логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Ищите золото Нелли ВЕРНЕР, фото Светланы СКРЯБИНОЙ - «Контракты» №20 Май 2007г.

На добыче золота в Украине можно заработать $10-15 млн, считает Борис Малюк, заведующий сектором мониторинга минерально-сырьевой базы Украины Государственного геологоразведочного института


Сколько золота можно добыть на украинских месторождениях?

— Три объекта в Среднем Приднепровье — Балка Золотая, Сергеевское и Балка Широкая — содержат по 70-80 тонн золота, и руды в них богатые. Дело в том, что объект, который предлагается для освоения, должен пройти через госкомиссию по запасам. В этих месторождениях запасы уже подсчитаны и утверждены госкомиссией. По результатам доразведки запасы корректируются — одно дело провести оценку, пробурив несколько скважин, а другое — построить шахту или карьер.

Какой способ добычи уместен в Украине?

— В Украине, имеющей опыт разработки очень глубоких карьеров в Кривом Роге, добыча открытым способом не проблема. Но золото — это не железные руды, в которых 40% полезного компонента. В тонне породы содержится лишь несколько граммов желтого металла. Отвалы при использовании карьерного способа добычи будут вдвое больше, чем при подземной разработке.

С другой стороны, при добыче в шахтах расходы увеличиваются на порядок, но таким способом разрабатываются исключительно богатые руды, а в карьерах, если судить по Западной Африке, добываются руды с очень низким содержанием золота — 2-3 грамма на тонну. На Мужиевском месторождении в тонне коренных руд содержится 5-7 граммов золота. Это стандартное количество для подземного способа добычи.

Как определить уровень рентабельности проектов?

— С помощью простой DCF-модели. Инвестор просчитывает доходы и расходы на 10-15 лет (примерный срок разработки среднего месторождения золота с добычей 10-50 тонн в год) и получает внутреннюю норму прибыли. Для горнорудных проектов эта норма должна быть не ниже 15%.

В Украине добыча золота может быть прибыльной?

— На хорошую прибыль реально выйти, если в течение 10 лет добывать по 8 тонн ежегодно. Правда, вопрос: кто этим будет заниматься? Вряд ли инвестором сможет выступить государство — доходы по государственным меркам небольшие. В результате полной реализации проекта по добыче золота в Украине можно получить примерно $10-15 млн — это уровень доходов (и, соответственно, затрат) небольшой частной компании.

Почему аукционы по продаже месторождений до сих пор не состоялись?

— Видимо, наше руководство никак не может определиться, кому все-таки эти объекты предпочтительнее отдавать — отечественным или иностранным инвесторам. Мне кажется, что эти месторождения — плод деятельности украинских геологов. Я говорю об объектах, которые подготовлены для добычи, их лучше отдать украинским компаниям.

Иностранцам имеет смысл предлагать еще неразведанные залежи, они смогут инвестировать в разведку, привлекать наших специалистов. Западные акционерные компании — это, как правило, совет директоров из 5-6 человек плюс 2-3 штатных сотрудника. Естественно, совет директоров не будет ни бурить, ни канавы рыть, ни траншеи копать, ни с компасом ходить — под эти работы нанимается местный персонал. Так поступают, к примеру, компании в Западной Африке. Тем более что советская геологическая школа 100 очков даст вперед любой канадской и австралийской. Потому что на Западе специалистов учат: существует финансовый риск — человек рискует только деньгами, и не всегда своими. А нас готовили по-другому: если дело шло вразрез с первоначальными планами, геологи часто рисковали личной свободой, а то и головой. Как вы понимаете, этот фактор посерьезнее любых денег.

Интересуются ли отечественные бизнесмены золотодобычей?

— Скорее теоретически, на перспективу. Наши бизнесмены пока больше заинтересованы в сырьевых проектах с быстрой отдачей, традиционных для Украины, — нефть, газ, уголь, железные руды. Иностранных компаний, желающих добывать золото в Украине, очень много. Однако они, похоже, с трудом себе представляют, что их ожидает в нашей стране. Их надо всему учить, объяснять, что на каждое движение следует получить разрешение, показывать, где находятся десятки учреждений, дающих добро. Иностранцам, которые к нам приезжали, казалось, что все просто. Они полагали, что достаточно заплатить определенную сумму за соответствующую лицензию и откроются все возможности. Но, во-первых, они смутно представляли размер этих сумм, во-вторых, я не знаю, где они брали материалы. Им казалось, что у нас открытый способ добычи и другое качество руд.

Чужое золото

Почему иностранцы, владеющие месторождением Сауляк, хотят его продать?

— Строго говоря, компания Eurogold владеет не месторождением, а правами на его разведку. В этом году у нее закончился срок действия лицензии. Компания получала разрешение на разведку, когда действовала совсем другая схема выдачи таких документов — до аукционов. То есть они получили участок при одном законодательстве, а сейчас действует другое. Чтобы продлить разрешение, Eurogold должна пройти через аукцион. И эти люди понимают, что, участвуя в аукционе, могут участок потерять, его просто могут перекупить. А механически продлить разрешение нельзя.

Почему британская компания Oxus Gold, которая вела переговоры по поводу месторождения, внезапно отказалась от покупки?

— Oxus Gold, насколько мне известно, просто купила Eurogold. По официальному сообщению, Oxus Gold приобрела 20% акций Eurogold, но мне они говорили, что купили компанию целиком. Представители Oxus у нас уже побывали в этом году, у них даже договор о конфиденциальности был подписан с министерством.

На какой стадии разведочных работ находится Сауляк?

— Месторождение разведано, запасы подсчитаны — там обнаружено два рудных тела, но они пока не подготовлены к эксплуатации. Есть еще стадия подготовки. Это даже не обустройство карьера или шахты, имеется в виду дополнительная разведка. На этой стадии на порядок выше объем капиталовложений.

Сколько времени занимает подготовительная стадия?

— Со стадии, когда запасы подсчитаны, до ввода в эксплуатацию проходит в среднем два с половиной года. Все зависит от местных факторов, наличия финансов плюс компании требуется провести эмиссию акций.

В Африке разведка

Где расположены крупнейшие месторождения золота?

— Самый крупный производитель золота в мире — Южная Африка, хотя ее показатели по добыче сокращаются. На втором месте — Австралия, за ней идут Канада, Перу и Мексика. Еще одна группа золотоносных стран находится на севере от Австралии: Индонезия и Папуа — Новая Гвинея. И, конечно, территория бывшего СССР, в частности, Россия и Узбекистан. Причем в Узбекистане добывают золото в одном, но гигантском по масштабам месторождении Мурунтау. Очень сильно подвинулся Китай, он приближается к Южной Африке с добычей 250-300 тонн в год. Это официальные данные — старатели были и будут всегда. Кроме учтенного статистикой золота, есть и неучтенное, но его количество не превышает 10% от официальных объемов.

Компании-золотодобытчики — это локальные компании, государственные или крупные корпорации?

— Мы недавно проанализировали развитие добычи золота в Западной Африке, рассмотрели девять стран, в которых есть месторождения и рудопроявления золота, а также работу 44 компаний, ведущих поиски, разведку и добычу золота в регионе. Территория Западной Африки сравнима с Украиной. Геологические различия, конечно, есть, но центральная часть нашей страны — так называемый Украинский щит — имеет много сходных черт с Западной Африкой.

Пример Западной Африки показателен: за последние 20 лет только в Гане добыча золота увеличилась в шесть раз. В 80-х годах в стране ежегодно добывали около 10 тонн золота, сейчас — 70 тонн. А объем инвестиций иностранных компаний, которые там работают, насчитывает около $2,5 млрд в год.

О местных субъектах предпринимательства на международных биржах информации нет. По нашим расчетам, на их долю приходится от силы 10% добычи в регионе. Так, в Мали учтенные нами компании добывают 47 тонн золота в год, а местные — около 3 тонн в год, или 6% от всей добычи. Но этих старателей огромное количество и, судя по отчетам компаний, они — люди бедные.

Наши исследования показали: из 1400 мировых компаний горнодобывающего профиля, в том числе специализирующихся на золоте, добычу ведут лишь 16%. Остальные занимаются поисками и разведкой. Нередко бывает, что сумма потраченных на поиск средств приближается к величине акционерного капитала разведчика. Правда, банкротство таких компаний — редкое явление: неудачливые поисковики обычно находят покупателя на проекты. Покупателями становятся крупные компании, они завершают проект и приступают к добыче. В Украине подобные сделки запрещены законом, но в других странах происходят сплошь и рядом.

А сама по себе разведка новых объектов может быть кому-то интересна?

— Разведывательный бизнес — весьма процветающая часть мирового минерально-сырьевого комплекса. Те самые 84% компаний, так и не приступивших к добыче, — это как раз игроки, которым интересна разведка новых объектов. Да, их активы и расходы в среднем на порядок ниже показателей добывающих компаний. Но в сумме это почти $3 млрд годовых расходов и более $10 млрд активов.

Смысл разведывательного бизнеса — создание добавочной стоимости. Компания получает поисковый проект по цене, скажем, в $1 млн и финансирует проведение геологоразведочных работ, которые существенно повышают степень геологической изученности проекта. В итоге растет стоимость проекта на выходе, иногда в десятки раз.

Судите сами: разрешение на геологическое изучение недр (поиски и разведка) дается на срок до 5 лет. Предположим, что речь идет о 10 проектах (разрешениях), которые получат 10 иностранных компаний. Каждая из них в год будет тратить условно $1 млн — может, меньше, но обычно инвестируют больше. За год экономика Украины получит $10 млн, за пять лет — $50 млн. Последняя цифра равносильна добыче примерно 3 тонн золота. Но ведь на самом деле ни грамма золота из недр никуда не денется, за исключением тех граммов, которые будут изъяты в процессе опробования для аналитических исследований. Между тем деньги инвесторов будут потрачены в Украине. К тому же государство получит дополнительную геологическую информацию по 10 проектам, которую иначе пришлось бы добывать самим, в том числе и за счет бюджета.

Захотят иностранцы свои проекты продать дороже, чем стоит разрешение на аукционе, — прекрасно, главное — чтобы государство с такой операции тоже получило определенный процент. А со следующей компанией, которая вознамерится объекты разрабатывать (а это разрешение сроком до 20 лет), уже можно будет иначе договариваться, оговаривая долю государства, через договоры о разделе продукции, через совместные предприятия и т. д.


Справка

Борис Малюк родился в 1959 году.

В 1981 году окончил геологический факультет Львовского университета, в 1984 году — аспирантуру Института геологии и геохимии горючих ископаемых АН УССР, в 1999-м — курсы геостатистики и экономики минерального сырья Парижской высшей горной школы. Доктор геолого-минералогических наук.

Карьера

1984-2002 гг. — Институт геологии и геохимии горючих ископаемых НАН Украины (Львов).

2002-2004 гг. — Украинский государственный геологоразведочный институт, ведущий научный сотрудник.

С 2004 г. — заведующий сектором мониторинга минерально-сырьевой базы Украины УкрГГРИ.

Вы здесь:
вверх