логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Пройдемте в закрома Беседовали Наталья ГУЗЕНКО, Роман КУЛЬЧИНСКИЙ - «Контракты» №13 Апрель 2007г.

Председатель Госкомрезерва Виктор Кириченко не может рассчитаться с долгами перед коммерсантами


10 секунд на чтение

В интервью Контрактам Виктор Кириченко рассказал о том, что:

1) занимается своим делом без лишнего шума

2) специально созданные фирмы срывают тендеры

3) государство хранит сырье для несуществующих предприятий

4) мобилизационные резервы разворовываются

Экономические интервенты

Расскажите, где у Родины закрома?

— Запасы складируются на предприятиях и базах системы Госрезерва, а также в пунктах ответственного хранения, определенных государством (таковых более 1 тыс.). В целом Госрезерв — это госзапасы материальных ценностей, предназначенные для обеспечения стратегических потребностей государства в особый период, первоочередных работ во время ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и для стабилизации экономики.

Обычно правительство устраняет диспропорции между спросом и предложением административными методами. Не так ли?

— Нет, финансово-экономический блок Кабмина, в который входит Госрезерв, не бездельничает. Сейчас на внутреннем рынке нет ценовых колебаний по основным продуктам — это, в том числе, и наша заслуга, мы просто занимаемся своим делом без лишнего шума. Решения об интервенциях принимает Кабмин, а я или министр экономики можем выступить с определенной инициативой. Хотя не скрою, что Украина отстает от России, гораздо чаще использующей интервенции для регулирования цен.

Почему, как вы думаете?

— Чтобы регулярно использовать интервенции, нужно иметь большие запасы. А нам их едва хватает для удержания существующих цен по ряду позиций. Объем запасов напрямую зависит от бюджетного финансирования. Сейчас у нас нет свободных средств, одни долги, которые мы планируем погасить до конца года. Тем не менее мы регулярно обновляем запасы в соответствии с нормативными сроками хранения продукции. В ближайшее время, к примеру, планируем провести зерновую интервенцию, которая, следуя расчетам Минфина, стабилизирует цены на хлеб.

Какой планируемый объем зерновой интервенции?

— Существенный, сейчас запасы продовольственной пшеницы Госрезерва покрывают около 20% годового потребления.

Зачем же в таком случае Кабмин жестко квотировал экспорт зерна?

— В 2006 году трейдеры, скупив зерно, начали его вывозить, невзирая на то что запасы Госрезерва не были сформированы, — возникла диспропорция между тем, что имеем, и тем, что нам нужно. Правительство приняло решение приостановить экспорт зерна, что позволило нам сформировать нынешние запасы. Я понимаю, что трейдерам интереснее экспортировать зерно — в Украине его закупочная стоимость на 20% ниже, чем за рубежом. Министерство аграрной политики прогнозирует, что в этом году будет такая же проблема.

Трейдеры утверждают, что зерно буквально гнило в портах. В этом году ситуация повторится?

— Трейдеры отказывались продавать зерно нам, ссылаясь на уже заключенные договора. По сути, мы вступили в психологическое противоборство. Я сочувствую трейдерам, но для меня главное — ценовая стабильность на внутреннем рынке.

А разве квотирование экспорта не противоречит принципам ВТО, на которое якобы ориентировано правительство?

— Мы обсуждали этот вопрос и выяснили, что квотирование экспорта — наше внутреннее дело.

Цены на нефть на ведущих сырьевых биржах превысили отметку в $60 за баррель. Когда в Украине начнется новый бензиновый кризис?

— Прогнозирование — неблагодарное занятие. Полагаю, что в этом году Кабмину удастся не допустить резкого скачка цен.

Созревание клиентов

Сколько зарабатывает государство на продаже запасов?

— Мы не подсчитываем размер прибыли, поскольку ее получение не является нашей прямой задачей. Но я задавался этим вопросом и выяснил, что особой выгоды мы не извлекаем. К примеру, четыре года назад тонна зерна стоила 560-600 грн, а сейчас мы реализуем его по 800 грн. При этом нужно учитывать, что хранение зерна — процесс очень энергоемкий и затратный. А ввиду того, что Госрезерв работает как с прибыльными, так и с заведомо убыточными продуктами, в среднем мы выходим в ноль.

Какой объем запасов списали в 2006 году?

— В соответствии с нормами естественной убыли. К примеру, мясо вымерзает при длительном хранении.

Как вы выбираете поставщиков?

— Ежегодно Кабмин утверждает план обновления запасов, согласно которому мы объявляем и проводим конкурс. Согласно закону о Госрезерве, обязательное основание для проведения конкурса — постановление Кабмина.

Как вы оцениваете последние изменения к закону о госзакупках?

— Измененный закон несовершенен, как и его предыдущая редакция. Это признают все в правительстве. В частности, несовершенством закона пользуются фирмы, специально созданные, чтобы срывать конкурсы. Технология элементарна: к примеру, недавно при проведении конкурса на закупку мясных консервов одна одесская фирма не внесла конкурсное обеспечение и не предоставила необходимую документацию. Сразу же после завершения торгов одесситы направили жалобу (мол, один из участников, вместо оригинала какого-то документа, предоставил ксерокопию) и таким образом заблокировали конкурс.

В сложившейся ситуации мы даже не можем вернуть обеспечение добросовестным, но проигравшим участникам. От несовершенства закона о госзакупках страдают все — и государство, и частные компании, а в особенности реальные производители. К примеру, фермеру во время страды голову некогда поднять. Тогда как он, если хочет продать зерно государству, должен приехать к нам, внести тендерное обеспечение, собрать кучу документов, присутствовать при проведении тендера и т. д. Этим, собственно, пользуются трейдеры, скупающие зерно по заниженной стоимости прямо на току.

Соответственно, госоператоры (мы, Государственный аграрный фонд, ГАК «Хлеб Украины») вынуждены работать с перекупщиками, увеличивающими цену в 1,5-2 раза. Безусловно, я понимаю, что представители госструктур не могут покупать зерно за нал у непосредственных производителей, но ситуацию нужно менять! Один из возможных выходов — организация нормальных (а не карманных, при губернаторах) аграрных бирж.

Кто лоббировал последние изменения к закону о госзакупках?

— Я не хочу никого обвинять. Полагаю, депутаты хотели сделать как лучше, а получилось как всегда. На определенной стадии кто-то что-то снова недодумал или додумал, но не так, как нужно нормальным бизнесменам и государству. Закон должен быть удобным для тех, кто покупает, и тех, кто продает, а процедуры проведения и определения победителя тендера — максимально прозрачными.

Каков механизм реализации запасов Госрезерва?

— Он определяется правительственным постановлением. В частности, мы запрашиваем у Госвнешинформа, Госкомиссии, независимых экспертов информацию об уровне цен на продукцию, которую намерены продать, проводим мониторинг рынка. Потом, с учетом состояния товара и сроков хранения, делаем определенную скидку. В среднем на 20-25%. Конкурсная комиссия (в состав которой входят чиновники из Госрезерва, Минфина и Минэкономики) заслушивает нашу информацию и принимает коллегиальное решение об уровне стартовой цены на продукцию, фиксируя его в постановлении Кабмина. Затем мы формируем лоты и объявляем о проведении торгов. Потенциальные покупатели делают заявки, проходят квалификацию...

Расскажите о квалификации подробнее.

— Есть перечень требований, которым должен соответствовать покупатель. Логично, что государство должно знать финансовое состояние структур, с которыми имеет дело. Это позволяет избежать ситуаций, когда компания, выигравшая конкурс, не может или не хочет платить. Для нас это убийственно, поскольку вырученные средства используем для дальнейших закупок. Чтобы хоть как-то заставить коммерсантов соблюдать сроки оплаты, Кабмин поднял планку конкурсного обеспечения до 15% от стоимости лота. Хочешь участвовать — будь добр, внеси залог. Если выиграешь и рассчитаешься вовремя, получишь товар и залог. Если не рассчитаешься — не обессудь. Проигравшим компаниям залог возвращается автоматически.

Скрытые резервы

Соблюдаются ли нормативы обеспечения страны энергоресурсами, продовольствием и медикаментами на случай введения чрезвычайного положения?

— Это больная тема. Есть ряд проблем, связанных с мобилизационным резервом — ресурсами, позволяющими в особый период обеспечить деятельность промышленных и транспортных предприятий, объектов связи, здравоохранения и т. д. Дело в том, что соответствующие резервы формировали во времена СССР и с тех пор параметры запасов и мобилизационные задачи, поставленные перед министерствами, не изменяли. Недавно по поручению премьер-министра Минфин, Минэкономики, Минздрав, Минпромполитики и Минобороны создали специальную рабочую группу по инвентаризации имеющихся мобилизационных резервов. Наш контрольно-ревизионный департамент уже приступил к проверке субъектов-хранителей. Предварительный вывод: злоупотреблений — масса, особенно на бывших госпредприятиях.

Куда смотрели раньше?

— Важный нюанс: мобилизационные резервы хранятся не на наших комбинатах, а на предприятиях отраслевых министерств и ведомств. За время независимости Украины многие субъекты-хранители стали частными и их собственники, судя по всему, решили, что ничего государству не должны. Хотя, согласно законодательству, предприятие (независимо от формы собственности) обязано хранить, обновлять и правильно обращаться с мобилизационными резервами. Впрочем, и государство виновато — оно далеко не всегда рассчитывалось с предприятиями за хранение. В прошлом году мы провели расчеты, но многим остались должны.

Сколько задолжало государство частным хранителям?

— Это закрытая информация. В общем могу сказать, что в структуре мобилизационных резервов есть масса абсолютно ненужных позиций, от которых необходимо как можно скорее избавиться. Вряд ли стоит хранить сырье для предприятий, которых давно нет.

А что, по-вашему, нужно закупать в мобрезервы?

— Прежде всего необходимо нормативно закрепить новые мобилизационные задачи.

Как боретесь со складским воровством?

— Инвентаризация мобрезервов только начинается, но то, что крадут, — факт. Недавно, например, выяснили, что украдено 340 тыс. тонн зерна. Ответственные хранители просто вывезли его со склада, переработали и деньги оставили себе. Сейчас оправдываются, мол, Госрезерв не платил за хранение. Да, мы не всегда платили своевременно, но это же не повод присваивать госимущество. На основании нашей информации правоохранительные органы нередко возбуждают уголовные дела.

Почему вы доверяете хранение запасов ненадежным предприятиям?

— Нам не приходится выбирать. Например, зерно нужно не только купить, но и перевезти. А продавец может выдвинуть встречное условие: за цену, предлагаемую нами, он может транспортировать зерно только на определенное расстояние. Мы, будучи стеснены в средствах, вынуждены на такие условия соглашаться. К слову, хлебные базы Госрезерва есть не во всех областях, в ряде случаев субъектов-хранителей определяет Кабмин. Есть злоупотребления и на государственных комбинатах. Зерно куда-то исчезает, а нас потом просят войти в положение, объясняют, что хлебозавод может остановиться, рабочие не получат зарплаты, население — хлеба.

Часто входите в положение?

— О фактах злоупотреблений мы информируем соответствующие органы.

Секреты организации

На коммерческих предприятиях службы снабжения, сбыта и хранения наименее коррупционно устойчивые. Какие принципы подбора кадров в Госрезерв?

— К сожалению, в Украине нет вуза, который готовил бы для нас кадры, приходится их выращивать с Уголовным кодексом в руках. Помогают ревизоры из ГлавКРУ, проверяющие субъектов-хранителей, согласно плану. У нас, наследников Госрезерва СССР, большой опыт в плане воспитания молодежи. В РФ, кстати, есть вуз, где готовят специалистов для Госрезерва. Многие наши сотрудники — выходцы из этого института.

Почему руководство Госрезерва трижды меняли за последний год?

— Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку не занимаюсь назначением и увольнением руководителей Госрезерва. Меня пригласил в свою команду Виктор Федорович Янукович, он же очертил круг задач, которые я должен решить. Я согласился.

Какие задачи поставил перед вами Янукович?

— Закупать и продавать именно столько ресурсов, сколько определено постановлением Кабмина. Случалось, что руководители Госрезерва разных уровней принимали решения о покупке или продаже по своему усмотрению. Пока эта проблема не решена до конца, но в целом я взял ситуацию под контроль.

Каким образом?

— Путем убеждений и более суровых методов.

Как вы оказались в системе Госрезерва?

— Сразу по окончании института я попал в Госснаб Украины. Проработав там 15 лет, принял предложение председателя Госрезерва и Госснаба УССР Анатолия Минченко и перешел в Госрезерв.

Чем занимаетесь в свободное от купли-продажи время?

— Очень люблю рыбалку, часто выезжаю на Десну, особенно нравится ловить карпа. Если есть свободное время, не прочь попариться в баньке.


Карьера чиновника

С 2006 г. — председатель Госкомрезерва

2004 г. — замдиректора по капитальному строительству ГК «Укртрансгаз»

2003 г. — глава наблюдательного совета ОАО «Укрснабстрой»

2001 г. — заместитель гендиректора, технический директор ГП «Укрхимтрансаммиак»

2000 г. — глава наблюдательного совета ОАО «Укрснабстрой»

Август 1998 г. — зампредседателя Госкомрезерва

1998 г. — гендиректор ГП «НВО «Либідь»

1990 г. — начальник объединения «Укрснабстроймонтаж»

Август 1987 г. — начальник управления, управляющий трестом «Укрбытремстроймонтаж»

1987 г. — начальник объединенной дирекции Главкиевгорстроя

1970 г. — мастер, начальник цеха, начальник отдела капстроительства Дарницкого вагоноремонтного завода

1970 г. — окончил Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта

1 октября 1952 г. — родился в г. Аша (Челябинская обл., РФ)

Вы здесь:
вверх