логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Бой с тенью Иван ЗАЙЦЕВ - «Контракты» №13 Апрель 2007г.

Чем раньше собственник начнет готовиться к отражению рейдерской атаки, тем больше у него шансов сохранить бизнес


Александр Орфенов, заместитель генерального директора ГК «РосРазвитие», говорит о том, что в крупных городах России примерно 40% бизнесменов обращаются к антирейдеру до начала захвата предприятия. Остальные 60% спешат за помощью, когда атака уже началась, реализовано несколько этапов плана захвата и собственник фактически потерял контроль над бизнесом. В Российской Федерации в целом к превентивной защите прибегает не более 20% предпринимателей. По мнению Игоря Туника, управляющего партнера BPT-group, среди украинских предпринимателей такое соотношение колеблется примерно как 15-20% к 80-85%. Андрей Шульга, председатель наблюдательного совета международной юридической компании «Соломон-групп», считает, что именно подобным пренебрежительным отношением к правилам безопасности и объясняется обилие успешных рейдов в нашей стране.

Мы уже писали о том, что практически каждое украинское предприятие может стать жертвой рейдерской атаки (см. Контракты: Веселый рейдер). В этот раз попросили экспертов рассказать о том минимуме необходимых действий, которыми бизнесмены могут обезопасить свое предприятие на каждом из этапов рейдерской атаки. Приведенные рекомендации ни в коем случае не являются аксиомой — каждое предприятие по-своему уникально, и попытка применить стандартные правила, не адаптировав их к конкретной ситуации, может привести к негативным последствиям. Тем не менее основные принципы защиты нам выяснить удалось.


Этап 1. От греха подальше

Степень опасности: потенциальная

Характеристики этапа: предприятие потенциально может заинтересовать рейдера

Факторы риска: ликвидные активы (прежде всего земля и недвижимость), успешный бизнес, конфликт между собственниками, акции в свободном обращении (для АО), наличие большого количества агрессивных конкурентов, вхождение в отрасль крупных отечественных или зарубежных ФПГ

Длительность этапа: со дня основания предприятия, с момента приобретения ликвидных активов (в зависимости от наличия/отсутствия факторов риска) — до начала подготовки рейдерской атаки

Методология защиты. Поскольку угроза рейдерской атаки призрачна, предприятие может не торопиться и неспешно выстроить защиту, выбрав наиболее подходящий способ. Например, Ярослав Яременко, адвокат международной юридической компании «Александров и Партнеры», рекомендует с самого начала работы компании выстраивать своеобразную холдинговую структуру из нескольких компаний. Скажем, одной компании, как правило, частному предприятию (если собственник бизнеса один) или ООО (если участников более одного) принадлежат активы. Впрочем, действующее законодательство вполне допускает и нескольких учредителей даже в ЧП. Вторая компания, неважно какой формы собственности, занимается производством, используя мощности по договору с собственником активов. Третья закупает сырье для производства, перепродавая его затем второй. Четвертая — реализует изготовленную продукцию. Пятая, например, обеспечивает все остальные персоналом по принципу аутсорсинга. Таким образом, рейдер уже не сможет использовать наиболее популярные способы захвата активов: через незавершенные контракты, фиктивную или реальную задолженность, банкротство и т. д. Более того, получить активы, войдя в состав акционеров или в число учредителей, также крайне сложно — компания, владеющая активами, зарегистрирована в форме ООО. Юрий Елисеев, директор группы компаний «Кондор», рассказал о том, что главное предприятие группы собственники нередко регистрируют за рубежом, что еще более усложняет задачу рейдера.

Основной недостаток подобной схемы — сложность контроля финансовых потоков. Андрей Шульга также обращает внимание, что при таком построении бизнес-группы может возникнуть проблема с привлечением заемных средств. Ведь предприятия группы, непосредственно вовлеченные в бизнес-процесс, не располагают активами, под залог которых можно привлечь кредит. Если же деньги занимает ключевая компания, являющаяся собственником основных матценностей, то активы становятся уязвимыми вследствие задолженности компании перед банком или другой кредитной организацией.

Другой вариант превентивной защиты — умышленное изначальное отягощение активов или самой компании долгами. Игорь Туник считает, что наличие существенной кредиторской задолженности предприятия вполне может служить неплохой гарантией от недружественного поглощения. Разумеется, только в том случае, если кредиторами выступают дружественные или подконтрольные должнику структуры. «Если рейдер сможет захватить нашу компанию, он с удивлением обнаружит множество непогашенных долгов, сумма которых в несколько раз превышает стоимость бизнеса. Далее мы начинаем банкротить захваченное рейдером предприятие и возвращаем его обратно. Если же целью рейдера являются активы, то, захватив их, он обнаружит, что они три раза заложены и уже заключен предварительный договор об их продаже. Продать он их не сможет, пользоваться имуществом — тоже, и мы сможем восстановить контроль над активами», — говорит эксперт.

Сознательное отягощение активов влечет за собой те же проблемы, что и в предыдущем случае, — невозможность привлечь заемные средства. Из этой ситуации есть как минимум два выхода. Первый подсказывает Иван Волков, юрисконсульт: можно получить деньги в банке, предоставив в качестве залога долговое обязательство. То есть деньги получает не само предприятие — владелец активов, а дружественная структура, которой активы и заложены. Вместе с тем Игорь Туник считает, что эти договоры (о залоге активов, договор предварительной продажи и т. п.) имеет смысл держать в секрете. Иначе говоря, кроме учредителей и изредка наемного топ-менеджера, никто о них знать не должен.

Правда, Павел Петровский, генеральный директор ГК «РосРазвитие», не уверен, что отягощенные заранее активы смогут обезопасить предприятие: «Когда рейдер обнаружит значительную кредиторскую задолженность на захваченном предприятии, он всегда сможет самостоятельно объявить о банкротстве. А потом с помощью судебного решения обеспечить первоочередное удовлетворение требований «своих» кредиторов, одновременно оспорив все кредитные и залоговые договоры на активы, заключенные прежним владельцем. Пока суд да дело, активы уже будут переданы (по решению суда!) подконтрольному рейдеру предприятию и добиться их возврата законному собственнику будет крайне сложно». Станислав Скрипник, ассоциированный партнер юридической фирмы «Лавринович и Партнеры», в свою очередь обращает внимание на возможные проблемы с банком, если станет известно, что кредит получен под уже обремененные активы. В некоторых случаях возможно даже возбуждение уголовного дела за мошенничество.

Денис Кузнецов, партнер юридической фирмы «ТЕКТ-Реал», рассказывает о еще одном способе защиты от рейдера. Речь идет о т. н. «золотом парашюте» — условии в контракте топ-менеджера, по которому он в случае досрочного увольнения получает более чем значительные отступные. «Не секрет, что практически при каждой рейдерской атаке захватчик старается посадить в кресло руководителя своего человека. Однако если замена директора обойдется примерно в три четверти стоимости компании, это может послужить неплохим сдерживающим фактором», — считает господин Кузнецов.

Впрочем, и этот способ не без изъяна. Станислав Скрипник, комментируя данный метод защиты, обратил внимание, что директора можно и не увольнять. Достаточно отстранить от должности, например, решением собрания акционеров или определением суда до окончания, скажем, служебного расследования. В таком случае компенсация ему не выплачивается, а рейдер спокойно сливает активы или переключает финансовые потоки, а затем выходит с предприятия.

Резюме. Универсального способа защиты не существует. Впрочем, шансы рейдера на успешную атаку значительно снижаются, если собственник вовремя выстроит несколько линий обороны, тщательно структурирует систему собственности и разработает систему принятия решений на всех подконтрольных предприятиях.


Этап 2. Ходят тут всякие

Степень опасности: неопределенная

Характеристики этапа: рейдер собирает информацию о возможной жертве, оценивает ее привлекательность и рентабельность операции, намечает направления атаки и запускает «пробный шар» — проверяет способность предприятия обороняться

Длительность этапа: в зависимости от размера атакуемого предприятия и намерений рейдера — от 1 до 6-7 месяцев

Методология защиты. На этом этапе главное для предприятия-жертвы — вовремя почувствовать опасность и начать подготовку к отражению атаки. Признаков заинтересованности рейдера по ходу подготовки атаки появляется немало, причем многие заметны даже не специалисту. Например, участились проверки, активизировались миноритарные акционеры, о которых несколько лет не было ни слуху ни духу. Или мелкие собственники неожиданно запрашивают отчет о финансовой деятельности, хотят увидеть уставные документы и протоколы собраний наблюдательного совета. К компании, ведущей реестр акционеров, обращаются с предложениями предоставить выписку из реестра или запрашивают список акционеров. Кто-то периодически обращается за справкой о надежности компании к партнерам и контрагентам. И, наконец, устанавливают банальную слежку за директором и главным собственником.

Иногда рейдером применяются и более изощренные способы получения информации. Александр Орфенов вспоминает случай, когда руководство предприятия заподозрило рейдерскую атаку, узнав о тщательном исследовании рынка известной маркетинговой службой по заказу неких структур. Связав это с другими косвенными признаками, собственники поняли, что планируется захват предприятия, и начали готовиться к отражению рейдерской атаки.

Если замечено более двух из указанных выше признаков надвигающейся опасности, самое время срочно предпринимать меры по защите бизнеса. Большинство экспертов рекомендует уже на этой стадии привлекать специалистов по отражению рейдерских атак. По словам Игоря Туника, если предприятие обратилось к антирейдеру на этой стадии, вероятность успешной защиты составляет около 90%. Впрочем, некоторые меры безопасности можно принять самостоятельно.

Главные задачи при подготовке антирейдерских мероприятий — определить «лицо истинного врага», то есть заказчика рейда, и выяснить, что именно его интересует. По мнению Андрея Семидидько, исполнительного директора ОО «Антирейдерский союз предпринимателей Украины», в Украине не так много рейдерских групп, и по исполнителям операции не так трудно установить заказчика. Однако Юрий Елисеев считает иначе. По его словам, если за работу берется независимая рейдерская группа, которая специализируется только на захватах и не связана ни с какой конкретной ФПГ, установить заказчика гораздо сложнее. Впрочем, таких специалистов в Украине можно пересчитать по пальцам одной руки. А заказчика придется выявлять уже по косвенным признакам.

Цель рейда выяснить проще. Практически сразу можно понять, интересует заказчика недвижимость, интеллектуальная собственность предприятия или бизнес в целом, либо же цель атаки состоит в устранении конкурента путем уничтожения его бизнеса. Хотя Игорь Туник вспоминает и экзотические цели атаки: например, рейдера заинтересовала вовсе не недвижимость или предприятие, а трудовой коллектив компании.

Андрей Шульга советует при первых признаках готовящейся рейдерской атаки заняться прежде всего анализом документов предприятия. По мнению эксперта, необходимо выявить и устранить легкоуязвимые места, детализировать полномочия руководителей и наблюдательного совета, усложнить порядок отчуждения активов. «Нередко рейдер, тем или иным способом получив доступ к документации предприятия, использует малейшие процессуальные нарушения в ее оформлении, например, обращаясь в суд и оспаривая протоколы собраний наблюдательного совета, общего собрания акционеров, приказы директора и т. п. Тщательное изучение этих бумаг позволяет или устранить нарушения, или, по крайней мере, подготовиться к атаке по этому направлению», — считает господин Шульга.

Станислав Скрипник обращает внимание на еще один часто используемый рейдерами прием. Если назначение или увольнение работников, в первую очередь топ-менеджеров, происходило с различными нарушениями, захватчик может оспорить такие приказы об увольнении или принятии на работу. А в качестве обеспечения иска попросить суд, например, запретить проводить собрания акционеров, совершать любые операции с активами, отстранить действующего гендиректора от выполнения обязанностей и т. д. С этим мнением согласен и Юрий Елисеев: «Один из наиболее популярных способов захода рейдера на предприятие — восстановление в должности прежнего директора через суд. То есть как только опасность захвата компании стала реальной, стоит немедленно проверить бывшего директора: где он, что делает, с кем контактирует и не намеревается ли способствовать захватчикам».

Другое направление построения системы антирейдерской защиты — дублирование финансовых потоков. Игорь Туник убежден, что для борьбы с рейдером предприятию потребуются значительные ресурсы, прежде всего финансовые. Соответственно, продолжает эксперт, необходимо обеспечить доступ собственника к деньгам, даже если рейдер заблокирует основные счета предприятия решением суда, скажем, о взыскании несуществующей задолженности. В таком случае «кровь» компании (оборотные средства) начинает двигаться по дублирующей «кровеносной системе», и владелец предприятия сможет вести эффективную борьбу с захватчиком.

Также не стоит забывать и о том, что даже если рейдер уже начал подготовку к атаке, еще не поздно постараться отяготить активы (например, взять под залог кредит в банке) или передать их другому предприятию. Впрочем, Александр Орфенов рекомендует делать это крайне осторожно. По словам эксперта, нередко собственники бизнеса, стремясь обезопасить активы, лишь упрощают задачу рейдеру. Например, превышая полномочия. Может сложиться ситуация, когда директор по уставу уполномочен заключать сделки на определенную сумму, а взятый в банке кредит ее значительно превышает. Или вообще все сделки с активами возможны только с согласия общего собрания акционеров, которого, естественно, не было. Еще хуже, если активы продаются какой-то фирме по значительно заниженной цене — в судебном порядке такие сделки могут быть признаны недействительными, а директору придется потерять немало времени, общаясь со следователями из ОБЭП и прокуратуры.

Еще одно направление защиты — обращение в антирейдерские союзы и объединения предпринимателей, межведомственную комиссию по вопросам противодействия противоправному поглощению и захвату предприятий при Кабинете Министров и т. д. с сообщением, что на предприятие готовится рейдерская атака. Хотя практической и немедленной помощи оказать они не могут, рейдер уже будет предупрежден о готовности предприятия к отражению попытки захвата. Также стоит провести подготовительную PR-кампанию, например, опубликовать ряд статей о предприятии и его собственниках, где первые лица компании выглядели бы благодетелями трудового коллектива, меценатами и благотворителями. Таким образом достигается формирование положительного имиджа потенциальной жертвы в глазах общественности. Александр Орфенов замечает, что, с другой стороны, стоит организовать пропагандистскую кампанию и внутри самого предприятия — объяснить персоналу, что рейдер готовится захватить предприятие и всех уволить либо значительно урезать зарплату. «Не стоит жалеть красок, описывая картину будущей тотальной разрухи. Если трудовой коллектив полностью поддерживает нынешнего собственника, рейдеру придется несладко. Нам нередко удавалось предотвращать силовой захват предприятий, поскольку мы не жалели сил, времени и средств на работу с трудовым коллективом», — считает эксперт.

Резюме. Основная задача защищающейся компании — сделать рейд экономически невыгодным. А для этого все средства хороши. Прежде всего необходимо срочно залатать все дыры в уставе и текущей документации. Предпринимать ли дальнейшие шаги — отягощать активы, разворачивать PR-кампанию, организовывать другие меры вплоть до использования лоббистских возможностей — руководство решает в зависимости от сложившихся обстоятельств.


Этап 3. Мы к вам, профессор

Степень опасности: атака началась

Характеристики этапа: рейдер путем судебных решений захватывает контроль над предприятием или отчуждает активы

Длительность этапа: от одного дня до нескольких лет, в зависимости от силы противодействия жертвы

Методология защиты. Если рейдерская атака беспрепятственно перешла в завершающую стадию, шансов отстоять бизнес немного. Как уверяют антирейдеры, самостоятельно отбиться от захватчика предпринимателям нереально. Да и помощь профессионалов в данном случае спасает далеко не всегда. Если рейдер уже перехватил рычаги управления компанией и переключил на себя все финансовые потоки, многие эксперты рекомендуют тщательно проанализировать ситуацию и оценить свои шансы на успешное разрешение конфликта. Нередко бывает так, что предпринимателю имеет смысл договориться с рейдером и получить за свой бизнес хоть какие-то отступные. Часто захватчик соглашается на «условия» жертвы — он сам не заинтересован в борьбе «до последней копейки» и предпочитает выплатить бизнесмену компенсацию, лишь бы не ввязываться в бесконечные судебные тяжбы.

Впрочем, в определенных случаях у собственников есть возможности отстоять свой бизнес. Однако многое зависит от количества совершенных рейдером ошибок при проведении операции. Если захватчик действовал безошибочно, вернуть контроль над предприятием практически невозможно. А затяжная борьба может истощить последние финансовые резервы собственника, оставив его у разбитого корыта.

Вы здесь:
вверх