логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Рейдерство: Ответный удар - «Контракты» №13 Апрель 2007г.

Контракты попросили экспертов в области антирейдерских операций рассказать, как они отражали бы атаки на различные предприятия, описанные в одном из предыдущих номеров журнала (см. Контракты: Корпоративные войны).


Компания №2

Виолончель

  • Форма собственности: открытое акционерное общество
  • Акционеры: акционер В. — 45% акций, акционер П. — 32%, акционер Р. — 15% акций, миноритарные акционеры (23 чел.) — 8%
  • Сфера деятельности: производство электротехнических изделий
  • Годовой оборот: около $8 млн
  • Основной актив: производственные помещения — собственный цех (куплен у разорившегося предприятия), два склада, арендованные на 49 лет
  • Руководитель: генеральный директор — наемный топ-менеджер
  • Коллегиальные органы управления: совет директоров — 7 чел. (избираются пропорционально количеству акций), наблюдательный совет — 5 чел. (избираются по такому же принципу)
  • Юридическая служба и служба безопасности: юридический департамент — 5 чел.
  • Лоббистские возможности: лично заинтересованные депутаты местного и областного советов, знакомые в облгосадминистрации
  • Связи с правоохранительными органами: на уровне областного УМВД
  • PR-возможности: отдел рекламы (бюджет $50-100 тыс.)
  • Финансовые ресурсы: средние
  • Отношения в коллективе и между акционерами: сложные — акционер В. и акционер П. полностью переключили на себя управление предприятием. Миноритарные акционеры стремятся влиять на принятие решений на собрании акционеров
  • Направление атаки: цель рейда — получение контроля над основным производственным активом. В первую очередь рейдер постарается получить право собственности на землю под цехом. Затем захватчик выкупает некий пакет акций у миноритариев, входит в состав акционеров. Одновременно начинается подрыв финансового благополучия жертвы и блокируется административный ресурс предприятия. Помимо этого, трудовой коллектив настраивается против нынешних собственников, после чего у акционеров выкупаются пакеты акций по заниженным ценам. (Подробнее — Контракты, № 6, 2007)

Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ, президент МЮК «Александров и Партнеры»

Дмитрий СЛОБОДЯН, помощник адвоката МЮК «Александров и Партнеры»

— Стоит обратить внимание на то, что моделируемая ситуация, когда жертва знает о следующем шаге захватчика или, по крайней мере, о его будущих намерениях, сводит вероятность захвата жертвы практически к нулю. Иначе дела обстоят на практике, когда ключевую роль играет эффект неожиданности.

В предложенной ситуации прежде всего необходимо воспрепятствовать передаче захватчику прав собственности на землю под цехом. Учитывая лоббистские возможности атакованного предприятия, это можно сделать без труда. К тому же в данном случае закон будет на стороне ОАО «Виолончель», ведь при покупке цеха у него возникло преимущественное право на приобретение земельного участка.

Впрочем, есть выход даже в случае, если земля все же будет оформлена на захватчика втайне от собственников ОАО «Виолончель» (как это обычно и бывает), к примеру, после получения претензии, документов судебного дела либо даже после визита на объект государственного исполнителя. На объекте выставляется охрана и устанавливается пропускной режим. В зависимости от ситуации действенным может быть способ обязать охранное предприятие сторожить недвижимость по решению суда. Такой шаг позволит собственникам помещения контролировать ситуацию и не допустить физического входа рейдера на объект, а силовой захват будет затруднен.

Что касается нейтрализации наших лоббистских возможностей и подрыва отношений с партнерами и контрагентами, то захватчикам вряд ли удастся добиться стопроцентного эффекта от данного шага. Ведь вероятность того, что все наши деловые партнеры легко пойдут на контакт с рейдером, невелика — по условиям задачи, они с нами работают не первый год и вряд ли согласятся сотрудничать с неизвестной им компанией, тем более что придется жертвовать уже налаженными связями. В принципе это верно и для негласных договоренностей с представителями органов государственной власти и силовых структур.

Следующий шаг наших оппонентов — арест недвижимости по решению суда. Хочется отметить, что это никоим образом не может быть препятствием для нормального функционирования склада — арест только лишает собственников возможности отчуждать данное имущество. Иначе дела обстоят с созданием механических помех работе склада (прежде всего блокирование дорог) — этому можно препятствовать лишь исходя из ситуации: создать объезд, договориться со строителями, вплоть до расширения охраняемой территории, ведь ремонтников можно просто не допустить ни к складу, ни к подъездам.

Использование рейдером недовольства среди работников можно с легкостью пресечь, пойдя на минимальные уступки трудовому коллективу. Одновременно начать внутреннюю PR-кампанию, к примеру, распространив информацию, что после получения захватчиком контроля над предприятием оборудование будет распродано на металлолом, а работники потеряют свои рабочие места.

Важнейшим шагом в противостоянии захватчикам является блокировка реестра. В случае появления первых признаков атаки инициируется судебный спор между ОАО «Виолончель» и регистратором. В порядке обеспечения иска полностью ограничивается движение информации из системы реестра собственников акций, регистратору необходимо запретить вносить любые изменения в реестр, выдавать какие бы то ни было выписки. После чего можно затягивать дальнейшее рассмотрение различными процессуальными диверсиями. Тем временем нужно провести активную разъяснительную работу с акционерами предприятия, возможно, убедить владельцев крупных пакетов акций в необходимости продать их собственнику контрольного пакета — таким образом нивелируется возможность скупки акций захватчиком.

В случае блокировки реестра захватчику не удастся сосредоточить в своих руках ни одной акции, ведь даже определением суда будет весьма проблематично внести в реестр сведения о смене собственника даже одной акции. Поскольку это определение будет противоречить судебному решению, которым реестр заблокирован. Это, в свою очередь, сделает невозможным вхождение представителей захватчика в состав органов управления ОАО «Виолончель».

Вероятно, эти шаги могут остудить интерес захватчиков к предприятию. Ведь захват компании — дело не из дешевых, и если предпринимаемые шаги не дают ожидаемого эффекта, заказчик может задуматься о дальнейшем вложении средств в преодоление выстроенной системы антирейдерской защиты.

В нашей практике бюджет защитной операции, как правило, приблизительно на 30% меньше средств, направленных рейдером на атаку. В данном случае затраты на отражение атаки составят $200-400 тыс.

Вы здесь:
вверх