистами. Ищет экономистов и центр CASE Украина — отечественный филиал польского центра Case. Выходят на рынок и новые исследовательские организации, например, год назад группа System Capital Manаgement создала Бюро экономических и социальных технологий (БЭСТ).

Танки и танкисты

Исследовательские центры (или think tanks — так их называют во всем мире) развернули свою деятельность в Украине в середине 90-х, в период стагнации экономики. Инициаторами их появления стали международные донорские организации — от негосударственных центров, таких как Гарвардский университет или Фонд Джоржда Сороса «Відродження» до правительств развитых стран, в первую очередь США. Международные фонды и институты выделяли гранты, которые позволяли новоявленным институтам безбедно существовать. Изначально результаты работы — в первую очередь экономические прогнозы — бесплатно распространялись в органах государственной власти и офисах крупных предприятий, где, по мнению доноров, рекомендации центров могли быть полезными.

Источники доходов украинских
аналитических центров, %

Самый известный продукт исследовательских центров, подобных IER, МЦПИ и т. д., — экономические прогнозы. Раз в квартал (реже — ежемесячно) центры составляют и публикуют прогнозы основных макроэкономических показателей Украины — темпов роста ВВП, инфляции, экспорта с импортом, иностранных инвестиций и т. д., вплоть до прогнозов развития отдельных секторов экономики. У каждого центра есть свое ноу-хау, экономическая модель так называемого полного равновесия или частичного равновесия. Проще говоря, набор формул: подставив в эти формулы данные Госкомстата, НБУ или оценочные цифры самих специалистов центра, на выходе исследователи получают прогнозные показатели.

Экономические прогнозы — скорее репутационная составляющая деятельности центров, нежели источник их доходов. Единственный отечественный think tank, поставивший продажу прогнозов на регулярную основу, — Международный центр перспективных исследований, торгующий брошюрой «Квартальні передбачення». Целевая аудитория «аналитической периодики» центра — плановые отделы крупных предприятий, иногда использующие такие прогнозы для составления стратегических планов. Хотя, по словам директора департамента экономических исследований и публикаций МЦПИ Алексея Блинова, проект пока остается убыточным: себестоимость «Квартальних передбачень» — около $120 тыс. в год, а подписка приносит на $40 тыс. меньше.

Годовые бюджеты
аналитических центров*, %

В целом крупнейшие исследовательские центры ежегодно выполняют 20-50 проектов стоимостью от тысячи до нескольких сотен тысяч долларов. Руководители организаций наотрез отказываются называть годовые бюджеты. Однако, по неофициальной информации, они в год зарабатывают $200-400 тыс. — похожие бюджеты имеют европейские или американские think tanks средней руки.

Битва за донора

Первый и главный источник доходов украинских экономических центров — аналитические исследования, выполненные по заказу зарубежных донорских организаций. Темы исследований стандартны — евроинтеграция, экономические реформы, фискальная политика, усовершенствование законодательной базы. Обычно заказчиками выступают грантовые организации, такие как Международный фонд Сороса «Відродження», Агентство США по международному развитию (USAID), германский Фонд Фридриха Эберта, Британский Совет в Украине и др. Доноры определяют основную тему исследования и объявляют тендер на лучшее предложение по реализации проекта. Затем по собственным критериям грантодатели определяют, кто из претендентов получит деньги.

Подавать заявки на получение грантов де-юре имеют право любые аналитические институты. Однако сами доноры-грантодатели ограничивают круг соискателей общественными некоммерческими организациями. «Чтобы выиграть тендер, необходимо доказать опыт похожих исследований, дать гарантию сформирования группы исследователей, подать резюме каждого из сотрудников: донор должен увидеть, кто именно и в каких проектах принимал участие», — рассказывает директор МЦПИ Владимир Никитин.

На этом этапе важна публичность и хорошая репутация как всего центра, так и каждого исследователя — участника будущего проекта. Именно поэтому аналитики экономических центров охотно комментируют в прессе новости экономики и крупного бизнеса — высказывания по этой тематике наиболее цитируемы в прессе.

Второй источник заработка — выполнение заказов коммерческих организаций (как украинских, так и иностранных). Например, зарубежные компании, прицениваясь к украинской экономике, заказывают исследования отдельных рынков. CASE Украина, к примеру, в конце 2004 года по заказу российского инвестбанка «Ренессанс Капитал» провел исследование макроэкономических перспектив нашей страны. А в прошлом году сотрудники центра анализировали украинский финансовой сектор сразу для нескольких иностранных банков, интересующихся возможностью инвестирования в Украину. «Не знаю, сделали мы работу плохо или, напротив, очень хорошо, только эти банки в Украину не пришли», — смеется директор CASE Украина Дмитрий Боярчук.

Бывают и экзотические проекты: недавно IER по заказу одной из украинских компаний составил аналитическую справку о мировом рынке биотоплива, описав возможные риски и трудности при открытии бизнеса. Такие небольшие проекты не высокозатратны и проводятся довольно быстро (от недели до двух месяцев) в отличие от макроэкономических исследований для правительства, которые могут длиться годами.

Реже, чем раньше, но все еще работают центры с физическими лицами, в основном с бизнесменами и политиками. Например, пять-семь лет назад популярны были заказы на разработку законопроектов, лоббирующих интересы заказчика и его бизнес-группы. Сегодня крупные ФПГ формируют отдельные исследовательские центры и уже не нуждаются в услугах сторонних аналитических институтов. «Наша организация была основана для нужд холдинга SCM, но многие продукты, которые центр намерен производить, например, исследование инвестиционного климата в Украине, могут оказаться полезными и для других компаний, и для общественных организаций», — говорит директор БЭСТ Ирина Акимова.

Пример БЭСТ не единственный. Несколько лет назад депутат Сергей Касьянов, один из собственников днепропетровской корпорации «Ольвия», начал финансировать Украинский центр международной интеграции (УЦМИ). Бизнесмен в то время был членом парламентского комитета по вопросам евроинтеграции, а центр разрабатывал нормативные документы, которые Касьянов вносил на рассмотрение парламента.

Третий источник доходов — организация и проведение круглых столов. «Если существует конфликт интересов, мы можем организовать дискуссию, оценить возможность компромисса, предложить разные варианты решения проблемы», — говорит Алексей Блинов из МЦПИ. Нередко проведение круглых столов заказывают те же бизнес-группы, рассчитывающие на бесплатное освещение мероприятий на TV, — затраты на организацию мероприятий меньше стоимости телевизионных PR-роликов.

Без государства

Вопреки распространенному мнению, государственное финансирование — лишь малая часть доходов исследовательских центров. По данным исследования Центра им. Разумкова, в 2002 году лишь 2% средств, полученных отечественными исследовательскими центрами, пришли из госбюджета. «Создавая институт, мы планировали, что финансировать его деятельность на паритетных основах будут Немецкая консультационная группа и правительство Украины. Однако соответствующей финансовой помощи от чиновников мы так и не дождались, а немцы со временем решили, что не готовы самостоятельно содержать институт, который по замыслу должен был работать на украинское правительство. Два года назад Немецкая консультационная группа резко сократила финансирование института, хотя и продолжает работать в Украине», — вспоминает Игорь Бураковский. «Государство выступает заказчиком в тех редких случаях, когда Всемирный банк предоставляет стране кредит с обязательным условием: часть денег должна быть потрачена на экономические или другие исследования», — объясняет Дмитрий Боярчук.

Между банком и консультантом

Заработком в классическом понимании доходы фондов назвать трудно. Экономические центры в Украине обычно имеют статус некоммерческих организаций, то есть все полученные деньги центры обязаны тратить на текущие нужды (зарплату сотрудников, аренду офисов, публикацию исследований и прогнозов и пр.).

Статус независимых и неприбыльных — палка о двух концах. С одной стороны, экономические центры избавлены от необходимости платить некоторые обязательные налоги (налог на прибыль, например), с другой — лишаются части заработков. Деньги, получаемые экономическими центрами за исследования, должны поступать на счет организаций в форме безвозмездного пожертвования. Такой взнос компания-заказчик не может списать на затраты: сумму можно выделить только за счет планируемой прибыли, заплатив налог на прибыль на общих основаниях. По этой причине ряд потенциальных клиентов отказывается от сотрудничества с центрами. А последние приходят к идее создания коммерческих институтов. МЦПИ, например, уже зарегистрировал отдельное юридическое лицо для оформления бизнес-заказов, а CASE Украина создал компанию «CASE Консалтинг».

Будущее центров, по мнению Игоря Бураковского, связано с вопросами корпоративного управления или экономикой инновационной деятельности в общегосударственном или международном масштабе. «Центры займут нишу между инвесткомпаниями и небольшими отечественными консалтинговыми компаниями. Услуги аналитиков инвестбанков намного дороже затрат на исследования экономических центров. К тому же инвестаналитики, как правило, знают только несколько сегментов экономики. А маленькие консалтинговые компании обычно не располагают ни опытом, ни необходимым штатом сотрудников для проведения качественных исследований», — прогнозирует заместитель директора CASE Украина Виталий Ваврищук.


История поражения — Гарвардские мальчики

Гарвардский институт международного развития (HIID, Harvard Institute of International Development) — один из первых неправительственных «мозговых центров» на территории бывшего СССР. В 1992 году HIID открыл филиал в Москве, в 1995-м — киевский офис. Московский филиал HIID возглавляли профессор Гарвардского университета, российский эмигрант Андрей Шляйфер и его партнер, экс-консультант Всемирного банка Джонатан Хэй. Американцы были назначены советниками Федеральной комиссии РФ по ценным бумагам.

Неправительственная неприбыльная организация была основана для консультаций правительства и финансовой помощи России и Украине в вопросах приватизации и формирования фондового рынка, но закончила свое существование в незавидном положении структуры, обвиненной в мошенничестве.

Работая с российскими чиновниками, Шляйфер и Хэй быстро поняли, что оказались в нужное время в нужном месте: в их распоряжении был доступ к информации о российских активах, готовившихся к приватизации. На протяжении нескольких лет американцы занимались скупкой акций крупных российских предприятий через множество вспомогательных организаций — фондов, инвесткомпаний, агентств недвижимости, основанных на гранты (несколько десятков миллионов долларов, полученных от Агентства по международному развитию USAID и Конгресса США).

Активность менеджеров в скупке определенных бумаг приводила к искусственному взвинчиванию спроса на акции. После того как бумаги поднимались в цене, Шляйфер и Хэй продавали их.

Вместе с тем, по соглашению между правительством США и Гарвардом, консультанты не имели права заниматься инвестиционной деятельностью на территории РФ. В 1999 году махинации консультантов были раскрыты, HIID закрыли. После нескольких судебных разбирательств американское правительство взыскало с Гарвардского университета $120 млн за «мошенничество, злоупотребление доверием и подрыв веры в добрые намерения правительства США» (именно так звучал судебный вердикт). А предприимчивых управляющих обвинили в злоупотреблении служебным положением в целях личной наживы. Суд обязал тот же университет, а также лично Шляйфера и Хэя уплатить штраф $30 млн в качестве компенсации правительству затрат на оплату работы консультантов.


Прогнозы аналитических центров на следующий год сделаны в IV квартале предшествующего года

По данным Госкомстата, МЦПИ, CASE Украина, IER

Чьи прогнозы оправдываются

 

Международный центр перспективных исследований
Макроэкономическиепоказатели
Прогноз на год, изменение в % к предыдущему году
2003
2004
2005
2006
Темпы роста ВВП 3,5 6,5 7,0 5,5
Инфляция 6,0 6,0 11,0 11,5
Темпы прироста экспорта 4,0 8,0 10,0 6,0
Темпы прироста импорта 6,5 9,0 18,0 11,0

Как росла экономика Украины
Макроэкономические показатели
Прогноз на год, изменение в % к предыдущему году
2003
2004
2005
2006
Темпы роста ВВП 9,6 12,1 2,6 7
Инфляция 5,2 9,0 13,5 9,1
Темпы прироста экспорта 10,3 42,7 -11,2 12,1
Темпы прироста импорта 16,4 28,2 2,1 24,6

Институт экономических исследований и политических консультаций
Макроэкономические показатели
Прогноз на год, изменение в % к предыдущему году
2003
2004
2005
2006*
Темпы роста ВВП 4,6 6,2 8,1 4,4
Инфляция 7,6 6,6 9,1 9,6
Темпы прироста экспорта 1,3 7,4 5,4 4,3
Темпы прироста импорта 3,5 14,4 8,1 10,2
*Прогноз составлен в сентябре 2005г.

Центр СASE Украина
Макроэкономическиепоказатели
Прогноз на год, изменение в % к предыдущему году
2003
2004
2005
2006
Темпы роста ВВП 4,7 8,3 5,6 5,5
Инфляция 5,3 7,6 11,0 9,8
Темпы прироста экспорта 2,5 7,9 8,7 1,9
Темпы прироста импорта 2,7 11,0 11,6 7,3
Вы здесь:
вверх